Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Возмущения в Москве после того, как кандидаты оппозиции не были допущены до местных выборов

Полиция блокирует вход в местную избирательную комиссию в Москве, где местные жители собрались для того, чтобы своим протестом поддержать оппозиционные партии, чьи кандидаты не были допущены к выборам. Из видео SotaVision «Народ вышел в Москве» в YouTube.

Русскоязычные соцсети наводнены видеороликами, в которых люди требуют, чтобы их подписи были признаны действительными. Флэшмоб в режиме реального времени под тэгом #Допускай стартовал после того, как несколько кандидатов оппозиции, которые рассчитывали на участие в сентябрьских выборах в Мосгордуму, не были допущены городской избирательной комиссией.

Почему эти подписи имеют такое значение? Чтобы попасть на местные или так называемые выборы мэров, независимые кандидаты должны набрать от пяти до десяти процентов подписей депутатов городского совета в процедуре, известной, как «муниципальный фильтр». Критики этого бюрократического барьера рассматривают его, как попытку не допустить к участию в выборах нежелательных конкурентов. В последние годы критика затронула даже председателя Центральной избирательной комиссии Эллу Памфилову. В феврале российские власти объявили о снижении верхнего порога фильтра, но критики считают, что лишь полная его отмена может способствовать рождению настоящей конкурентной политики.

Участник протеста в Москве держит в руках щит в поддержку регистрации независимых кандидатов оппозиции. Фото Марка Беннеттса.

В Москве всё выглядело так, словно несколько таких кандидатов пройдут фильтр, вынуждая тем самым проправительственных кандидатов участвовать в напряжённой гонке. (Интересно, что кандидаты, аффилированные с правящей партией «Единая Россия», в этом голосовании участвуют как независимые кандидаты. Соответственно, они тоже должны подчиняться тем же правилам, но, видимо, у них не возникло таких проблем с подписями).

Когда же муниципальный фильтр не сработал, вмешались «графологи», назначенные государством, и нашли заведомо абсурдные причины для того, чтобы признать недействительными сотни подписей. Эта тактика не нова, она была также использована на муниципальных выборах в Москве в 2014 году. Но в этот раз её масштаб огромен.

Четырнадцатого июля независимый депутат Дмитрий Гудков назвал признание подписей недействительными «ещё одним фильтром» и отметил, что «времени на его преодоление катастрофически не хватает». Гудков, который также надеялся участвовать в выборной кампании в Москве, в своем Telegram-канале призвал кандидатов собрать письменные подтверждения людей, чьи подписи были признаны недействительными. Некоторые кандидаты от оппозиции, и в их числе Константин Янкаускас, открыли страницы на своих сайтах, позволяющие местным жителям проверить, были ли их подписи признаны недействительными, побуждая их подтвердить свою поддержку.

Известные лидеры российской оппозиции, многие из которых имеют отношение к Фонду борьбы с коррупцией Алексея Навального, не были допущены к выборам. Среди них бывший независимый депутат Дмитрий Гудков, лидер либеральной оппозиции Илья Яшин, а также Любовь Соболь — адвокат и лидирующая фигура в организации Навального (Соболь объявила голодовку в знак протеста против решения избирательной комиссии 14 июля).

За последние несколько дней тысячи протестующих, не побоявшись дождя и полиции, собрались на Трубной площади в Москве с требованием регистрации независимых кандидатов оппозиции и встречи с Валентином Горбуновым, главой Московской избирательной комиссии.

Но их голоса были практически проигнорированы. Илья Яшин, один из влиятельных российских оппозиционных политиков, пишет:

Всё, меня официально снимают с выборов. Основание: превышение брака в подписных листах. Все наши аргументы были просто проигнорированы. Отказались рассматривать письменные заявления граждан, подтвердивших свои подписи. Даже выслушать избирателей, пришедших на заседание, не стали: их просто не пустили.

Представитель Мосгоризбиркома Дмитрий Реут скалился: «Ну откуда мы знаем, может, вы их мотивировали? Оснований не верить экспертам нет». Ну то есть если эксперт говорит, что вы вносили данные в подписной лист не сами, то вы просто не имеете шансов доказать обратное. Мнение эксперта важнее заявления самого избирателя.

— Ilya Yashin, Facebook, 15 July 2019

Даже подписи крупных публичных деятелей были признаны недействительными. Яшин отдал свою подпись в поддержку Дмитрия Гудкова, бывшего независимого депутата Мосгордумы. Как сообщает журнал «Сноб», подпись Яшина была аннулирована на основании того, что дата подписи не была указана им самим.

Поступило несколько сообщений о рукописных перечнях подписей и дат, которые были неверно внесены в базу избирательной комиссии. Иван Жданов, адвокат Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального а также независимый кандидат в Москве, доказывает в Twitter, что эти описки были сделаны намеренно, приводя пример с отчеством «Владимировна», записанном как «Владимимровна».

Александр Замятин, местный политик и редактор журнала «Русское Зеркало», журнала о социальном неравенстве в России [анг], отметил следующее:

Странные истории всплывают в Санкт-Петербурге, где в сентябре должны состояться губернаторские выборы. Местная газета «Фонтанка» сообщила о том, что 15 подписей в поддержку кандидата от оппозиционной партии «Яблоко» были признаны недействительными на основании того, что кандидаты написали фразу «политическая партия» с маленькой буквы. Независимый кандидат Ирина Фатьянова поделилась следующим случаем:

Елена Русакова, участвующая в московской кампании 37-го района, даже написала в Facebook о том, что подпись Виктора Шейниса, одного из авторов российской Конституции, была объявлена избирательной комиссией недействительной. Когда известный социолог Григорий Юдин обнаружил, что его подпись в поддержку Русаковой оказалась «несуществующей», он поделился следующими экзистенциальными размышлениями:

С моим несуществованием можно было бы как-то смириться. Я бы постепенно привык к тому, что все вокруг смотрят мимо меня и театрально шагают сквозь меня, когда я протягиваю руку. Однако вместе со мной нет ещё моей мамы, сотен моих соседей по округу и десятков тысяч других москвичей. Все мы – призраки. We are the nobodies.

Так вот, как московский призрак я хочу сказать, что всё это могло произойти только по одной причине. Потому что кто-то сверху сказал «чтобы вот этих кандидатов на выборах не было, а как вы будете это решать, меня не волнует, и больше ко мне с этим не приходите». И как всегда бывает в таких случаях, такая команда ровно в таком виде была спущена до окружных избиркомов, которые получили её в последний момент и решили действовать как придётся. А поскольку все подписи были настоящими, то им пришлось объявлять живым людям, что их нет.

— Greg Yudin, Facebook, 17 July 2019

Юдин потребовал, чтобы мэр Москвы Сергей Собянин встретился с «несуществующими» москвичами и объяснился с ними. Похоже, это довольно распространенное пожелание. Иван Курилла, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, пришёл к выводу, что социальные протесты последних лет не были забыты и что движение оппозиции 2019 года имеет совсем другой, более решительный характер, чем в 2011 году.

И это ощущается всеми: молодые политики идут на обострение, власти ужесточают позицию, отбрасывая видимость законности, – все это из-за все более различимого гула в “зрительном зале”.

— Ivan Kurilla, Facebook, 16 July 2019

 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо