Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Неправительственные организации Гонконга считают драконовским закон о запрете ношения масок во время протестов

Типичный внешний вид гонконгских протестующих. Фото: Мэй Джеймс/HKFP.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Данная статья была написана Крисом Чэном и опубликована на сайте Hong Kong Free Press 4 октября 2019 года. Статья публикуется на Global Voices в соответствии с соглашением о партнерстве.  

Власти Гонконга прибегли к Постановлению о чрезвычайном положении (Emergency Regulations Ordinance, ERO), чтобы ввести в действие закон о запрете ношения масок во время протестных акций.

Закон запрещает протестующим закрывать лицо во время протестных акций, как полностью, так и частично. Любой, кто наденет маску во время санкционированного митинга или марша, либо несанкционированного или несогласованного собрания, а также общественных беспорядков, может получить наказание в виде лишения свободы сроком на один год или будет обязан выплатить штраф в размере 25 000 гонконгских долларов (ок. 200 000 рублей). При этом закон не запрещает ношение маски на протестах, если это необходимо по профессиональным, религиозным, медицинским причинам или в силу исполнения служебных обязанностей.

Также, согласно закону, любой, кто не подчинится приказу полицейского снять маску, может быть приговорен к лишению свободы сроком на шесть месяцев и выплате штрафа в размере 10 000 гонконгских долларов (ок. 80 000 рублей). Закон включает в понятие «закрывать лицо» не только ношение маски, но и другие способы скрыть лицо, например, нанесение грима.

Закон вступил в силу в пятницу 4 октября, в полночь. Об этом было объявлено в тот же день на специальном заседании Исполнительного совета (фактически представляющего собой правительство Гонконга) главой администрации Кэрри Лэм.

«Решение принять закон против ношения масок не было простым, но оно необходимо в сложившейся на сегодня ситуации», — заявила Лэм.

Несмотря на принятие этого закона, в Гонконге «не введено чрезвычайное положение», добавила она.

На вопрос, было ли получено одобрение Пекина на такой шаг, Лам ответила, что для подобного решения «не требуется одобрения Центрального народного правительства, так как согласно принципу „Одна страна, две системы“ вопрос может быть урегулирован Гонконгом самостоятельно». Она также добавила, что ее визит в Пекин 1 октября был «очень коротким», и вопрос запрета ношения масок не обсуждался с китайскими властями.

Крупные чиновники правительства Гонконга. Фото: GovHK.

Чрезвычайные полномочия

Постановление о чрезвычайном положении (ERO) — документ, принятый еще в 1922 году, когда Гонконг был британской колонией — дает право главе администрации принимать любые решения в случаях «возникновения чрезвычайной ситуации или угрозы обществу». Это первый случай применения ERO со времен беспорядков, устроенных в 1967 году протестующими левых взглядов.

Лояльная Пекину газета Sing Tao Daily получила [кит] информацию из правительственных источников о том, что правительство ожидает от протестующих игнорирования закона, но надеется, что он окажет сдерживающий эффект на некоторых из них.

В Гонконге уже больше 17 недель не прекращаются протесты, спровоцированные вскоре отозванным законопроектом об экстрадиции. Демонстрации порой переходят в насилие, а протестующие расширили список требований, включающий среди прочего, призывы к демократии, привлечению полиции к ответственности и освобождению всех протестующих, арестованных с июня.

Новый шаг был сделан после 1 октября, когда полиция впервые с начала протестов применила оружие против демонстрантов, произведя шесть выстрелов. Выстрел одного из полицейских ранил 18-летнего учащегося в левое легкое. После этого районные протестные акции стали проходить каждый вечер.

Министр по вопросам юстиции Тереза Чэн заявила 4 октября, что в новом законе о запрете масок приняты во внимание гарантии прав человека, закрепленные законодательством Гонконга. Эти права, однако, не являются безоговорочными и могут быть сокращены.

Закон не ущемит права гонконгских граждан на свободу собраний, поскольку они по-прежнему могут пользоваться таким правом, если не надевают маски, добавила Чэн.

Чэн заявила, что закон «обеспечивает баланс» между соблюдением прав гонконгских граждан и необходимостью помочь полиции поддерживать порядок. Поэтому ограничения были «обоснованными» и законными. Лэм говорит, что применение ERO не означает, что в Гонконге введено чрезвычайное положение, отметив, что название закона вызвало некоторую путаницу.

В ответ на вопрос о том, относится ли запрет на ношение масок также к полицейским, министр по вопросам безопасности Гонконга Джон Ли заявил, что сотрудники полиции обязаны носить соответствующую защитную экипировку. «У нас есть способы идентифицировать сотрудников полиции, находящихся при исполнении служебных обязанностей», — добавил он в ответ на опасения, что полицейские могут попытаться скрыть свою личность.

«Драконовский закон»

Гражданский фронт по правам человека (The Civil Human Rights Front, CHRF) — объединение из 50 неправительственных организаций, выступившее организатором массовых протестов — назвал ERO драконовским законом колониальных времен. В CHRF считают:

Once invoked, the Carrie Lam government would be declaring the death of ‘One Country, Two Systems’, and that Hong Kong is now a colony under Mainland Chinese rule. This old severe colonial law must be abandoned to keep the government in check and stop it from persecuting Hong Kong residents.

If the anti-mask law, once applied, will threaten personal safety and the freedoms of expression and religion. The primary reason for wearing masks and industrial respirators is for protection from tear gas. It is also a political gesture. Without carefully examining practicalities, such laws would also impede religious practices that are under the protection of the Basic Law.

Прибегнув к нему, правительство Кэрри Лэм похоронит политику «Одна страна, две системы» и признает Гонконг колонией, управляемой континентальным Китаем. Этот допотопный, грубый колониальный закон нужно отменить, чтобы держать правительство под контролем и не давать им преследовать гонконгских граждан.

Закон о запрете ношения масок ставит под угрозу личную безопасность и нарушает свободы выражения мнения и вероисповедания. Основная причина, по которой люди надевают маски и респираторы, — защита от слезоточивого газа. Но это еще и политический жест. Без детального анализа практических аспектов закон будет ограничивать свободу религиозных практик, которые находятся под защитой Основного закона.

В CHRF также добавили, что после случаев применения полицией «чрезмерной и приведшей к гибели людей силы, именно полицейские должны снять маски и показать лица.

Также в CHRF отметили, что правительство должно реагировать на требования общества, вместо того чтобы ужесточать меры против протестов.

Активист Лестер Шум и «король пересмотра через суд» Кхуок Чхёккхинь (Kwok Cheuk-kin) заявили 4 октября, что они намерены подать судебный иск против запрета на ношение масок.

Тем временем, Софи Ричардсон, директор Human Rights Watch по Китаю, заявила:

Hong Kong authorities should be working to create a political environment in which protesters do not feel the need for masks—not banning the masks, and deepening restrictions on freedom of expression.

Chief Executive Carrie Lam needs to agree to an examination of excessive force by police and to resume the process toward universal suffrage. Additional restrictions are only likely to inflame tensions.

Вместо того, чтобы запрещать маски и усиливать ограничения на свободное выражение мнения, гонконгские власти должны создавать такую политическую обстановку, в которой протестующие не чувствовали бы необходимость скрывать лицо под маской.

Глава администрации Кэрри Лэм должна согласиться провести расследование чрезмерного применения силы полицией и возобновить движение к обеспечению всеобщего избирательного права. Введение новых ограничительных мер, вероятнее всего, только усилит напряжение в обществе.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо