Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Узаконить применение марихуаны в медицинских целях — петиция в парламент Тринидада и Тобаго

Активистка Назма Мюллер (на фотографии вторая слева) и другие сторонники легализации марихуаны у здания парламента Тринидада и Тобаго в городе Порт-оф-Спейн, 31 июля 2019 года. Фото Жанин Мендес-Франко, публикуется с разрешения.

[Все ссылки ведут на сайты на английском языке, если не указано иное.]

Назма Мюллер  основательница Карибского общества по борьбе за справедливость и ярая сторонница [рус] легализации марихуаны в Тринидаде и Тобаго. Уже давно девушка считает просто немыслимым тот факт, что Министерство здравоохранения Тринидада и Тобаго никогда не следовало изменениям, внесённым в Закон об опасных наркотиках, принятый в 2000 году. Данный закон предусматривает получение лицензий на выращивание, ввоз, вывоз, продажу и распространение марихуаны и регулирует «использование, покупку, продажу или право собственности на любые опасные наркотики в медицинских либо научных целях».

Читайте подробнее: Trinidad & Tobago set to decriminalise marijuana

В 2006 году сообщество Мюллер создало петицию с требованием к правительству легализовать использование марихуаны. В 2018 году петиция, на сегодняшний день набравшая почти 12 000 подписей, была передана премьер-министру, доктору Киту Роули. Позже в правительстве ответили, что объявление марихуаны вне закона утратит силу уже в июне 2019 года, однако этого так и не случилось.

Подобная задержка побудила Мюллер разместить на портале YouTube видеоролик с призывом к населению поддержать её и выступить 31 июля 2019 года с протестом у здания парламента страны. «Люди, которым марихуана нужна, не могут получить к ней доступ», — пояснила она:

On the eve of Emancipation, the parliament is being recalled to discuss the Bail Amendment Bill to deal with the crime situation. We cannot deal with crime without dealing with ganja.

Накануне Дня отмены рабства парламент отложил обсуждение поправок к закону «О залоге», чтобы уладить ситуацию с преступностью. Мы не разберёмся с преступностью, пока не разберёмся с марихуаной.

Недавно в Тринидад и Тобаго резко возросло число убийств. Так, был застрелен мужчина, по слухам являющийся наркодельцом.

В своём видео Мюллер призвала отменить действующие ограничения, касающиеся марихуаны, что может снизить количество насильственных преступлений. По её словам, «пришло время миру, любви и исцелению вернуться в Тринидад и Тобаго». Активистка хочет изменить характер публичных дебатов вокруг марихуаны, называя её «лекарством».

Мюллер заявила, что, затягивая с вопросом легализации марихуаны, правительство «играет жизнями».

Активистка Назма Мюллер держит плакат с надписью: «Раковым больным конопляное масло нужно сейчас». Фото: Жанин Мендес-Франко, публикуется с разрешения.

31 июля я пошла к зданию парламента пообщаться с Мюллер. Она и небольшая группа людей собрались перед ограждением Международного Центра на Набережной в столице Тринидада и Тобаго, городе Порт-оф-Спейн. Маленький коллектив борцов за отмену закона о марихуане тихо стоял среди других групп с иными требованиями. Был слышен лишь их африканский барабан. Музыкант настойчиво выбивал ритм сопротивления накануне Дня отмены рабства.

Мюллер с группой сторонников использования марихуаны с плакатами в руках объясняли свои доводы: «Конопля — растение. Если они запрещают коноплю, то могут запретить и чеснок!».

Жанин Мендес-Франко (ЖМФ): Почему это так важно?

Nazma Muller (NM): This is important because there are a lot of people complaining that they have relatives with Stage 3, Stage 4 cancer and everybody has now realised that cannabis oil helps. So, while the government is saying wait until September [for them] to bring the legislation, that means a lot of people are going to die [in the interim] and suffer until this legislation is passed. And then, once it's passed, to be enforced, to be enacted, to be ratified, takes some time.

So what we're saying is, the legislation for medical marijuana already exists in Trinidad; we're asking the MPs [Ministers of Parliament] to bring a motion to enact the legislation.

Назма Мюллер (НМ): Это важно, потому что у многих есть родственники на третьей и четвертой стадии рака, и все они понимают, что конопляное масло им помогает. Поэтому, пока правительство говорит [им] подождать до сентября, когда легализуют марихуану, это означает, что [за то время], пока утвердят легализацию, множество людей будут страдать и умрут. А ещё после того, как законопроект будет принят, на его вступление в силу, исполнение и ратификацию потребуется ещё какое-то время.

Поэтому мы говорим, что легализация медицинской марихуаны в Тринидаде и Тобаго уже есть. Мы лишь просим парламентариев выдвинуть предложение о том, чтобы легализация вступила в силу.

ЖМФ: Как по-вашему, почему в министерстве здравоохранения не смогли воплотить в жизнь выдачу людям лицензий на использование марихуаны в медицинских целях?

NM: Mr. [Terrence] Deyalsingh and Mr. Fuad Khan […] are still in the parliament and have a right to answer that question, because we asked Mr. Khan to write the regulations when he was health minister and he pretended he didn't know what we were talking about. We actually have correspondence from the legal adviser to the Ministry of Health that says yes, that is actually correct, that legislation does exist. You can see it; it's online, so I don't understand why Mr. Deyalsingh is not writing the regulations and giving people licenses to import oil and to produce oil and to grow ganja. This is a right that people have and […] at this point we are very sure about the science, so we're saying, please stop delaying and give people a chance to heal.

НМ: Господа [Терренс] Деялсинг и Фуад Кхан […] до сих пор в парламенте и должны ответить на этот вопрос. Когда мистер Кхан был министром здравоохранения, мы попросили его разработать соответствующие правила, но он сделал вид, что не понял, о чём мы. При этом у нас имеется переписка юридического консультанта с министерством здравоохранения. В министерстве подтверждают, что мы правы, что подобный закон есть, и его можно увидеть, он в сети. Поэтому я не понимаю, почему мистер Деялсинг не пишет правила о выдаче людям лицензий на импорт масла, на производство масла и выращивание конопли. Это право, которое есть у людей и […] в сложившейся ситуации мы уверены, что наука на нашей стороне [рус], поэтому мы просим прекратить откладывать с легализацией и дать людям шансы на исцеление.

JMF: Вы связали законопроект о залоге, который будет рассматривать парламент, с преступностью, заявив, что легализация марихуаны — неотъемлемая часть данного законопроекта.

NM: Yes, because so many institutions are being affected by these laws. The Ministry of National Security, the judiciary, the prison service, the Trinidad and Tobago Police Service … everyone's resources are being misused to enforce a law [for a practice] that hurts no one, including the person who's using it, because we're seeing that it has medical benefits.

НМ: Да, ведь эти законы затрагивают столько институтов: министерство национальной безопасности, судебную систему, службу исполнения наказаний, полицию Тринидада и Тобаго … ресурсы всех этих служб не используются для того, чтобы исполнять [на практике] закон, который не вредит никому, в том числе человеку, который использует марихуану. Мы ведь видим, что она способна лечить.

Группа борцов за легализацию марихуаны обращается с петицией к парламенту страны и поднимает ввысь флаг Тринидада и Тобаго, 31 июля 2019 года. Фото Жанин Мендес-Франко, используется с разрешения.

ЖМФ: А почему они тянут с решением?

NM: I think time was spent trying to find a way to lock down the cultivation so that when licenses are given out, they will be given out to people who they can tax. I think the lockdown will continue. I think the police are going to be used in the future to enforce this new legislation that's coming to ensure that nobody else but the person who gets the license produces cannabis. I think all this time is being spent to close all the loopholes that would allow traditional farmers, the Rastafari [from producing cannabis]. I was told that's what the draft legislation contains.

НМ: Думаю, много времени ушло на попытки взять под строгий контроль культивацию марихуаны, чтобы когда лицензии начнут предоставлять, выдавать их людям, с которых правительство сможет взимать налоги. Не сомневаюсь, данный процесс ещё не завершён. Думаю, в будущем, когда легализация будет осуществлена, к контролю будет привлечена полиция, чтобы удостовериться, что марихуану не выращивает никто, кроме тех, у кого есть лицензии. Мне кажется, в настоящее время ликвидируются дыры в законодательстве, которыми могли бы воспользоваться обычные фермеры растафари [чтобы выращивать марихуану]. Как мне сказали, именно такие положения содержатся в законопроекте по легализации.

ЖМФ: Но вы его ещё не видели?

NM: No, which is an issue in itself, because we took so long, with so many consultations, trying to find out what it is the people want…you'd think you would show them the draft legislation so that any concerns will be dealt with, and when it comes to parliament it will pass sooner.

НМ: Нет, что само по себе является проблемой. Ведь чтобы понять, чего именно хотят люди, нам потребовалось столько консультаций, и ушло так много времени… Кажется, что вы предоставите законопроект по легализации, предусматривающий решение всех проблем, и когда он попадёт в парламент, то пройдёт там быстро, но это не так.

ЖМФ: Хотелось бы сравнить текущее положение дел в нашей стране с ситуацией на Ямайке. Там марихуана больше не вне закона, но она также и не легализована.  И я знаю, что многие мелкие фермеры баллотируются в  правительство. В Тринидаде и Тобаго всё, как на Ямайке, или же у нас свой путь?

NM: The Jamaican government has said they're bringing something called the Alternative Development Programme for traditional and Rastafarian farmers, but that, to me, is not working either, because you're still trying to control what is produced and they're putting regulations in place that are prohibitive. It's too expensive: They want walls, fences, barbed wire, security cameras — and this is also what Trinidad and Tobago is famous for — finding ways to make things exclusive. We call it “all-inclusive”, but it's actually exclusive — to keep certain people out and keep the profits within a certain sector. It has not worked for Jamaica, in the sense that certain people are making a lot of money, they have the licenses [but] I'm not seeing a lot of jobs being created. I'm still seeing the small man hustling to sell a 50-bag, a 100-bag in Jamaica — and still at risk of being prosecuted for selling.

In Trinidad, we have to take into consideration what is happening all over the world and apply it to our situation: We are on the shoulder of South America; we are a trans-shipment point, so we need to deal with the fact that it's so easy to get Venezuelan and Colombian kush into Trinidad. And what it is doing is draining our foreign exchange [so] what we're concerned about is the cultivation, that it remains local, [that we] create employment, and that local people benefit.

НМ: В правительстве Ямайки заявили, что внедряют некий комплекс мер под названием Программа альтернативного развития для обычных фермеров и фермеров-растафари. Однако, на мой взгляд, эти меры также неэффективны, ведь вы всё ещё пытаетесь контролировать то, что производится, а они налагают запреты. Это очень дорого, так как они хотят стены, заборы, колючую проволоку, камеры видеонаблюдения. Тринидад и Тобаго славится подобным: здесь ищут способы сделать уникальным буквально всё. Мы зовём эти способы «всё включено», однако на деле это эксклюзив для избранных. Ведь именно так выглядит стремление не пускать в бизнес обычных граждан и оставлять прибыль в определенном секторе экономики. На Ямайке это не сработало. В том смысле, что отдельные граждане, имеющие лицензии, делают большие деньги, [однако] я не наблюдаю роста числа рабочих мест. Я всё ещё вижу, как мелкие торговцы, шныряют по улицам в попытке продать пятидесятиграммовый пакетик (стограммовый на Ямайке) и рискуют быть обвинёнными в торговле наркотиками.

Мы в Тринидаде и Тобаго должны принять во внимание всё, что происходит в мире, и попытаться применить это к нашей ситуации. Мы — верхушка Южной Америки, перевалочный пункт, и нам нужно учитывать, насколько легко ввести в Тринидад высококачественную марихуану из Венесуэлы и Колумбии. В результате происходит наплыв иностранной валюты, [поэтому] мы беспокоимся о разведении именно местной марихуаны, [чтобы] создавались рабочие места и местное население осталось в выигрыше.

ЖМФ: И каков же следующий шаг?

NM: I have a meeting with [Attorney General] Faris Al-Rawi on Friday [August 2]. He had called me and asked me to come to have a meeting with him so he could show me what the problem is and why this is taking so long, but I would like to speak to him about licenses for people. A lot of people have contacted me about the oil, so that is my next step. That's our focus: to keep the pressure on to save lives, whatever it takes.

НЗ: В пятницу [2 августа] у меня встреча с [генеральным прокурором] Фарисом аль-Рави. Он позвонил мне и попросил встретиться, чтобы разъяснить, в чём заключается проблема и почему на её решение требуется столько времени, но я бы хотела поговорить с ним о лицензиях для жителей. Со мной на связь вышло много людей. Все они спрашивали о конопляном масле, так что это и станет моим следующим шагом. Мы сосредоточимся на главном: будем настаивать на спасении жизней, чего бы это не стоило.

В репортаже тринидадской газеты «Newsday» от 2 августа генеральный прокурор заявил, что законопроект о легализации марихуаны сегодня поступит на рассмотрение в комиссию по конституционному контролю и кабинет, скорее всего, рассмотрит документ на следующей неделе. По его словам, парламентарии должны основательно проработать аспекты, касающиеся снятия судимости с заключённых, отбывающих тюремные сроки за использование марихуаны. Аль-Рави заявил, что Мюллер имеет право бороться за свою инициативу в рамках конституции Тринидада и Тобаго и добавил, что «это не просто тот случай, когда требовалось принять закон и этот закон был принят».

Легализация — это один вопрос, но закон, регламентирующий особенности использования марихуаны в медицинских целях, уже принят. Мюллер просит его применять.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо