Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Снизится ли повальная бедность в Афганистане после президентских выборов 2019 года?

Чернорабочий Мохаммад Ян Хусейни хотел проголосовать на президентских выборах в Афганистане, но не смог, так как аппарат для голосования не распознал его отпечатки пальцев. Фото Эззатуллы Мехрдада, использовано с разрешения автора.

[Все ссылки в тексте — на английском языке.]

Мохаммад Ян Хусейни, поденщик из Кабула, был намерен реализовать свои гражданские права. 28 сентября он рано утром пришел на избирательный участок, чтобы проголосовать на президентских выборах. Но что-то пошло не так.

Хусейни в свои 35 выглядит скорее на 50. Он носит ветхую одежду и поношенную обувь, каждый день борется за выживание в надежде получить хоть какую-то работу. В день выборов он несколько часов находился перед избирательным участком Марефат в центре Кабула. Простояв в очереди 30 минут, он наконец прислонил палец к биометрическому устройству, чтобы проголосовать. Машина не распознала отпечатки его пальцев.

«Ваш отпечаток недействителен, вы не можете голосовать», — сказал ему сотрудник афганской избирательной комиссии. Отказавшись принять ответ, Хусейни потребовал объяснений у старших на избирательном участке. И снова ему сказали, что он не может голосовать.

Биометрические машины были введены в Афганистане в прошлом году для предотвращения мошенничества. Однако, по словам Хусейни, произошедшее с ним 28 сентября и есть мошенничество. «Я уже чувствую себя бесправным, единственное, что я могу сделать, это проголосовать — говорит он. — Ситуация в стране крайне сложная: уровень безработицы, мошеннические выборы и война».

Афганцы изнурены затяжной гражданской войной, в которой ежедневно гибнут 50 человек. Не менее тяжким бременем является бедность: согласно опросу Gallup, опубликованному в 2019 году, 85 процентов афганцев говорят, что «страдают», и никто не говорит, что «процветает». Тот же источник сообщает, что 90 процентов афганцев едва сводят концы с концами на доходы домохозяйств, в то время как 57 процентов с трудом могут позволить себе еду.

Отчаянное желание что-то изменить заставляет таких людей, как Хусейни и 2,5 миллиона других афганцев, голосовать за человека, который будет управлять страной в течение следующих пяти лет. «Это последний день Ашрафа Гани [действующего президента, который также баллотируется на второй срок], — объясняет Хусейни. — Сегодня я пришел голосовать за своего кандидата».

Амина — 53-летняя мать, которая живет в арендованном на деньги сына доме — настроена схоже: «Я всегда голосовала на выборах. В этот раз я отдала свой голос в надежде на то, что наступит стабильность и безопасность в стране и люди смогут позволить себе еду».

Афганские женщины на избирательном участке Сайед-Шухада в Кабуле, во время президентских выборов 2019 года. Многие вернулись домой, не проголосовав, так как не нашли свои имена в списках избирателей. Фото Эззатуллы Мехрдада, использовано с разрешения автора.

Но не все женщины так удачливы, как Амина. Мохаммад Эйсак Арефи отвечал за избирательный участок Марефат, где пытался проголосовать Хусейни. Он признает, что в некоторых случаях имена женщин были занесены в мужские списки и наоборот. «Я действительно не знаю, почему так много технических неполадок, — сказал он, — но кажется, что эта большая проблема, связанная с избирательной комиссией».

Несколько других афганцев, решивших проголосовать, погибли. По самым скромным оценкам, в инцидентах, связанных с выборами, жертвами стали по меньшей мере 30 сотрудников служб безопасности и 10 гражданских лиц.

Что будет дальше?

Хотя избирательный процесс завершился 28 сентября, результаты выборов не обнародуют ранее 19 октября. В избиркоме не сообщили, сколько точно избирательных участков было открыто по всей стране, но заявили о значительном увеличении голосов между первым и вторым объявлениями о количестве проголосовавших. Это особенно актуально в свете обвинений в мошенничестве со стороны молодого правозащитника Джавада Завулистани. Он решил не голосовать и объясняет почему: «У меня нет никакого доверия к избирательной комиссии. Когда мой голос учитывается и уважается, он ценен. Но как гражданин я не хотел, чтобы мной манипулировала команда [нынешнего президента], которая решила предать нас».

Сообщалось также, что в то время, когда сотрудники избирательных комиссий подсчитывали голоса, талибы разрушили вышки телекоммуникационных компаний на севере страны, что лишило избирательные органы возможности обнародовать точные данные.

Неясность вокруг избирательного процесса усилилась еще и потому, что оба главных кандидата заявили о своей победе. Глава правительства Абдулла Абдулла и президент Ашраф Гани оба объявили себя победителями до того, как избирательная комиссия смогла подсчитать общее количество голосов. Оба кандидата оспаривали предыдущие президентские выборы 2014 года и претендовали на победу тогда по аналогичному сценарию.

Однако если разразится еще один политический кризис, последствия для таких людей, как Мохаммад Ян Хусейни, будут очень тяжелыми. Будучи отцом шестерых детей, Хусейни несет ответственность за средства к существованию почти десяти домашних хозяйств, в том числе его родителей. Цены на продовольствие постоянно растут: цена мешка риса теперь эквивалентна 35 долларам США, литр нефти — 15 долларам.

«Кто знает, что будет дальше, — говорит Хусейни. — 20 дней в месяц я возвращаюсь домой, ничего не заработав. В остальные дни я прихожу с 400 афгани [5 долларов США]».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо