Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Женщины-квиры на Северном Кавказе: «сексуальное насилие, принудительные браки и убийства»

Изображение опубликовано в OC media.

Далее следует версия партнёрской статьи, изначально появившейся на сайте OC Media.

Женщины-квиры на российском Северном Кавказе сталкиваются с попытками «излечить» их, избиениями, изнасилованиями, принудительными браками и убийствами, согласно докладу, для которого были опрошены некоторые женщин из этого региона. Хоть некоторым геям и удалось бежать, в отчете говорится, что у женщин было меньше возможностей для этого, поскольку их деньги, действия, карьера и личная жизнь контролировались мужчинами-«опекунами».

Доклад о преследовании лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов на Северном Кавказе был опубликован в декабре издательством «Квир-женщины Северного Кавказа» (QWNC).

При поддержке московского офиса немецкого фонд Генриха Бёлля была опрошена 21 женщина (17 лесбиянок, три бисексуалки и одна транссексуалка) на Северном Кавказе. Большинство респондентов были из Чечни, остальные — из Дагестана, Ингушетии и Северной Осетии.

Девять из опрошенных женщин заявили, что подвергались сексуальному насилию со стороны своих мужей, а восемь — что вступили в брак против своей воли.

Согласно докладу, новость о квир-ориентации или трансгендерной идентичности женщины всегда сопровождалась психологическим и физическим насилием и может легко перерасти в убийство.

«Я обещал отцу не убивать тебя. Прошу тебя, пожалуйста, пристрели себя, просто пристрели себя», — вспоминает одна из женщин, как ее брат умолял ее после того, как она была объявлена лесбиянкой.

Из 21 женщины, опрошенной QWNC, восемь знали кого-то из своих друзей, родственников или соседей, убитых членами их семьи мужского пола за поведение, которое «унижало семью».

Контроль

Все респонденты исследования QWNC подтвердили, что они подвергались физическому и психологическому насилию с раннего детства, что свидетельствует об атмосфере насилия в отношении женщин и молодых девушек в регионе в целом.

Одна из опрошенных, подвергшаяся сексуальному домогательству со стороны своего дяди, вспомнила, что члены семьи обвинили ее в «сексуальной распущенности» после того, как она рассказала им, что происходило.

Несколько женщин заявили, что их семьи строго контролируют их свободу, в том числе и свободу передвижения.

Выбор одежды для них, запрет на общение с другими мужчинами и отсутствие возможности покидать дом вечером — это обычные условия для женщин на Северном Кавказе.

Одна дагестанская женщина рассказала, как муж избил ее на улице за то, что из-под хиджаба у нее «выбились волосы».

В докладе говорится, что для женщин-квиров на Северном Кавказе сложно бежать от семьи и из региона. Помимо проблемы обретения экономической независимости, в нем говорится, что о женщинах, которые бегут, обычно сообщают и возвращают их в семьи – даже из-за границы, — и они сталкиваются с перспективами изоляции, насилия и даже смерти.

Принудительные браки и домашнее насилие

В докладе говорится, что женщин на Северном Кавказе, как правило, не спрашивают, за кого они хотят выйти замуж или вообще хотят ли они вступать в брак, в результате чего они практически не контролируют свой супружеский статус. Даже слухи или звонок от родственников могут спровоцировать брачные планы.

Респонденты рассказали исследователям, что отец или брат невесты, обычные «опекуны» женщины, могут подписываться от имени невесты, и женщинам часто даже не дают копию свидетельства о браке.

В отчете QWNC рассказывается о женщинах-квирах, которые неоднократно подвергались избиениям и изнасилованиям после вступления в браки, которых они не хотели.

«Первое изнасилование было в первые дни после свадьбы. Я сказала ему, что не хочу заниматься сексом с ним. Но на третий день после свадьбы он это сделал. Так принято. Он закрыл мне рукой нос и рот, я начала захлебываться. Пошла кровь. Я не помню, почему шла кровь. Из-за моих криков или от ударов по лицу».

Согласно отчету, если женщине удается расторгнуть нежелательный брак, у нее нет другого выбора, кроме как вернуться в свою первоначальную семью, часто сталкиваясь с еще худшим обращением, чем раньше.

Кроме того, в нем говорится, что жертвам трудно обращаться в правоохранительные органы, поскольку они не ожидают защиты.

В репортаже содержалась история о женщине, которую преследовала и шантажировала местная полиция после того, как она приютила лесбиянку, сбежавшую из дома.

Брак как прикрытие

В исследовании сообщается, что несколько из опрошенных женщин-квиров решили вступить в фиктивные браки. Такой союз обычно включает гея или бисексуального мужчину, который не подозревается в не-гетерогенной ориентации.

В сообщении одного из респондентов указывалось, что женщины-квиры не освобождаются от контролирующих их членов семьи даже после вступления в брак.

Собеседница из Чечни вспоминала, как ее брат, работавший в полиции, подозревал ее фиктивном браке. По ее словам, он обещал проверить, что она забеременела, после того, как она вышла замуж за мужчину, которого он подозревал в том, что он гей.

Эта респондентка, в дополнение к нескольким другим, также заявила, что власти ведут список местных квиров, который может быть использован в любое время для преследования или шантажа женщин-квиров.

Фальшивый брак — это стратегия, позволяющая избежать насилия, но это происходит не во всех случаях. Одна чеченская женщина обсуждала в докладе, как ее «муж» также стал ограничивать ее, даже вынуждая ее прервать беременность.

«Жестокий патриархат транслируют не только гетеронормативные мужчины, но и геи и бисексуальные мужчины. Они продолжают попытки тотально контролировать жен, применять насильственные практики», — говорится в отчете.

Женщины-квиры остаются невидимыми

Судьба квиров на Северном Кавказе привлекла к себе внимание международного сообщества после публикации в 2017 году доклада российской ЛГБТ-сети и сообщений российской «Новой газеты» о массовых задержаниях и убийствах геев в Чечне.

Тем не менее, новостные агентства сосредоточились в основном на местных мужчинах-квирах.

В конце доклада исследователи спросили женщин-квиров, что они планируют на будущее.

«Я буду искать мужа–друга, рожу ребенка, и тогда никто лезть не будет ко мне, — сказала одна чеченская респондентка. — Выйду замуж и уеду далеко. Буду жить своей семьей. С лучшим другом, который меня прикроет. Он возьмет второй женой мою возлюбленную».

По словам исследователей, они потеряли связь с одной женщиной после того, как взяли у нее интервью, а другая, которая ранее пыталась бежать из дома, умерла, по словам ее семьи, «от отравления» до публикации.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо