Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Нигерии социальные предрассудки — самое большое препятствие для прав людей с инвалидностью, говорят активисты

В апреле 2014 года нигерийский врач Мариам Флоренс Ого осматривает 12-летнего ребенка, пораженного полиомиелитом, во время профилактического медицинского посещения необслуживаемого мобильного поселения в Манджекине, Адамава, Нигерия. Программа Transmission of Polio. Фото Мариам Флоренс Ого. Публикуется с разрешения через Flickr: CC BY 2.0.

Ирэн Патрик-Огбогу, 43 года, начала пользоваться инвалидной коляской семь лет назад. С этого момента она не раз сталкивалась с ограничениями в реализации своих желаний.

«Я не могу выходить из дома, как раньше, в общественных местах многое мне недоступно, и люди просто смотрят на вас с жалостью», — сообщила мне Патрик-Огбогу во время телефонного интервью 10 августа.

Сегодня в Нигерии к людям с любой формой инвалидности часто относятся с пренебрежением. Хотя новый закон, принятый в 2018 году, дает новую надежду, что для них будут созданы условия для участия в общественной жизни, нигерийцы с инвалидностью продолжают сталкиваться со множеством препятствий и плохим обращением, включая словесные оскорбления и сексуальное насилие, дискриминацию при трудоустройстве и ограниченный доступ к общественным местам и общественному транспорту.

Патрик-Огбогу — учредитель и директор Центра защиты прав людей с инвалидностью [анг] (DRAC), деятельность которого направлена на изменение отношения к инвалидности в Нигерии. Она также является одной из почти 27 миллионов нигерийцев, живущих с инвалидностью [анг]. Личный опыт притеснения и ограничения возможностей пробудил в ней стремление к переменам.

Со мнению [анг] правозащитницы Экаэтэ Умо, тяжелее всего изменить социальные стереотипы, поскольку наши действия обусловлены восприятием.

Дискриминация также угрожает правам человека с инвалидностью, влияя на возможность получения медицинских, финансовых и образовательных услуг. С этой проблемой борется #RampUpNigeria [Установите пандус Нигерия] — кампания в социальных сетях, организованная Блессингом Очейдо, активистом по защите прав людей с инвалидностью, которая призывает обратить внимание общественности на практически отсутствующий в Нигерии доступ для инвалидных колясок.

Здравствуйте @gtbank @gtbank_help Сегодня утром я был в вашем отделении Куто в Абеокуте, штат Огун, и меня обслужили за пределами банковского зала, потому что в здании нет пандуса, и через защитную тамбурную дверь тоже невозможно проехать. Это довольно печально. #RampUpNigeria

В других странах банкоматы имеют слоты для наушников и шрифт Брайля, чтобы люди с нарушениями зрения могут получить доступ к банковским услугам без посторонней помощи. В Нигерии, однако, немногие банкоматы имеют такие функции, а для людей в инвалидных колясках они слишком высокие. Рестораны, больницы и другие общественные места почти полностью недоступны для человека с особыми нуждами, хотя иногда вы можете обнаружить редкую церковь, где есть переводчик на язык жестов.

Эти столь необходимые, но труднодоступные общественные места затрудняют независимость инвалидов. И именно из-за этих структурных препятствий, отмечает Умо, а не из-за здоровья, инвалидность становится грузом, и отчуждение ощущается еще больше.

«Многие люди рассматривают инвалидность как проблему благотворительности, а не прав человека». — Экаэте Умо

Как и Патрик-Огбогу, Умо переболела полиомиелитом (полио) в 1980-х годах, когда вирусом заразились сотни детей по всему миру. И хотя Умо не использует инвалидную коляску, болезнь поразила мышцы одной ноги и она осталась заметно меньше другой.

Внутрисемейная дискриминация людей с инвалидностью

Умо говорит, что для нее защита прав инвалидов началась с просветительской деятельности внутри семей. «Я ходила в гости к семьям инвалидов и говорила им: „Посмотрите на меня! Разве со мной что-то не так?“ И помогала им понимать, что такое инвалидность». Еще обучаясь в университете, где для студентов с инвалидностью, причём не только физической, был отведен общий единственный корпус, она поняла важность работы с семьями инвалидов, обнаружив, что отношение родных — тоже часть проблемы.

«Родственники снижали и без того низкую самооценку [детей], живущих в этом обществе. Вы можете услышать о семьях, скрывающих родных [с инвалидностью], [некоторые] издеваются над своими детьми». — Экаэте Умо

Учитель глухих детей в Лагосе, который попросил не называть его имени из-за конфиденциального характера работы с семьями, сказал мне, что, когда глухие дети рождаются в обычной нигерийской семье, счастливчики оказываются на попечении учреждений, потому что родители не уверены, как заботиться о них — учителя даже усыновляют или удочеряют некоторых. Возможности же проживающих со своими семьями оказываются ограничены, у них никогда не получается научиться правильно общаться, что влияет на их развитие и еще более ограничивает их жизненный выбор.

Семейные и социальные предубеждения затрагивают людей из всех категорий инвалидности, но важным фактором является и гендер. Исследования показывают, что женщины с инвалидностью в 10 раз чаще [анг] подвергаются домашнему насилию, жестокому обращению и сексуальным надругательствам. Защитники прав женщин также забывают про женщин с инвалидностью, говорит Умо. Именно по этой причине и Умо, и Патрик-Огбогу особенно обеспокоены правами таких женщин.

Из всех предубеждений религиозные и культурные верования могут быть самыми ошеломляющими. CNN сообщает, что в Нигерии инвалидность часто считается сверхъестественным следствием зла или колдовства [анг], и в результате люди с инвалидностью часто оказываются изолированы или изгоняются из общества.

Первый шаг к обретению человеческих и юридических прав

Все активисты по защите прав людей с инвалидностью согласны с тем, что их усилия станут более плодотворными при поддержке законодательства.

23 января 2019 года президент Нигерии Мухаммаду Бухари подписал законодательный акт «О (запрете) дискриминации людей с инвалидностью» от 2018 года [анг], спустя почти 20 лет после того, как он был первоначально предложен [анг]. 

Закон создаёт комиссию, ответственную за обеспечение людей с инвалидностью «образованием, здравоохранением, социальными, экономическими и гражданскими правами». В соответствии с новыми законами, любой человек, дискриминирующий людей с инвалидностью в Нигерии, рискует получить штраф в размере «100 000 нигерийских найр [276 долларов США], или шесть месяцев тюремного заключения, или и то, и другое».

Умо объяснила, что это победа не только для людей с инвалидностью, но и для всей страны, ведь, таким образом, появится больше рабочих мест и возможностей для бизнеса. Одним из примеров является изготовление протезных конечностей [анг], которые помогают людям, перенесшим ампутацию, участвовать в общественной жизни с большим комфортом.

Умо руководит 19-летней некоммерческой организацией Family Centred Initiative For Challenged Persons («Инициатива помощи людей с ограниченными возможностями через семью»), которая занимается просвещением семей по вопросам инвалидности и выступает за изменения законодательства и в защиту прав девочек-инвалидов. Она предполагает, что законопроекту об инвалидности не уделяли внимания в течение стольких лет из-за печальной смеси недействующей судебной системы и социальных предрассудков. Огбодо-Патрик соглашается: «Однажды [законопроект] добрался до канцелярии президента; его отговорка заключалась в том, что в бюджете не было средств для реализации предложений законопроекта».

Human Rights Watch (HRW) отмечает, что до настоящего момента в отсутствии законов против дискриминации работодатели долгое время не уделяли должного внимания людям с инвалидностью. Теперь же работодателям, которые отклоняют кандидатуру соискателя на основании инвалидности, грозит штраф в размере 250 000 нигерийских найр (690 долларов США).

Патрик-Огбогу уверена, что новые законы улучшат положение людей с инвалидностью. С момента создания DRAC в 2011 году она работала с правительством над созданием перспектив для людей с инвалидностью, и за это время она пронаблюдала изменения в отношении и понимании. Идрис Агболуайе из DRAC говорит, что он также стал свидетелем изменений в отношении педагогов и сотрудников полиции к людям с инвалидностью, что облегчает им возможность реализации своих прав.

Новая надежда на вовлечение инвалидов в общественную жизнь

По словам Умо, цель — нормализовать инвалидность, что прекратит изоляцию и сегрегацию людей с инвалидностью. «Как будут дети понимать своих сверстников, если они не могут общаться [с ними]?» — спрашивает она.

Умо считает, что необходимо привлечь Министерство образования: «[Демократические] права для людей с инвалидностью должны быть включены в программу обществознания». Преподаватель глухих детей согласен, рекомендуя сделать язык жестов языком по выбору в нигерийских школах наравне с иностранными языками, например, французским. 

Патрик-Огбогу настаивает на необходимости общественного представительства для людей с инвалидностью, например, в сенате, в то время как Умо увлеченно говорит о необходимости сотрудничества между людьми с инвалидностью и их союзниками. Она считает, что с появлением всё большего числа государственных и частных организаций, выступающих за права инвалидов, барьеры — как внутренние, так и внешние, — заслоняющие возможности и создающие потолки, могут быть устранены.

Патрик-Огбогу подчеркивает, что законопроект об инвалидности — это прежде всего гласность и повышение видимости. «Это возможность для людей с инвалидностью быть принятыми такими, какие они есть: людьми с правами и способностью пользоваться своими правами человека».

Перевод: Мария Кувыркова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо