Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Выдворенная китайская алмазодобывающая фирма тихо возвращается в Зимбабве

Секретная взлетно-посадочная полоса была построена на алмазном месторождении, захваченном армией Зимбабве в 2007 году. Зимбабве уже давно борется с добычей алмазов иностранными компаниями. Фото Aristocrat's Hat через Flickr CC BY-NC-ND 2.0.

[Все ссылки ведут на источники на английском языке, если не указано иного].

По словам экспертов по природным ресурсам, тихое возвращение ранее изгнанной китайской горнодобывающей компании Anjin Investments на алмазные месторождения, расположенные в восточной части Зимбабве, вызывает опасения по поводу эксплуатации ресурсов страны под администрацией президента Эммерсона Мнангагвы.

Государство восстановило лицензию Anjin после сильного давления на Хараре со стороны Пекина, и компания начала добычу в начале этого месяца.

Возвращение Anjin на алмазные месторождения Маранге: невидимая сторона Зимбабве на повестке дня в бизнес-среде.

История эксплуатации алмазных месторождений компанией Anjin

Anjin Investments является совместным предприятием китайского строительного гиганта Anhui Foreign Economic Construction Group Co., Ltd (AFECC) и Matt Bronze Enterprises, созданного Министерством обороны Зимбабве и Вооруженными силами Зимбабве.

Правительство бывшего президента Роберта Мугабе в 2016 году запретило Anjin Investments и другим алмазодобывающим компаниям разработку месторождений, расположенных в Маранге, из-за обвинений в неуплате налогов.

Маранге — это богатая алмазами область, расположенная в 400 километрах к востоку от столицы Хараре в провинции Маникаленд.

Офис генерального аудитора и парламент Зимбабве отметили, что Anjin Investments никогда не предоставляла финансовую отчетность для учета операций по добыче алмазов.

Согласно парламентскому докладу, в период с 2010 по 2015 год Anjin добыла около 9 миллионов каратов, что принесло доход в размере около 332 миллионов долларов США. Из этой суммы 62 млн. долларов США поступили правительству в виде роялти, а 86 млн. долл. США были потрачены на корпоративную социальную ответственность.

Вместе с тем из-за своих военных связей Anjin Investments построила военный колледж стоимостью 98 миллионов долларов США.

Anjin Investments была одной из семи компаний, которым было разрешено работать на алмазных месторождениях Маранге до консолидации шахт в 2016 году.

Среди других компаний — Mbada Diamonds, Diamond Mining Corporation, Jinan Investments, Marange Resources, Kusena и Gye Nyame. Правительству принадлежат 100-процентная доля в Marange Resources и 50 процентов в других шести алмазодобывающих предприятиях в Маранге.

Эти компании были вынуждены объединиться, чтобы создать Зимбабвийскую консолидированную алмазную компанию (Zimbabwe Consolidated Diamond Company — ZCDC), но Anjin отказалась от этого шага.

Слияние отрицательно повлияло на Anjin и Jinan, что вызвало негодование китайских властей, которые расценили этот шаг как посягательство на право собственности и нарушение инвестиционных соглашений, которые компании заключали с правительством.

Оно также привело к общему ухудшению отношений между бывшим президентом Робертом Мугабе и китайцами, которые были его «друзьями при любой погоде».

Игнорирование нарушений прав человека

Когда Anjin покинула Маранге, она уволили сотни рабочих, не выплатив им оставшуюся зарплату и выходное пособие. Сотрудники обвинили компанию в расизме и жестоком обращении с работниками.

По словам Фарая Магуву, директора Центра по управлению природными ресурсами (CNRG), Anjin недавно набрала десятки сотрудников в деревне Чибуве при содействии местных советников, которых попросили подобрать людей для выбора компании:

Lack of transparency regarding the return of Anjin, therefore, raises these questions, who authorized them to mine in Marange? Why were formal government institutions overlooked?

Anjin joins ZCDC, which has also been plundering Marange and committing horrific human rights abuses without any tangible benefits to the community.

Таким образом, отсутствие прозрачности в отношении возвращения Anjin поднимает эти вопросы кто разрешил им добычу в Маранге? Почему официальные государственные учреждения упускаются из виду?

Anjin присоединяется к ZCDC, которая также грабит Маранге и совершает ужасные нарушения прав человека без каких-либо ощутимых выгод для общества.

Деревня Чибуве расположена в Маникаленде, недалеко от Маранге, в глубине долины Саве.

Омен Дубе, директор по добыче в провинции Маникаленд, выразил неосведомленность о присутствии здесь Anjin, когда его попросили прокомментировать этот вопрос.

Онесмо Мойо, постоянный секретарь Министерства горной добычи и развития горнодобывающей промышленности, также заявил, что не в курсе дела, сообщив, что Anjin не имеет разрешения быть в Маранге. Мойо сказал:

Anjin is one of the companies we are in discussions with but no decision had been made on their return.

Anjin  одна из компаний, с которыми мы ведем переговоры, но по их возвращению не было принято никакого решения.

Возвращение Anjin Investments в Маранге правительство Зимбабве заявляет о неведении

Повторится ли история?

Действия правительства по переизбранию Anjin Investments, а также российской компании «Алроса», в качестве двух иностранных компаний для добычи алмазов, поднимают красный сигнальный флажок для тех, кто борется с коррупцией и нарушениями прав человека в Зимбабве.

Хотя китайцы поддерживают тесные связи с Зимбабве, в случае Anjin Investments правительство должно ставить национальные интересы на первое место, отмечает Мукасири Сибанда, специалист по вопросам экономического управления Ассоциации экологического права Зимбабве (Zimbabwe Environmental Law Association ZELA):

How can a company mine diamonds from 2010 to 2015 and fail to produce audited financial statements, a basic integrity requirement?

Как компания может добывать алмазы с 2010 по 2015 год и не подготовить аудированную финансовую отчетность, что является основным требованием добросовестности?

По данным Quartz Africa, за период с 2005 по 2016 годы половина китайских инвестиций за рубеж пришлась на добывающий сектор. Треть этих средств поступила в Африку, где наибольшее количество китайских шахт находится в ЮАР, Замбии, Зимбабве и Демократической Республике Конго.

Горнодобывающий сектор является основной движущей силой китайских инвестиций в Зимбабве и, по сути, в остальной части Африки.

Алмазные копи и в самом деле были источником растущей обеспокоенности Китая по поводу политики национальных интересов, проводимой режимом Мугабе, которая требовала 51% местного участия в иностранном бизнесе.

Центр по управлению природными ресурсами (Centre for Natural Resource Governance CNRG), осуществляющий контроль и надзор за природопользованием и базирующийся в Хараре, заявил, что Китай должен гарантировать, что его компании в Зимбабве, в частности Anjin, соблюдают зимбабвийские законы и получили социальные лицензии от местных сообществ, где они намереваются вести добычу.

Магуву также говорит:

It is also important for China to ensure its companies are transparent and accountable to the local populations and the government of Zimbabwe.

Для Китая также важно обеспечить прозрачность и подотчетность своих компаний перед местным населением и правительством Зимбабве.

Anjin Investments скоро вольет 20 миллионов долларов США, чтобы возобновить добычу алмазов. Ожидается, что на полную мощность добыча развернется к концу мая 2019 года.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо