Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как узбеки полюбили приложение Telegram — и как он изменил их жизнь

В Узбекистане прощаясь с другом обычно говорят «gaplashamiz» или «telefonlashamiz». В переводе это означает «давай ещё как-нибудь поговорим» или «созвонимся». Однако сейчас узбеки всё больше говорят друг другу «telegramlashamiz»: спишемся в Telegram.

Telegram — самый распространенный мессенджер в Узбекистане, и для многих людей он по сути узурпировал саму идею интернета.

На момент написания статьи Telegram занимал второе место по загрузкам на iOS в Узбекистане после Instagram. На Android он занимал второе место после Share (см. скриншоты выше и ниже)

Telegram — приложение, созданное российским предпринимателем Павлом Дуровым и впоследствии заблокированное властями его родной страны — позволяет пользователям отправлять личные сообщения своим контактам, создавать групповые чаты и вести микроблог или «канал».

Низкий расход энергии и дружелюбный интерфейс сделали приложение самым крупным источником информации в Узбекистане.

В настоящий момент существует несколько телеграм-каналов на узбекском языке, которые входят в 20-ку крупнейших. Их затмевают только каналы на фарси, большинство пользователей которых живут в Иране, где мания на Telegram началась уже давно.

Самый большой канал на узбекском языке по количеству подписчиков — Kanallani Dodasi, что в переводе означает «лучший канал». У него 810 тысяч подписчиков, что равно 2,5% от населения страны.

Причиной быстрого роста использования мессенджеров в целом по Узбекистану стал резкий скачок цен на мобильные коммуникации в 2013 году. Тогда власти ввели так называемый налог на номера, обязывающий операторов мобильной связи платить налог за каждого абонента.

Некоторое время узбекистанские пользователи искали спасение в различных мессенджерах, прежде чем остановились на Telegram, версия для Android у которого вышла только в конце того года.

Сарафанное радио и личные рекомендации помогли стимулировать популярность сервиса, в котором администраторы делились рецептами блюд для здорового питания, решениями проблем в школе или советами по открытию бизнеса.

Тем временем чаты стали центром для горячих дискуссий.

Если раньше важные проблемы узбекских сообществ решались за длинными столами с чашкой чая и миской плова, то теперь они обсуждаются в Telegram. Мессенджер пока ещё не сместил узбекскую махаллю — соседскую общину, но уже туда внедрился и кажется, останется там надолго.

Одним из главных преимуществ Telegram в стране с медленным интернетом [анг] является то, что платформа довольно экономична с точки зрения потребления трафика по сравнению с другими мессенджерами.

Другим преимуществом является относительно неплохое шифрование данных. Это и было причиной, по которой Роскомнадзор заблокировал сервис в прошлом году, после того как Telegram отказался выдавать ключи шифрования. Узбекские иммигранты, работающие в России, входят в число сотен тысяч пользователей, которым пришлось обратиться к инструментам для обхода блокировки.

А на их родине государство пока не попыталось подвергнуть приложение цензуре, при том что такие социальные сети, как Facebook, были заблокированы в октябре 2017 года больше чем на год. Фактически потеря скорости и ненужное потребление трафика, вызванные использованием VPN для обхода блокировки Facebook, резко остановленной в январе 2019 года, и послужили причиной перехода многих известных блогеров в Telegram.

Тот факт, что власти позволили сервису так быстро вырасти, может вызывать недоумение.

В конце концов, Telegram — это магнит для запрещенного контента в Узбекистане, например, порнографии. Возможность сохранения анонимности пользователей сделала приложение центром сквернословия, троллинга и всего плохого, с чем ассоциируются интернет. Изобилует ориентированный на местных кликбейт.

Важнее, вероятно, то, что Telegram стал форумом для политических дискуссий беспрецедентного уровня, и это в то время, когда сама страна перешла к чуть более мягкой версии авторитарного правления после смерти бессменного лидера Ислама Каримова в 2016 году.

Очевидный пример можно было наблюдать осенью прошлого года, когда в сети появилась фотография с фермерами, которых принудили стоять в канаве перед чиновниками за плохой урожай.

Telegram помог распространить новости об унижениях фермеров региональными властями. Фотошироко распространено в публикациях местных СМИ.

Telegram стал основным очагом недовольства после публикации этой фотографии. Пользователи призвали Зоира Мирзаева, заместителя премьер-министра, который наблюдал за осуществлением наказания вместе с региональными чиновниками, постоять в канаве самому. По сети гуляли фотографии с пользователями Узбекистана, стоящими в канаве в знак солидарности с фермерами, и псевдореклама высоких водонепроницаемых резиновых сапог — «лучшее средство от злых чиновников».

Впоследствии Мирзаев был уволен президентом Шафкатом Мирзиёевым, который подчеркнул роль чиновников в качестве слуг народа.

Но в сервисе ощущается и государственное присутствие  Вдобавок к бесчисленным проправительственным аккаунтам и ботам, официальные органы и даже пресс-служба Мирзиёева — свыше 250 000 подписчиков — имеют свои каналы.

Наконец, Telegram становится центром экономической активности.

Как в Instagram и YouTube в других странах, самые популярные блогеры стремятся активно увеличивать численность своей аудитории и монетизировать контент — а в последнее время ряд магазинов распахнули виртуальные двери в Telegram.

Крупные узбекские компании, такие как мобильный оператор связи Ucell, тратят значительные суммы на поддержку рекламы через каналы с большим числом подписчиков. Один пост с рекламой на канале с 50 000 подписчиков сейчас стоит 24 доллара.

Telegram пускает свои корни в Узбекистане всё глубже и глубже, и теперь его не назовешь минутной прихотью. Сервис, который приобрёл популярность в стране почти по чистой случайности, теперь является зеркалом меняющейся нации.

В ранней версии статьи было неверно указано, что блокировка Facebook в Узбекистане продолжалась с октября 2018 года до января 2019 года. Блокировка началась в октябре 2017 года.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо