Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Повесть о двух родителях: грузинский драг-исполнитель о враждебности, принятии и том, как научиться любить жизнь

«Я горжусь тем, что стал тем, кто я есть, и не сдался», — говорит Драго. (Тамуна Чкареули / OC Media)

Далее следует версия партнёрского материала Тамуны Чкареули, первоначально опубликованного на сайте OC Media.

Драго — сценический псевдоним, который он предпочитает использовать в целях безопасности, — 17-летний мальчик из Рустави. Он визажист, фотомодель и драг-исполнитель. Куда бы он ни шел, куда бы он не пошел, его встречают осуждающими взглядами — открыто одетый в женскую одежду, с окрашенными волосами и косметикой, другой реакции он и не ждет. Он говорит, что его мужество быть самим собой исходит от его матери, которая всегда поддерживала его на этом пути.

«У меня было много разных интересов с тех пор, как я был маленьким мальчиком. У меня всегда были длинные волосы, я дружил с девочками и никогда не хотел участвовать в мальчишеских играх. Были попытки изменить меня — в основном, они исходили от моего отца, но я всегда сопротивлялся».

«С этим сопротивлением я вырос. Я помню, как однажды он пытался подстричь мне волосы, пока я спал, но я проснулся, и он ничего не мог сделать. Он отвел меня на бокс и купил боксерские перчатки, но это тоже не сработало».

«Мой отец иногда поджидает меня на улице и просит хотя бы одеваться «нормально». Но я не хочу скрывать того, кто я. И так ведет себя не только он, но и другие родственники мужского пола. Для собственной безопасности я прекратил все отношения с дядей и дедушкой».

Драго часто пользуется микроавтобусом для передвижения по Рустави. Две недели назад мужчина с улицы ударил сидящего в автобусе Драго и попытался убежать. (Tamuna Chkareuli/ OC Media)

«Моя мама — единственный луч света в моей жизни. Она всегда была рядом со мной и до сих пор поддерживает меня, несмотря ни на что. В моем детстве она всегда противоречила моему отцу и защищала меня, а теперь, спустя годы, все наоборот. Я часто защищаю маму, когда люди говорят ей гадости — это случается часто. Большинство из этого исходит от моего отца, но, к счастью, последние четыре года мы живем отдельно, и я чувствую себя свободно».

«Мой отец из-за моей идентичности хотел лишить нас квартиры в Рустави и выгнать из дома меня и мою мать, но благодаря поддержке «Движения за равенство» [правозащитная группа за права квиров] мы выиграли дело в суде».

«Теперь мы намного счастливее. Я счастливый человек, и у меня есть все, что мне нужно, благодаря моей маме. Я мечтаю поехать за границу и стать профессиональным визажистом, и она поддерживает эту идею. Конечно, сначала ей не нравилось то, что я делал. Но у меня достаточно приличный доход от моей работы, и ей нравится, что я независим.

«Мне было всего 13 лет, когда я впервые позвонил в полицию»

«В школе через некоторое время все приняли меня на удивление хорошо. Они хорошо меня знали, и никто не был агрессивен по отношению ко мне. Я был первым, кто стал одеваться по-другому в школе, и из-за этого надо мной издевались, но физического насилия никогда не было. Я думаю, они понимали, что я знал о своих правах и что я всегда бы защищал их».

«Мне было всего 13 лет, когда я впервые позвонил в полицию — они [нападавшие] пытались снять с меня некоторые из моих личных вещей, которые выглядели иначе. С тех пор мне приходилось вызывать полицию почти каждый год».

«Мама была человеком, который научил меня самому важному: я должен уметь выживать самостоятельно. Бывают ситуации, когда мне никто не поможет, кроме меня самого».

«Последнее нападение произошло около двух недель назад, когда я сидел в микроавтобусе, и мужчина снаружи ударил меня и попытался убежать. Я собрал контакты свидетелей, вышел на улицу и сфотографировал номер машины и запомнил лицо нападавшего. Позже я смог опознать его, и теперь он собирается предстать перед судом».

«Истинный родитель любит своего ребенка, кем бы он ни был»

«Я хотел бы иметь семью в будущем, а также растить своего ребенка и принимать его, несмотря ни на что. Истинный родитель любит своего ребенка независимо от того, кто он. Мой отец не является настоящим родителем для меня, и мне не стыдно так говорить».

«Мои одноклассники, друзья и люди в моем районе в Рустави также знают кто я и помогают мне. Они знают меня лучше, чем мой отец. Я горжусь тем, что стал тем, кто я есть, и не сдался. У меня есть несколько родственников, которые разделяют эту точку зрения, в том числе муж одной родственницы моей матери, который искренне беспокоится о моей безопасности».

«17 мая [Международный день борьбы с гомофобией, трансфобией и бифобией] он попросил меня пойти на пикник с ними, чтобы я был в безопасности. Кстати, моя мама не так сильно боится. В обществе многое изменилось к лучшему, и у нас есть надежда».

Направляясь на встречу со своими адвокатами, Драго говорит, что уверен, что закон будет на его стороне. (Тамуна Чкареули / OC Media)

«Самый важный день для квира»

«17 мая — для меня день борьбы с ненавистью. Это день, когда мы держимся вместе, и я чувствую, что это самый важный день для квиров. К сожалению, этот прекрасный день был украден [Грузинской православной церковью] и стал днем чистоты семьи. Ну, я хотел бы сказать им, что наши семьи тоже чисты, и мы можем присоединиться к ним в их праздновании».

«Я бы сказал тем, кто хочет поговорить со своими семьями, но боится — наберитесь смелости и сделайте первые шаги. Если вы сделаете это осторожно, у вас есть неплохой шанс быть принятым. Но это также зависит от родителя. И я не думаю, что у родителя обязательно должно быть «современное мышление». В любви к своему ребенку нет ничего современного».

1 комментарий

  • Konstantin Ioseliani

    у подобного рода социальных прецедентов существует очень сильная философская подоплека. Но пока в обществе царицей наук будет математика, а не так, как было в лучшие времена истории человечества – философия, это будет проблемой.
    Мы все своими культурами выросли из библейских законов и правил. И мусульмане и христиане и язычники. Законы у всех так или иначе основаны на “не убей, не укради” и т.д.
    Гомосексуализм в Библии осужден Богом как неподобающее поведение.
    И тут – вилы. Богом, а не людьми. Но парадокс сегодня в том, что люди, осуждающие гомосексуализм по сути равняют себя с Богом. Что есть симптом очень тяжелого душевного заболевания.
    Я могу думать, что место гомосексуалиста в аду, буквально следуя Книге пророка. Но если я хоть чем-то покажу эти свои мысли, осуждая публично гомосексуализм, мое место будет в том же аду, только уровнем ниже.

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо