Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Несмотря на запрет, Telegram выживает в России — но надолго ли?

Бумажный самолётик над Москвой как символ безопасного мессенджера Telegram. Иллюстрация Тома Веннера. Использовано с разрешения

Мэр Хабаровска был возмущён, увидев мемы. 4 сентября Сергей Кравчук заявил в полицию на малоизвестный Telegram-канал за насмешки над собой и своими коллегами. Сделав это, он поддержал канал «Ворсин мемы», у которого тогда было лишь 114 подписчиков. На момент написания заявления у анонимного оппозиционного канала их насчитывалось почти 2100. Однако более важным является то, что Кравчуку не следовало пользоваться сервисом зашифрованных сообщений.

Дело в том, что Telegram в России должен быть заблокирован. В июне 2017 года Роскомнадзор приказал Telegram выполнить требование по передаче ФСБ ключей шифрования. После того как Павел Дуров, учредитель Telegram и «ВКонтакте», отказался это сделать, вынес постановление о блокировке Telegram (Дуров покинул Россию в 2014 году, когда его заставили передать «ВКонтакте» предпринимателям, связанным с Кремлём).

Тогда 18 апреля 2018 года Роскомнадзор указал российским интернет-провайдерам привести запрет в исполнение. Последовало фиаско: блокировка IP-адресов, используемых мессенджером, повлияла на работу десятков других сайтов. О перебоях в работе сообщили пользователи онлайн-сервисов от Google, Amazon и Spotify, а также других технологических гигантов. Но этим всё не закончилось: с проблемами столкнулись веб-сайты университетов, СМИ и даже самого Роскомнадзора. Даже Сбербанк отправил своим сотрудникам инструкции о том, как обойти блокировку. В итоге в конце месяца свыше 12 тысяч людей в Москве приняли участие в протестной акции против Роскомнадзора и в защиту цифровых свобод.

Спустя год с небольшим Telegram процветает, и у него примерно 14 миллионов пользователей. Роскомнадзор разблокировал IP-адреса, запрет которых причинял неудобства другим онлайн-сервисам. Госчиновники вовсю применяют приложение: в этом открыто признавался пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, а Маргарита Симоньян, главный редактор прокремлёвской новостной сети RT, — активный пользователь Telegram. К единому мнению по поводу блокировки российская политическая элита, видимо, не пришла [анг]. В сентябре уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова даже выступила против блокировки и призвала к «компромиссному» решению.

И в компромиссе есть смысл. В апреле исследование TGStat выявило, что 48% пользователей платформы в России не испытывали никаких проблем, связанных с доступом к Telegram, и у них не было необходимости использовать VPN (виртуальные частные сети) или искать другие пути. Только 5% опрошенных сказали, что абсолютно не могли получить доступ к Telegram, а оставшаяся часть делала это с помощью бесплатных или платных прокси-серверов или VPN. Так в чём же его популярность?

Со времени создания в 2013 году Telegram предлагает нечто больше, чем возможность обмена личными сообщениями. Его пользователи могут создавать общественные «каналы» или новостные ленты, где можно публиковать новости для десятков тысяч подписчиков. Эти каналы охватывают всё — от светских сплетен и фильмов до изучения языков, моды и, конечно, множества мемов. Важно отметить, что сейчас у многих российских новостных изданий есть собственные Telegram-каналы.

И хотя Telegram, возможно, не так безопасен, как многие считают [анг], доступность сквозного шифрования индивидуальных чатов (хотя эта функция не включена по умолчанию) привлекает влиятельных блогеров, журналистов и политических комментаторов, у которых есть что покритиковать, или же тех, кому нужно общаться с источниками без перехвата. Это блогер Илья Варламов, журналист Павел Пряников, который ведет канал «Красный Сион», Павел Чиков, директор российской правозащитной организации «Агора», Сергей Смирнов из «Медиазоны», Антон Орех из «Эха Москвы» (ведёт Antony Nut), писатель и публицист Oлег Кашин и радио-персона Александр Плющев (PLUSHEV). В 2017 году Кашин и Плющев попытались подать в суд на ФСБ за требования предоставить ключи шифрования от Telegram. Среди российской оппозиции и критично настроенных журналистов эта платформа более популярна, чем скомпрометированная «ВКонтакте», некоторых пользователей которой преследуют [анг] за политические высказывания онлайн.

Более того, возможность управлять каналами анонимно добавляет Telegram определённую интригу. У канала «Незыгарь», например, 250000 подписчиков, и он весьма горячо обсуждается в связи со спорами вокруг личности его владельца. Блогер «СталинГулаг», чья личность была разоблачена журналистами в 2018 году, также ведёт очень популярный канал. Некоторые анонимные политические каналы позиционируют себя как высокопоставленные источники с эксклюзивной политической информацией; так процветающий Telegram изобилует «чёрным пиаром» и поэтому не обязательно является объективным источником информации. Как показало расследование Proekt.Media, проведённое в декабре 2018 года, с момента запрета прокремлёвские пиарщики упорно пытаются проникнуть на платформу для дискредитации членов оппозиции, быстро распространяя дезинформацию среди каналов и выкупая некоторые из них. Как оказалось, Telegram был вполне способен достичь первого без помощи властей.

Как и в других случаях, когда правительство пыталось «прижать» коммуникационные платформы, использующие шифрование, российские чиновники, такие как, например, глава ФСБ Александр Бортников, попытались представить отказ Telegram сотрудничать как подарок террористам. И хотя есть доказательства того, что платформой пользуются ультраправые и исламистские экстремисты, эта линия аргументации встретила отпор со стороны многих пользователей Рунета. Популярный блогер Руслан Усачёв саркастически заметил:

Цинизм по поводу мотивов блокировки широко распространяется. Как написал [анг] Андрей Перцев на веб-сайте Carnegie Moscow в апреле прошлого года, запрет на Telegram политизировал многих россиян, поскольку государство вторглось в «серую зону» открытого выражения мнений, что очень важно для многих людей, которые не являются политически активными. Вместо обывательских разговоров и мемов, пишет Перцев, они активно обсуждают пути обхода запрета — развивая тем самым дискуссию о справедливости. Это важный момент в свете неоднозначного движения России к «Суверенному интернету», который станет законом 1 ноября.

Это означает, что запрет в России на Telegram крепко закодирован в более масштабный проект по обузданию RuNet. Соответственно, пока чиновники Роскомнадзора удивляются силе общественного противостояния запрету, они не сдаются. 8 октября глава организации Александр Жаров признал, что старая система блокировки неэффективна и объявил о том, что создаётся новая. «В течение года нам будет что вам сказать», заявил Жаров. Его коллеги из Министерства связи и массовых коммуникаций РФ не разделяют этот оптимизм. В комментариях в том же месяце заместитель министра Алексей Волин подверг сомнению эффективность блокировки и заверил россиян, что само по себе использование Telegram не является противозаконным.

Признание или поражение? Саркис Дарбинян, менеджер Роскомсвободы, российской негосударственной организации, борющейся за цифровые свободы, сказал RuNet Echo, что скептически относится к процессу запрета:

Неудача в деле блокировки Telegram — это, без сомнений, демонстрация правоприменительной импотенции российских властей. За прошедший год, что Telegram находится под запретом, стало очевидно, что Роскомнадзор и операторы связи абсолютно не готовы блокировать веб-сервисы и приложения, которая отказываются исполнять российские законы и сотрудничать с отечественными спецслужбами. Думаю, одной из причин принятия в мае 2019 года Федерального закона № 90-ФЗ, также известного как «закон о суверенном интернете», было желание лучше блокировать такие сервисы как Telegram.

Но мне кажется, это будет долгая игра в «кошки-мышки». Сервисы будут продолжать заниматься постоянной ротацией IP-адресов, прятаться за инфраструктурой гигантов вроде Google и Amazon, а также использовать возможности стеганографии для того чтобы мимикрировать свой трафик под что-то другое, что блокировать российские власти не решатся.

А пока будет продолжаться это техническое противостояние, я думаю ЕСПЧ уже рассмотрит и жалобу самого Telegram и жалобы пользователей мессенджера которые были поданы нами в рамках кампании «Битва за Telegram». Я не сомневаюсь в успехе дела. Вопрос доступа к шифрованным коммуникациям и права человека на использование криптографии сейчас актуален не только для России, но и для всего Совета Европы. И если Россия откажется соблюдать международные стандарты и исполнять решения ЕСПЧ, все это может обернуться для российских властей негативными санкционными и дипломатическими проблемами. 

Если Россия справится с запретом на Telegram, возникнет вопрос о том, какие соцсети будут под прицелом властей в следующий раз. В конце концов, Facebook и Twitter уже отказались выполнить требования Москвы [анг] разместить данные о серверах российских пользователях, базируемых в России.

Насколько Кремль готов взяться за технологических гигантов ради своего «суверенного интернета»?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо