- Global Voices по-русски - https://ru.globalvoices.org -

Когда Алжир попадает в заголовки газет, франкоязычные и англоязычные СМИ освещают события по-разному

Категории: Ближний Восток и Северная Африка, Алжир, власть, выборы, гражданская журналистика, международные отношения, политика, СМИ и журналистика
[1]

Протестующие в городе Блида, Алжир, 10 марта 2019 года, Фетхи Хамлати. Используется с разрешения, CC BY-SA 4.0.

*Примечание редактора. С момента публикации этой статьи президент Алжира Бутефлика официально покинул свой пост.

16 февраля 2019 года в Алжире начались протесты граждан против выдвижения действующего президента Абдельазиза Бутефлики на пятый президентский срок. 11 марта Бутефлика объявил, что больше не будет баллотироваться.

С тех пор масштабные акции протеста продолжаются. Тем временем правительство объявило о проведении национальной конференции для подготовки новой конституции, которая в конце 2019 года позволит Бутефлике продлить свой четвертый срок, заканчивающийся 27 апреля 2019 года. Это вызывает возражения населения страны, проявляющиеся во всё более напряженном противостоянии с неопределенным исходом.

Грядущие туманные перспективы порождают различные интерпретации возможных сценариев. Западные СМИ, встревоженные беспрецедентными протестами, пытаются выяснить причины, вытолкнувшие алжирцев на улицы.

При этом в англо- и франкоязычных СМИ используются принципиально разные подходы к освещению событий в Алжире. Это очень заметно при анализе с помощью Media Cloud (платформы с открытым исходным кодом для анализа медийных экосистем) определенных ключевых слов.

Media Cloud [2] [анг] позволяет посчитать, оценить и уточнить журналистское освещение протестов на основе географического положения или языкового распределения по всему миру. С помощью этой платформы подтверждены различия в интерпретации средствами массовой информации событий в Алжире.

В период с 16 февраля по 26 марта 2019 года доля статей о протестах в стране на английском языке составляла от 0,1% до 3,4%.

Освещение демонстраций в Алжире в англоязычных СМИ через Media Cloud

За тот же период доля статей во франкоязычных СМИ, где упоминались протесты, варьировалась от 0,4% до 4,5%. Разумеется, колониальные исторические связи Франции с Алжиром сыграли важную роль в этом неравенстве. Дело в том, что Алжир был французской колонией с 1830 года — с момента вторжения Франции в Алжир — и оставался ею до 1962 года при различных правительственных системах. Алжир получил независимость после длительной тяжёлой войны [3] 1954-1962 гг., оставившей много шрамов. Тем не менее, средний разрыв между англо- и франкоязычными СМИ в освещении последних алжирских событий остается значительным:

Освещение демонстраций в Алжире в новостях на французском языке через Media Cloud

Другое заметное отличие состоит в том, что события в Алжире считаются «менее достойными внимания» для англоязычных СМИ по сравнению с франкоязычными.

Например, данные Google Trend показывают, что во всем мире доля поисковых запросов по ключевым словам «Algeria protests» («Алжирские протесты») намного ниже, чем доля поисковых запросов по «Manifestations Algérie» (тому же самому термину на французском языке) — без учета того факта, что во всем мире англоговорящих людей больше, чем франкоговорящих.

Камель Дауд, обозреватель журнала Point и Le Quotidien d'Oran, пишет, что Алжир должен освободиться от суждений иностранных СМИ [4] [фр]:

C’est surtout une malheureuse réalité qui s’impose : nous ne sommes pas libres de la France si sa réaction nous importe aussi fort, au point de faire verser dans le délire ou la parade nationaliste (..) Demander, exiger, hurler à l’obligation de reconnaissance ou pour dénoncer une méconnaissance, ne prouve qu’une chose : nous ne sommes pas encore tout à fait libres et capables de liberté. Notre pays ne peut pas se construire par cette dépendance, ni par un enfermement volontaire dans une exigence infantile de « justice » mondiale.

Прежде всего, печальная реальность очевидна: мы не свободны от Франции, если её реакция так важна для нас, до такой степени, что подталкивает нас к безумию или националистическому параду (…) Просим ли, кричим ли, требуем признания или осуждаем недостаток информации, — это доказывает только одно: мы всё ещё не полностью свободны и не готовы к свободе. Наша страна не может быть построена на этой зависимости или добровольном желании сохранять инфантильное требование всемирной «справедливости».

Вот главные ключевые слова, наиболее часто цитируемые в англоязычных СМИ в отношении алжирских протестов:

Облако слов из англоязычных СМИ на тему протестов в Алжире через Media Cloud: протесты, Алжир, алжирцы, Бутефлика, демонстрации, Алжир (столица), выборы, Абдельазиз, Рейтерс, Франция, Париж, лидер, запад(ный), студенты, араб(ский), Венесуэла, независимость, Судан , Трамп, медиа …

На французском, однако, облако слов, связанных с ключевыми терминами [«протесты Алжир»], значительно отличается от облака слов в английском языке:

[5]

Облако слов из франкоязычных СМИ на тему протестов в Алжире через Media Cloud: протесты, желтый, жилеты, во время, против, уже идет, суббота, насилие, все, Франция, Алжир, организованно, Бутефлика, движение, март, несколько, также, президент, порядок, города, пятница, этот, после, два, страна, неделя…

Во франкоязычных новостных источниках подчеркивается проблема президентских сроков и проводится параллель с движениями во Франции и охраной правопорядка. Англоязычные сайты связывают события с предстоящими выборами, упоминая Трампа, Венесуэлу и Судан.

В New York Times Адам Носситер размышляет об изолированности правящей верхушки в Алжире, цитируя протестующего, который описывает правительство как «клан [6]» [анг]. В Al Jazeera Юсеф Буандель трактует события в Алжире в контексте арабской весны 2010 года [7] [анг]. Для BBC Ахмед Руба решил сосредоточиться на влиянии социальных сетей [8] [анг]:

The demonstrations are being organised on social media — and while the trigger has been Mr. Bouteflika's re-election bid, anger is also being expressed about perceived deep-rooted corruption among the ruling elite.

Демонстрации организуются в социальных сетях и, хотя спусковым механизмом стала попытка г-на Бутефлики баллотироваться на новый срок президенства, народный гнев также выражается в возмущениях по поводу коррупции, глубоко укоренившейся в среде правящей элиты.

Франкоязычные газеты подошли к теме под другим углом.

В Nouvel Obs Пьер Хаски писал о странном молчании [9] [фр] французского правительства во время беспорядков. Для France 24 Марк Дау проанализировал реакцию соседних стран: в Тунисе правительство считает, что «алжирский народ имеет право на самовыражение [10]» [фр], а в Марокко, по словам Дау [10] [фр], «многие марокканцы с некоторым удовлетворением приветствовали то, что они считают отступлением алжирского президента перед лицом алжирской молодежи».

Краткое резюме: англоязычные газеты, похоже, возвращаются к устоявшемуся, привычному изложению фактов, в то время как франкоязычные СМИ пытаются адаптироваться к постоянно меняющейся реальности, которая оказывает определенное влияние на регион.

Более сложный, комплексный подход к проблеме в СМИ на французском языке подтверждается подробным анализом и широким освещением демонстраций алжирскими журналистами, которые находятся на месте и, таким образом, могут дать более разнообразную перспективу.