Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Вам действительно нужно учить японский, чтобы жить в Японии?

Japanese learning materials

Руководства по изучению японского языка и словари для обучающихся. Фотография Невина Томпсона.

В последних числах апреля рубрика книжного обозрения газеты The New York Times опубликовала твит, который вызвал взрыв общественного негодования и споров о том, действительно ли необходимо изучать японский язык иностранцу, длительное время проживающему в стране.

В твите приводилась ссылка на рецензию в The New York Times новой книги Пико Айера [англ], «Свет осени». Айер — известный писатель, эссеист и автор книг о путешествиях, который последние двадцать пять лет периодически живёт в Японии.

Спор затрагивает вопросы об ориентализме и о том, как Япония традиционно изображается западными писателями, о положении женщин в межкультурных браках и неоплачиваемом труде, на который часто полагаются мужчины, родившиеся за границей, просто для того, чтобы прожить в Японии, и иерархии, существующей в сообществе иностранцев в Японии.

По словам издателя Айера [англ], новая книга должна стать «масштабным исследованием истории и культуры Японии и трогательным размышлением о скоротечности, смертности и горе».

Хотя он прожил в Японии 25 лет, Пико Айер не собирается изучать японский язык, кроме поверхностных фраз, потому что говорит, что нуждается в тайне и «ощущении открытого пространства в жизни, в чем-то, что компенсирует чувство знакомого».

Маловероятно, что многие люди в Twitter действительно читали рецензию на книгу Айра в New York Times. Большинство из 290 с лишним ответов на оригинальный твит, так же как и ряд диалогов между «Twitter'ом иностранных граждан в Японии», были посвящены тому, что Айер так и не научился говорить по-японски, несмотря на то, что прожил в стране очень долгое время.

Другие комментировали анонимность «японской жены» Айера, которая, предположительно, следит за тем, чтобы у Айера не было проблем с жизнью в Японии.

Другими словами, он ведет жизнь вечного малыша, неспособного, как взрослый, общаться со всеми вокруг себя. Хорошо, что его жена позаботится обо всем, что нужно сделать, чтобы действительно жить здесь.

Как иностранец, который часть года живёт в Японии и потратил значительное количество времени на изучение японского языка и попытки «стать своим» в этой стране, я также был раздражен твитом New York Times Books. Я оставил несколько комментариев в Twitter, выразив свое отвращение к предполагаемому отношению Айера к Японии, хотя я обычно воздерживаюсь от публичной критики других писателей и жителей Японии. Сообщество иностранцев, долго живущих в Японии и активных в социальных сетях, довольно мало, а число иностранных резидентов, пишущих о стране, еще меньше. Пренебрежительное замечание может привести к вражде в социальных сетях, конца которой нет.

Кроме того, существует небольшое, но значительное число иностранных резидентов в Японии (некоторые из которых натурализовались и стали японскими гражданами), которые преследуют журналистов, ученых и других писателей, имеющих «ошибочные» мнения о Японии. Это токсичная культура, с которой я как автор статей про Японию для Global Voices знаком на собственном опыте и частью которой я не хочу становиться.

И все же я оставил комментарии в разных местах, выразив раздражение мнением Пико Айера.

Почему отказ Пико Айера учить японский вызывает такой гнев? Одна причина может быть в том, что почти все уроженцы Запада — не японцы, — которые проводят время в Японии, испытывают как чувство выполненного долга при овладении простыми навыками, как чтение расписания поездов или заказа по меню ресторана, так и чувство презрения к другим иностранным посетителям или жителям, которые этого не сделали.

Не у всех иностранных резидентов, долго живущих в Японии, есть время и энергия для овладения японским языком, что помогает тем из нас, кто может говорить и читать по-японски, чувствовать своё превосходство (хотя в иерархии иностранцев в Японии всегда есть тот, кто достиг еще более высокого уровня владения японским, чем вы, и поэтому может чувствовать своё превосходство ещё больше).

Много времени и усилий от уроженца Запада требует и налаживание жизни в Японии. Помимо изучения примерно 1 800 китайских иероглифов и овладения 10 000 слов, иностранные жители Японии должны стать почти экспертами по бесконечному числу предметов, включая этикет, налоговое законодательство, историю, еду и важность постоянного ношения карманного платка (в общественных туалетах почти никогда не бывает бумажных полотенец для сушки рук).

Выполнение нелегкой работы по приспособлению и созданию жизни в стране приводит к некоему чувству принадлежности к стране и культуре: «Как можете вы знать что-нибудь о Японии? Вы даже не знаете правил, регулирующих агитацию на муниципальных выборах!» (Это настоящее замечание, которое я недавно получил от давно живущего здесь иностранца, пытавшегося поставить меня на место.)

В том, как «давние жители» реагируют на то, что другие пишут о Японии, есть какой-то защитный механизм. Заезженная пластинка западных СМИ регулярно сообщает о том, что японцы не занимаются сексом, или как разрушенные атомные электростанции на Фукусиме отравляют Тихий океан [англ], а затем почти одержимо высмеивается и опровергается в Twitter и Facebook.

Пользователь Twitter @deivudesu спародировал сложную социальную иерархию иностранцев в Японии в широко распространившейся диаграмме, которая, несмотря на ироничность, показывает, насколько важен статус.

Who looks down on whom in Japan

«Кто на кого смотрит свысока в сообществе иностранцев в Японии». Изображение предоставлено пользователем Twitter @deivudesu, использование без разрешения запрещено.

Тем не менее, чем больше трудно добытых уроков мы извлекаем об этой стране, тем больше некоторые из нас осознают, насколько обыденной является жизнь в Японии на самом деле. Специализированные шоколадные батончики Kitkat, торговые автоматы, храмы дзен-буддистов, а также отели-капсулы и поезда, которые ходят вовремя, — это всего лишь фоновый шум, к тому же совершенно непримечательный. Факсимильные аппараты всё еще регулярно используются во многих странах мира [англ], и не только в Японии. На самом деле достаточно просто [англ] стать частью казалось бы изолированной культуры.

Вам действительно нужно учить японский, чтобы жить в Японии? Как и всё в жизни, правильный ответ на этот вопрос для каждого свой. В конце концов, независимо от того, где в мире вы живете, каждый сам решает, является ли жизнь обычной, богатой разнообразием или таинственной.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо