Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Президент Жаир Болсонару не единственный, кто защищает детский труд — состоятельные бразильцы тоже думают, что всё в порядке

Ребенок работает на свалке в Бразилии. Фото: Marcello Casal Jr, Agência Brasil, публикация разрешена с атрибуцией.

[Ссылки ведут на страницы на португальском языке, если не указано иного.]

Прямая трансляция выступления бразильского президента Жаира Болсонару 4 июля вызвала массовые споры о детском труде в бразильском Интернете. Болсонару проводит прямые трансляции через аккаунты в социальных сетях каждый четверг вечером с момента его вступления в должность в январе 2019 года.

На этот раз президент упомянул, что когда ему было 9 или 10 лет, он измельчал кукурузу и выращивал бананы на ферме своего отца, подчеркнув, что это «не причинило ему никакого вреда». Он также рассказал, как учился водить тракторы и пользоваться дробовиками в начале своей жизни, и закончил заявлением, что единственная причина, по которой он не будет вводить проекты, декриминализующие детский труд, состоит в том, «что его бы убили за это».

Согласно бразильскому законодательству, для детей младше 13 лет запрещены любые формы труда. К 14 годам детям разрешается работать в качестве подмастерий с запретом на ночные смены и опасные виды работ. Только подростки старше 16 лет имеют право подписывать контракты.

Хотя президент подтвердил, что не планирует внесения изменений в законодательство в ближайшее время, после его высказываний детский труд тем не менее стал темой активной дискуссии в бразильских соцсетях.

Федеральный судья Марселу Бретас, работающий над операцией «Автомойка» [анг] в Рио-де-Жанейро и называющий себя сторонником Болсонару, рассказал о собственном опыте работы в детстве в ответ на дискуссию, начатую сыном президента, федеральным депутатом Эдуардо Болсонару:

В возрасте 12 лет, в 1982 году, с подписанным контрактом, я начал работать в маленьком семейном магазине. У меня был рабочий день и задания, которые я должен был выполнить, и я с раннего возраста узнал о ценности минимальной заработной платы после месяца работы. Я очень горжусь этим!

Бия Кисис, бывший федеральный прокурор, а в настоящее время федеральный депутат от политической партии президента, также поделилась своими воспоминаниями:

Когда мне было 12, я делала бригадейро [бразильский десерт] [анг] и продавала в своей школе. Самое интересное, что мне это было не нужно, но я с удовольствием тратила эти деньги на оплату своих занятий теннисом. Я чувствовала себя творческой и продуктивной.

Этот опыт значительно отличается от того, что Международная организация труда (МОТ) [анг] определяет как «детский труд». Согласно МОТ, детский труд — это работа, «которая лишает детей детства, потенциала и достоинства, а также наносит вред их физическому и психическому развитию». К детскому труду также относится работа, которая «мешает получению образования».

Помогать бабушке сушить посуду раз в неделю — это не детский труд. А вот это он:

Класс и невежество

По данным Бразильского института географии и статистики (IBGE), в настоящее время в стране работают 2,5 миллиона детей и подростков, от 5 до 17 лет. Прокуратура заявляет, что каждый год получает около 43 000 жалоб, связанных с детским трудом.

Бедность является основной причиной детского труда, утверждает бразильский экономист Моника де Болле в популярной теме Twitter. Она говорит, что хотя работающие дети помогают малообеспеченным семьям выжить в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе это препятствует продуктивности и экономическому росту страны, ставя под угрозу социальное развитие.

Países que mais utilizam trabalho infantil tendem a ser os mais pobres do mundo, o que os prende em armadilha de pobreza e subdesenvolvimento.

Страны, которые в наибольшей степени используют детский труд, также, как правило, являются беднейшими. [Детский труд] заманивает их в ловушку нищеты и отсталости.

Де Болле также утверждает, что хотя в краткосрочной перспективе детский труд, как представляется, помогает уменьшить неравенство, в долгосрочной перспективе он способствует ему, так как заманивает детей и взрослых в цикл бедности. Она также отмечает, что есть доказательства того, что детский и неоплачиваемый труд усугубляет проблему гендерного неравенства.

Споры в сети показали что в Бразилии разные социальные классы по-разному понимают, что означает «труд». Официальный Twitter-аккаунт of Tortura Nunca Mais [«Пытки Никогда Снова»], правозащитная группа образовавшаяся после окончания поддерживаемой США военной диктатуры (1964-1985), пишет:

Общая деталь, которую имеют гордые свидетельства людей, «работавших» в детстве это то, что их работа была связанна с семейным бизнесом (маленький магазин, компания отца и т.д.). Это больше похоже на домашние обязанности чем на настоящий детский труд.

На этом снимке фотографа Жуана Роберту Риппера, сделанном в 1990 году, мальчик работает на угольной шахте на ферме в Рибас-ду-Риу-Парду, штат Мату-Гросу-ду-Сул. Если вы думаете что борьба против детского труда должна помешать вам продавать шоколад, чтобы платить за уроки тенниса, то вы ничего не поняли.

Неправильное представление о детском труде, разделяемое значительной частью бразильского общества, связано с отсутствием знаний о его негативных последствиях, утверждает прокурор Патрисия Санфеличи, которая работает с законодательством по охране труда, в своем интервью новостному изданию UOL. Санфеличи координирует деятельность рабочей группы прокуратуры по борьбе с детским и подростковым трудом и эксплуатацией. Она говорит:

A alternativa adequada e justa para a criança será sempre a educação e o cuidado que ela merece. A gente não pode pensar de outro modo. A Constituição brasileira assegura proteção integral, absoluta e prioritária da infância. Se a gente entende que a infância deve ser protegida, a gente deve protegê-la como um todo.

Подходящей и справедливой альтернативой для ребенка всегда будут образование и забота, которую он заслуживает. Мы не можем думать иначе. Бразильская конституция гарантирует полную, абсолютную и приоритетную защиту детства. Если мы понимаем, что детство должно быть защищено, мы должны защитить его полностью.

Перевод: Александр Фокеев

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо