Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Выборы в Японии привлекли внимание к проблемам людей с инвалидностью

Kimura Eiko and Funago Yasuhiko.

Недавно избранные депутаты партии «Рэйва Синсэнгуми» Эйко Кимура (слева) и Ясухико Фунаго (справа) готовятся к встрече с прессой. Надпись на скриншоте: «На данный момент члены Палаты советников сами несут расходы на индивидуальную помощь и уход». Источник: официальный канал телесети All-Nippon News Network (ANN) на YouTube.

[Все ссылки в тексте ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

[Прим. редактора: оригинал этой статьи был опубликован 1 августа 2019 года; некоторая информация может не соответствовать текущей ситуации.]

21 июля 2019 года в Японии прошли выборы на 124 из 245 мест в верхней палате японского парламента — Палате советников. Хотя правящая Либерально-демократическая партия (ЛДП) потеряла 9 мест, оппозиции не удалось занять желаемых позиций. Несмотря на то, что в Японии сохраняется политический статус-кво, июльские выборы привлекли внимание к проблемам, с которым приходится сталкиваться в повседневной жизни людям с инвалидностью.

Представители новой политической партии Эйко Кимура и Ясухико Фунаго были избраны в верхнюю палату японского парламента. У Кимуры церебральный паралич, её тело парализовано от шеи вниз, а Фунаго почти двадцать лет живёт с боковым амиотрофическим склерозом (БАС) — прогрессирующим неврологическим заболеванием, от которого постепенно атрофируются мышцы. Чтобы справляться с повседневными задачами, Кимуре и Фунаго требуется помощь сиделок, а передвигаются они с помощью инвалидных колясок с электроприводом.

Кимура и Фунаго были избраны по национальным спискам пропорционального представительства, а не по местному округу. Они участвовали в выборах как выдвиженцы от «Рэйва Синсэнгуми» — новой политической партии под предводительством Таро Ямамото, политика-популиста, которому в рамках голосования по системе пропорционального представительства удалось обойти остальных кандидатов по количеству голосов. Новая политическая партия получила два депутатских мандата и отдала предпочтение Кимуре и Фунаго, а Ямамото таким образом потерял своё место в парламенте, которое занимал до этого.

Препятствия, с которыми Кимуре и Фунаго пришлось столкнуться сразу же после избрания, наглядно демонстрируют повестку предвыборной кампании Кимуры: её слоган призывает «создать общество, в котором люди с инвалидностью станут его полноправной частью» (障害者が地域で生きられる社会に). Так, например, инвалидные коляски Кимуры и Фунаго слишком громоздкие для зала заседаний парламента.

Недавно избранные депутаты Эйко Кимура и Ясухико Фунаго не могут посещать заседания парламента, и не из-за проблем с доступом для инвалидных колясок. Они оба получают домашний уход для людей с тяжёлыми формами инвалидности, к которому у работающих граждан нет доступа (присутствие на заседаниях парламента считается работой). Проблема обсуждается.

По словам Майкла Пекитта — университетского преподавателя, представителя интересов людей с инвалидностью и автора Global Voices — размер колясок Кимуры и Фунаго является одним из показателей несостоятельности нынешней государственной политики в отношении людей с инвалидностью.

«Вопрос в том, что под „беспрепятственным доступом“, а точнее, „доступом для колясочников“ понимает японское правительство, — говорит Пекитт. — Например, по мнению правительства, номера отелей, где ширина дверных проёмов составляет 70-80 см, попадают в категорию „доступных“».

Пекитт считает, что официальные нормы, заданные в японском законодательстве, далеко не в полной мере охватывают интересы людей, пользующихся инвалидными колясками, и поэтому таким людям приходится постоянно сталкиваться с проблемами юридического характера.

Ко всему прочему, новоизбранные Кимура и Фунаго не могут самостоятельно нажимать кнопки, которые в парламенте используются для голосования, а их сиделок не допускают в палату. Депутатам также могут запретить посещать заседания парламента, поскольку технически они нарушают строгий дресс-код.

После выборов 21 июля парламентские комитеты быстро пообещали изменить ради них правила дресс-кода, а также позволить сиделкам сопровождать их на заседаниях. Кроме того, парламент почти сразу начал работу над обеспечением Кимуре и Фунаго физической возможности доступа в необходимые помещения.

Неясно, покроет ли японский парламент затраты на сиделок, чья помощь позволяет Кимуре и Фунаго делать свою работу — по подсчётам, это будет стоить 1,3 миллиона йен (12 000 долларов США) в месяц. До их избрания в июле Кимура и Фунаго получали субсидии на оплату сиделок по государственной страховке. Однако по правительственной схеме страхования трудоустройство Кимуры и Фунаго в качестве депутатов составляет «экономическую деятельность», что лишает их субсидий. Без помощи парламента им придётся финансировать повседневную заботу о себе, при этом исполняя роль избранных представителей.

Пока что парламентский комитет, ответственный за разработку и контроль над исполнением правил касательно приемлемых расходов депутатов, отказывает в компенсации расходов Кимуры и Фунаго на сиделок и собирается консультироваться с правительством в поиске решения проблемы.

Сложности, с которыми Кимура и Фунаго столкнулись при поиске финансирования для необходимой им поддержки, привлекают внимание к барьерам на пути других людей с инвалидностью в Японии, которые хотят присоединиться к рабочей силе.

«В целом, хотя на рабочем месте компания ответственна за личный уход за сотрудниками с инвалидностью, таким людям не просто найти принимающего работодателя», — сказал в интервью Global Voices Джош Грисдейл, рожденный в Канаде гражданин Японии и консультант по вопросам инвалидности, организовавший опрос о доступной среде в Японии по просьбе японского Агентства по туризму.

«Когда политики лучше познакомятся с реалиями трудоустройства для людей с инвалидностью, можно будет надеяться на изменение законов, которые помогут инвалидам больше участвовать в жизни общества», — добавил он.

Грисдейл говорит, что любое решение, которое снимет часть ноши затрат на уход с плеч работодателей и сотрудников, создаст более справедливую систему, которая поможет большему числу людей с инвалидностью стать частью рабочей силы.

По закону, 2,2 процента сотрудников японских компаний должны составлять люди с инвалидностью. Однако, хотя с каждым годом число сотрудников с инвалидностью растёт, меньше половины японских компаний сообщают о достижении цели в 2,2 процента. Более того, в 2018 году было обнаружено, что некоторые компании — включая 28 правительственных министерств и агентств — вероятно подгоняют или переоценивают число сотрудников с инвалидностью, что бросает тень недоверия на статистику.

«Наши два депутата пока не попали в парламент, но они уже делают (палату) безбарьерной средой, — заявил лидер партии «Рэйва Синсэнгуми» Таро Ямамото в интервью после выборов. — Даже если мы меньше, чем вторая партия в оппозиции, я думаю, что мы всё равно можем оказать значительное влияние».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо