Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Семейный порядок: президент Казахстана Назарбаев подаёт в отставку, но надежда на реальные изменения крайне мала

Центр Астаны, Казахстан. Фото: Кен и Ниетта с Wikimedia Commons (CC BY 2.0)

19 марта президент Казахстана Нурсултан Назарбаев сложил полномочия после 30 лет неоспоримого лидерства в богатой нефтью центральноазиатской стране.

Решение не было неожиданным, так как Назарбаеву уже 78 лет и его здоровье ухудшается. Заявление само по себе оказалось сюрпризом для многих. Однако уже сейчас ясно, что новый режим будет мало чем отличаться от старого.

Осмотрительный подход к политическим преобразованиям

Уход Назарбаева — историческое событие. Он был первым секретарём Казахской Республики уже в 1989 году, когда страна ещё была частью СССР, и стал первым президентом независимого Казахстана, восставшего из руин Советского Союза в 1991 году.

На протяжении 30 лет он оставался бесспорным правителем посредством переизбраний и изменений в конституции вплоть до настоящего момента. В соответствии с конституцией Казахстана, его преемником стал спикер Сената Касым-Жомарт Токаев, официально принявший полномочия 20 марта.

Хотя он отказался от звания президенте и назначил преемника — редкий случай на постсоветском пространстве, — отставку Назарбаева  в лучшем случае можно назвать косметическим изменением.

Он оставляет за собой ключевые роли, гарантирующие полный контроль над политическим будущим Казахстана. Он является главой всемогущего Совета Безопасности и правящей партии «Нур Отан». Также он пожизненно оставляет за собой титул «лидера нации», что гарантирует ему и его семье пожизненный иммунитет к уголовным расследованиям и ответственности.

Общество всё ещё борется с социально-экономическим переходом

Со сравнительно небольшим населением в 18 миллионов человек и существенными энергетическими ресурсами нефти и природного газа, экономика Казахстана — одна из самых развитых [анг] в Центральной Азии. В то же время, серьёзный социально-политический разлом между этническими казахами и этническими русскими создал значительное социальное напряжение в стране. Другие проблемы включают неравное распределение энергетических ресурсов между зарубежными инвесторами и малочисленной экономической элитой, растущее число экстремистских групп и набирающий обороты разрыв между городским и сельским населением.

Присутствие влиятельных соседей, а именно России и Китая, также вызывает большое беспокойство. Обе силы являются немаловажными торговыми партнерами и инвесторами в экономику Казахстана, и обе рассчитывают на определённые выгоды взамен. Китай требует политической лояльности по деликатным вопросам, таким как молчание Казахстана о судьбе этнических уйгуров и казахов, на данный момент удерживаемых в лагерях Синьцзянского региона в Китае.

Что касается политических изменений, то возникновение крупных оппозиционных групп маловероятно. Несмотря на то, что в начале 1990-х годов в стране были значительные фигуры политической оппозиции, жестокие меры цензуры и политического контроля их уничтожили.

Сегодня большая часть по-настоящему независимых СМИ, пишущих о ситуации в Казахстане, действует из-за границы. Когда Мухтар Аблязов, один из немногих известных, но противоречивых лидеров оппозиции, захотел поделиться своими взглядами в YouTube 19 марта, интернет был отключен по всей стране, вероятно, из-за видео.

Дочь Назарбаева — следующая в очереди за власть?

К кому перейдет власть? Этим вопросом задаются многие, в стране и за её пределами. Возможных сценариев развития событий относительно бенефициара передачи власти предостаточно, и не в последнюю очередь потому, что Казахстан является высоко патриархальным обществом, где власть стремится оставаться «в семье».

У Назарбаева нет сыновей, но есть три дочери, Дарига, Динара и Алия. Дарига Назарбаева позиционируется в публичной сфере как влиятельная медийная персона и политик, являвшаяся заместителем премьер-министра в 2015-2016 годах.

Один из возможных вариантов развития событий — Токаев призовёт к выборам в ближайшие месяцы, дав Назарбаевой выдвинуть свою кандидатуру от правящей партии «Нур Отан». С большой долей вероятности в качестве главного претендента выступит кандидат из семьи или, по крайней мере, из той же политической партии.

В интервью для Global Voices Ирина Петрушова, главный редактор независимого новостного портала KazakhSTAN 2.0, прокомментировала влияние семейных уз на руководство Казахстана:

Думаю, Дарига может стать президентом, несмотря на то, что она женщина. И несмотря на то, что у нее безусловно есть оппоненты в существующих в окружении Назарбаева кланах. Гарантию может дать только очень доверенный человек во власти.. эти персоны, конечно, в идеале должны быть из Семьи: дочь, племянник, зять.  Именно поэтому Дарига стала сегодня спикером Сената – если вдруг что не так с Токаевым, она сразу подхватит выпавшее знамя власти.

Неоднозначная реакция в Казахстане

Некоторые казахи отреагировали на изменения с радостью, в то время как другие проявили равнодушие, ведь итог смены власти остаётся неясным.

По мнению Петрушовой,

Сам по себе факт смены власти (пусть даже формальной) это позитивно, поскольку в стране три десятка лет не было вообще никакой смены власти.

Тем не менее, есть также признаки решительного неприятия продолжающегося культа личности, окружающего Назарбаева и его семью. 20 марта новое правительство незамедлительно объявило об одной из первых мер — переименовании Астаны в Нурсултан, имя Назарбаева. Сам Назарбаев перенёс столицу из Алма-Аты в Астану в 1997 году.

В тот же день, онлайн-петиция против решения собрала более 13 000 подписей — большое количество по казахским меркам.

Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев и казахстанский партнёр Нурсултан Назарбаев в  лучшие времена. Фото президентской пресс-службы Казахстана, предоставлено RFE/RL.

Внимательные соседи

Соседствующие страны также уделяют внимание ситуации, так как она может повлиять на внешнюю политику. Есть также признаки того, что «метод» смены власти Назарбаева может стать образцовым в регионе.

Пользователи социальных сетей русскоговорящих блогов делают предположения о том, станет ли смена власти Назарбаева моделью для России, где Владимир Путин теряет популярность и пока не назначил преемника. Аналогично, в соседствующих Туркменистане и Таджикистане, неоспоримые лидеры Бердымухамедов и Рахмон готовят своих сыновей для передачи им  власти.

Новости также оказались сюрпризом для соседней Киргизской Республики, стране, в которой мирная передача власти прошла в конце 2017 года. Комментируя смену власти, Бектур Искендер, один из основателей медиа-платформы Kloop, заявил:

В Кыргызстане новость об отставке Назарбаева была скорее сюрпризом — наверное, потому что мы не так особо понимаем процессы, которые там происходят. Назарбаев увидел, как печально сложилась история семьи Ислама Каримова в Узбекистане после его смерти. Поэтому надо как-то укрепить позиции наследников, передать им власть при жизни, убедиться, что их все слушаются, а потом можно и умирать

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо