Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Напряженность между Пакистаном и Индией нарастает после ответных маневров обеих стран

Транспортный вертолет Ми-17 индийских ВВС потерпел крушение 27 февраля из-за технических неисправностей в округе Будгам в Джамму и Кашмире, погибли два человека. Изображение Иешан Вани. Используется с разрешения.

[Все ссылки в тексте ведут на источники на английском языке, если не указано иного].

Напряженность между Индией и Пакистаном обострилась 27 февраля, после того, как ВВС Пакистана (PAF) заявили [ру], что сбили два индийских военных самолета и захватили двух пилотов.

Действия Пакистана последовали за авиаударом индийских ВВС (IAF) 26 февраля [ру] по учебному лагерю группы «Джаиш-е-Мухаммад» (ДжеМ) [ру] в Балакоте на северо-западе Пакистана. В свою очередь этот удар стал ответом на взрыв колонны террористом-смертником в Пулваме [ру], округе управляемого Индией штата Джамму и Кашмир, в результате которого погибли 40 индийских военизированных полицейских.

Нынешняя ситуация демонстрирует крупнейшую за последние три десятилетия эскалацию напряженности между двумя южноазиатскими конкурентами, обладающими ядерным оружием. Воздушное нападение на Балакот стало первым случаем за пять десятилетий, когда индийские военные самолеты вошли в воздушное пространство Пакистана, и количество жертв и ударов горячо оспаривается: в частности, бюро Reuters в двух странах называют разные цифры.

Линии контроля

По сообщениям, истребители ВВС Пакистана были отброшены назад индийской военной авиацией, патрулировавшей район, и, как сообщается, обе стороны потеряли самолеты в ходе стычки.

В ответ на удар пакистанских ВВС этим утром [27 февраля], как сообщило Министерство иностранных дел, военно-воздушные силы Индии пересекли линию контроля [ру]. ВВС Пакистана сбили два индийских самолёта в пакистанском воздушном пространстве. Один самолет упал в пакистанской части Кашмира, второй — в индийской. Один индийский пилот захвачен войсками на земле, о втором пока не известно.

Как сообщается, один из пакистанских самолетов сбросил бомбы возле индийского военного поста, что позже министерство иностранных дел Пакистана защитило как «удары по невоенной цели с избежанием человеческих жертв для демонстрации права, способности к самообороне».

J&K (штат Джа́мму и Кашми́р): Фотографии воронок от пакистанских бомб, сброшенных возле поста индийской армии в секторе Раджури. Фото любезно предоставлено армейскими источниками)

Индия немедленно закрыла пять аэропортов возле границы с Пакистаном, в том числе Сринагар, Джамму и Лех, и приостановила гражданские авиаперевозки, перенаправив все рейсы, связанные с этими аэропортами.

Пакистан также прекратил внутренние и международные рейсы из аэропортов Лахора, Мултана, Фейсалабада, Сиалкота и Исламабада. Изображение Flightradar24.com ниже показывает состояние воздушного пространства над двумя странами около 16:00 пакистанскому времени 27 февраля:

Опустевшее воздушное пространство Пакистана 27 февраля в 16:00 по пакистанскому времени. Скриншот с FlightRadar24.com

Как сообщается, жителей приграничных районов попросили оставаться дома и не выходить на улицу. Служба индийских железных дорог оповестила о повышении мер безопасности по всей своей сети.

Вслед за действиями ВВС Пакистана 27 февраля, премьер-министр Пакистана Имран Хан предложил вступить в диалог с Индией для урегулирования ситуации.

«Мы понимаем страдания, которые вы перенесли в Пулваме и готовы к расследованию и диалогу, — сказал Хан, согласно сообщениям. «Давайте сядем вместе и решим это переговорами», — добавил он.

Однако, несмотря на то, что до выборов в Индии всего несколько недель, премьер-министр Индии Нарендра Моди, который вместе со своей «Бха́ратия джа́ната па́рти» (БДП) [Индийская народная партия] борется за переизбрание на фоне высокого уровня безработицы и спада в экономике, трубит об успешном ударе по Балакоту. Выступая на митинге, Моди в который раз заявил, что под его руководством Индия находится в надежных руках, без конкретной ссылки на атаку 26 февраля.

Советник Моди — и председатель БДП — Амит Шах оказался менее осмотрителен, написав в Twitter:

Сегодняшние решительные действия показывают волю и решимость Новой Индии.
Наша Новая Индия не пощадит никого из преступников, совершающих теракты, или их покровителей.

Социальные медиа взрываются

Внешнеполитический аналитик Кабир Танеджа высказал в Facebook мнение, что атака на Балакот была в основном «символической по своему характеру»:

Will this end terrorism? No. Will it contain it in long term? Probably not. But a lot more was achieved in signaling and significantly altering the shackles of counter-terror policies than just destroying a campsite on a hilltop.

Это положит конец терроризму? Нет. Будет ли это сдерживать его в долгосрочной перспективе? Вероятно, нет. Но гораздо больше было достигнуто в сигнализировании и значительном изменении рамок контртеррористической политики, чем просто в уничтожение лагеря на вершине холма.

Но социальные медиа в Индии и Пакистане взорвались мемами и ура-патриотизмом, отмечая как «успех», так и «провал» атаки в Балакоте. В то время как многие индийцы приветствовали её как победу, восхваляя ВВС Индии, пакистанские пользователи поставили под сомнение обоснованность этих утверждений. Уже пострадавшие от конфликта жители Кашмира, находящегося под управлением Индии, жалуются на продолжающийся стресс.

Индийский журналист Барха Датт, которую часто троллят правые, высказалась в поддержку удара индийских ВВС по Балакоту:

Я индийская журналистка, которая выросла в профессии, делая репортажи с линии фронта. У меня нет фальшивого нейтралитета в отношении того, что моя страна участвует в десятилетиями тянущейся низкосортной войне, поддерживаемой пакистанскими террористическими группировками. Моя полная поддержка индийским ВВС по этому поводу. Это не разжигание войны. Это справедливость.

В ответ Датт столкнулась с возражениями со стороны пакистанских «твиттерати», таких как Аммар Рашид, политический активист:

Барха Датт: Я знаю цену больше, чем вы. Мне было 26 лет, когда я сообщала с линии фронта о войне, тогда тоже спровоцированной пакистанскими солдатами, оккупировавшими индийские вершины в Каргиле. Ваша страна не признала ваших собственных солдат. Наша армия похоронила их. Так что я знаю цену. Это дело рук «Джаиш» [ру] и ЛаТ [ру].

Аммар Рашид: Вы правда верите, что насилие сводится только к действиям пакистанского государства? Что иначе Кашмир был бы счастливо интегрирован в Индию?

Я полностью признаю и осуждаю безрассудную поддержку воинственности со стороны моего государства. Можете ли вы осудить ту репрессивную роль, которую сыграла ваша [страна]?

И от профессора университета из Пакистана д-ра Ниды Кирмани:

Для всех тех, кто безрассудно защищает войну (включая вас, Барха Датт), как будто это какая-то игра, прислушайтесь к голосам людей, которые живут недалеко от границы. Именно они и солдаты с обеих сторон заплатят высокую цену, если конфликт будет продолжать нарастать.

Другие разумные голоса подвергли сомнению «военные крики новостных студий» и выступили за мир. Шах Файсал, бывший министр образования в управляемом Индией Кашмире, поднял вопрос о том, кто выиграет от конфликта:

Как скорбящие вчера смогли стать сторонниками насилия сегодня?

Это разжигание войны, прославление насилия, аргументы в пользу необходимости агрессии в политических целях, ложные различия между государственным и не-государственным насилием — всё это против основных человеческих ценностей.

Джаханзеб Хуссейн, редактор пакистанского новостного сайта Dawn.com, написал в Twitter:

Грустно видеть, как Индия идет по пути национализма. Она даёт государственных служащих, ученых и преподавателей гораздо более способных, чем всё, что имеет Пакистан. Неру и Ганди; объедините коллективный разум пакистанских лидеров, и они не сравнятся с этими двумя.

Бывшая главный министр Джамму и Кашмира Мехбуба Муфти выразила сожаление по поводу призывов к войне и их влияния на жителей Кашмира:

За сегодняшними атаками индийских ВВС последовала массовая истерия в twitter и на новостных каналах. Большинство этих людей не знают, кто приостановил использование здравого смысла. Но удручает то, что образованные уважаемые люди воодушевляются перспективой войны. Это настоящая дикость («джахаалат»).

Другой гражданин Кашмира вторил главному министру:

После нападения на Пулваму кашмирцы столкнулись с главным ударом — публичными расправами снаружи и жизнью в атмосфере войны внутри. С сегодняшним днем страх, беспокойство, потеря надежды на любое возможное мирное будущее исчезают, Кашмир продолжает сталкиваться с еще большим, зная, что это еще не конец.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо