Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Казахстан — в середине политического переходного периода. Юмор в соцсетях — тоже

Просто одна из множества шуток про нового президента Касым-Жомарта Токаева. Широко распространено.

Касым-Жомарт Токаев — новый президент Казахстана, по крайней мере, на бумаге. Но в интернете к нему относятся совершенно иначе по сравнению с прославленным и защищённым Конституцией предшественником. 

Аналитики годами советовали бывшему лидеру страны Нурсултану Назарбаеву, занимавшему этот пост три десятилетия, запустить процесс передачи власти, но когда Назарбаев в марте объявил, наконец, о своей отставке в эфире государственного телевидения, это всё равно стало для всех неожиданностью.

Его верный союзник, 78-летний Токаев, бывший министр иностранных дел, вступил в должность уже на следующий день.

12 июня, всего через три дня после победы на досрочных выборах, сопровождавшихся самым мощным протестом, которые видела страна за последние годы, Токаев повторно прошёл инаугурацию.

Власти торопятся, потому что за три десятка лет под Назарбаевым народное терпение окончательно истощилось. По данным министерства внутренних дел, 4 000 человек были задержаны с 9 по 13 июня. Политический враг Назарбаева Мухтар Аблязов, живущий во Франции, призывал к протестам в этот период. 

Но не только Аблязов — волдемортоподобная фигура на политическом небосклоне Казахстана — приходит чиновникам в ночных кошмарах.

10 июня Ринат Заитов, весьма популярный поэт и музыкант, призвал к отмене результатов выборов и объявил о желании устроить вечеринку на импровизированном митинге. Впоследствии Ринат был задержан.

Сторонники добились его освобождения, а затем начали несанкционированный марш вокруг крупнейшего города Казахстана, Алматы, что спровоцировало массовую реакцию полиции.

Затем были наблюдатели за голосованием.

Беспрецедентное число местных наблюдателей, приготовившихся внимательно следить за выборами, говорит о пробуждении гражданского сознания, чего не наблюдалось во время предыдущих выборов, по которым, как на горных лыжах, скользил Назарбаев в 90-е годы. 

На многих избирательных участках, где присутствовали наблюдатели, результаты Токаева и формального кандидата от оппозиции Амиржана Косанова были очень близки.

Но окончательный подсчёт голосов подарил Косанову только 16%, тогда как Токаев набрал более 70%.

Тот факт, что Косанов безоговорочно принял эти результаты и признал легитимность выборов после объявления итогов, одобренных правительством, заставил многих граждан почувствовать, что на самом деле кандидата от оппозиции и не существовало.

Немного Бората для затравки

Победа Токаева предполагалась с того момента, как он заявил о своём участии в досрочных выборах, которые были назначены им в апреле, после «консультации с Елбасы». Елбасы — конституционный титул Назарбаева, который переводится как «лидер нации».

Но Токаеву не достаёт авторитета Назарбаева, равно как и специальных законов, которые ограничивали и ограничивают публичную критику в отношении первого президента и его семьи.

Токаев для многих — лишь временный персонаж — факт, который свежеиспечённый президент так горячо отрицает, — а также особа, над которой можно как следует посмеяться.

В числе шуток, появившихся в предвыборный период, — множество сравнений Токаева и Бората, главного героя культового фильма Саши Барона Коэна, высмеивающего Казахстан. Выпущенный в 2006 году фильм «Борат» был моментально запрещён в Казахстане.

Впрочем, этот запрет не помешал стильной букве «V» с постера предвыборной кампании Токаева обратиться в имеющее сомнительную славу «манкини» Бората.

Постер кампании Токаева обещал «Благополучие для всех!».

Борат всё ещё преследует режим Казахстана, столь пекущийся о своём имидже.

Обвинения в плагиате — обычное дело для предвыборных кампаний в Средней Азии. Токаев не исключение из правил. Некоторые задавались вопросом, могли ли быть все эти столь важные  «v» украдены, к примеру, у сети британских супермаркетов Savers.

Изображение взято со страницы Facebook журналистки Асем Жапишевой.

Сигнал бедствия?

Токаев, бывший глава сената, оказался у руля благодаря конституционной позиции «второго в очереди» в тот момент, когда действующий президент подал в отставку.

Однако Назарбаев сохранил все значимые титулы и влияние на государственную политику, включая место председателя правящей партии и пожизненное членство во всемогущем совете безопасности.

Назарбаев (слева), его дочь Дарига Назарбаева (справа) и Бердыбек Сапарбаев (в центре) наблюдают за инаугурацией Токаева. Сетяне шутят над тем, что они выглядят совершенно не впечатлёнными.

Это привело к циркулирующим подозрениям, что Токаевым просто заткнули брешь, поставив на ответственную позицию, но не дав власти, и что теперь он стал своего рода заложником этой ситуации.

Восприятие Токаева как весьма жалкой фигуры усилилось во время его инаугурации, когда многие отметили, что его церемониальный поцелуй флага был похож скорее на попытку высморкаться.

Назарбаев догадался, как это правильно провернуть, во время своей инаугурации в 2015 году.

Поцелуй флага Токаевым выглядит более чем странно.

Фотография со «сморкающимся» Токаевым оказался впоследствии в подборке стикеров президента в Telegram — в связке со соответствующим смайликом.

У Токаева есть собственная подборка стикеров в приложении Telegram.

Адвокат Джохар Утебеков написал в Facebook, что поцелуй флага можно воспринимать как «сигнал бедствия».

Символ мини-кампании в соцмедиа — #FreeTokayev (#ОсвободитеТокаева).

Подумай о полиции

От ареста [анг] пары активистов, которые держали плакат во время публичного марафона, и до утрамбовывания сотен людей в полицейские фургоны в день выборов, — полиция была весьма занята переходным процессом в Казахстане.

Некоторые из тех, кого хватали на улицах с 9 по 13 июня, были просто прохожими, включая этого велосипедиста, отца-одиночку и тренера по борьбе, который стал своего рода героем в социальных сетях.

Сочувствую бедному парню, которого арестовали только за то, что он сегодня отказался отправиться домой другой дорогой в Алматы (Казахстан) — полиция страшно нервная нынче.

Но, как и новый президент, казахстанское полицейское государство больше не пугает людей, как раньше.

Пользователь Twitter @dr_kerimbekov опубликовал серию фотографий, высмеивая задержания.

Умирая в Нур-Султане

Любой театр абсурда нуждается в саундтреке. Авторитарной передаче власти в Казахстане прекрасно подходит песня «Я умираю в Нур-Султане».

Нур-Султан — столица Казахстана, ранее известная как Астана, но переименованная в честь Нурсултана Назарбаева вскоре после первой инаугурации Токаева.

Песенка, придуманная авторами Опиа и Киса в колесе, улавливает чувство усталости молодёжи по поводу окостеневшего режима и, в то же время, сохраняет иронический юмор, освещающий этот период политического маневрирования.

Это мой газ и моя нефть
Из путей для нас здесь только смерть
Я так пытался найти смысл жизни, но не смог
Чёрт бы побрал алматинский смог
Скорей свяжите вы меня уже на площади
Мои слова так много значат, но не слышно их
Вывешу и напишу на своём чистом плакате на мосту
Мой Елбасы, отпусти меня из этого рая
Я умираю в Нур-Султане.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо