Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Процесс по обвинению кардинала Джорджа Пелла в сексуальном насилии: австралийский суд не может запретить «самый известный секрет страны»

Месса кардинала Джорджа Пелла на Международном дне молодёжи в Мадриде в 2011 году. Фотография предоставлена Римско-католической церковью Англии и Уэльса с аккаунта Flickr (CC BY-NC-SA 2.0).

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

11 декабря 2018 года Верховный суд штата Виктория (Австралия) признал виновным в сексуальном насилии третьего по рангу священнослужителя Ватикана, кардинала епископского сана Джорджа Пелла.

Однако австралийские СМИ не сообщают ни о суде, ни о его результатах. Несмотря на влиятельное положение Пелла не только в католической церкви, но и как общественного деятеля, судебный процесс проходил в тайне — как следствие постановления о запрете на передачу информации по делу, вынесенного Окружным судом штата Виктория и имеющего силу на всей территории Австралии. Такое решение было принято после того, как суд признал, что раскрытие личности обвиняемого в ходе первого судебного расследования может нанести ущерб дальнейшему разбирательству, запланированному на март.

Изначально запрет на передачу информации по делу обвинение затребовало в мае 2018 года для того, «чтобы избежать реального и существенного риска негативного воздействия на надлежащее отправление правосудия». Нередки случаи, когда такие постановления применяются к отдельным судебным процессам, если информация о них способна повлиять на дальнейшее разбирательство.

За нарушение судебного приказа о запрете на передачу информации по делу журналисты могут получить тюремные сроки, а уголовное преследование может распространяться даже на новые СМИ.

Несмотря на запрет информация о решении суда просочилась в СМИ. Первым эти события осветило новостное интернет-издание The Daily Beast, за ним последовал иезуитский журнал America Media. Независимый американский новостной портал Catholic News Agency опубликовал историю, но затем заблокировал доступ для читателей, находящихся в Австралии. Традиционные СМИ не спешили поднимать этот вопрос, невзирая на насмешки в социальных сетях. Ряд газетных передовиц упоминали суд, но не касались судебного решения.

В статье с подзаголовком «Почему вы не можете читать то, что хотите» газета The Guardian объясняет, что постановления о запрете на передачу информации по конкретному делу часто вводятся для защиты свидетелей, гарантии справедливого судебного процесса или в интересах национальной безопасности.

«Они могут быть обширными, пресекая распространение почти всей — а подчас и всей — информации о судебном процессе или узкими, скрывая только имя отдельного лица», — отмечается в статье. В данном случае запрет достаточно широкий, несмотря на то, что его можно было бы ограничить таким образом, чтобы защитить конфиденциальность частных граждан, связанных с делом и/или с судебным процессом.

Главный судья Окружного суда Кидд открыто выразил возмущение по поводу освещения судебного процесса в прессе. 14 декабря государственные прокуроры подали в Окружной суд запрос об издании нового постановления о запрете на любое освещение в СМИ как самого судебного процесса, так и связанных с ним документов. Действие запрета распространялось бы на «любой веб-сайт или другой электронный либо иной формат вещания, доступные на территории Австралии».

Крис Грэм из независимого интернет-издания New Matilda написал, что постановление было таким обширным, что «в случае удовлетворения запроса под запретом оказалось бы разглашение информации о самом запрете».

Есть запрет или нет, в интернете всё равно идут разговоры

Теперь тайна, окружающая судебное решение, захватила внимание австралийских социальных сетей, а имя Джорджа Пелла находится на вершине популярности, попав в тренд австралийского Twitter. Википедисты, тем временем, обновляют статью о Джордже Пелле [рус], приводя её в соответствие с вердиктом. Если уж на то пошло, то запрет на передачу информации по делу повысил осведомлённость интернет-общественности о деле.

Споры в интернете породили много вопросов относительно существующего постановления о запрете на передачу информации по делу. Журналистка Джесс Хилл написала в Twitter:

Бывают дни, когда мы боремся с цензурой прессы. Сегодня не такой день. Постановление о запрете на передачу информации по делу не является цензурой — оно призвано защитить судебный процесс и не допустить возмущения со стороны адвокатов защиты. Речь идет не о нас.

Другие попытались предупредить о возможных последствиях игнорирования постановления:

Постановление о запрете на передачу информации, изданное, как сообщается, в связи с громким судебным разбирательством в штате Виктория, относится ко всем, а не только к медийным компаниям и журналистам. Если вы делитесь ссылками на зарубежные СМИ, то вас могут обвинить в неуважении к суду. Не делайте этого.

Тем не менее многие пользователи Twitter были возмущены тем, что они расценили как покрывательство:

У меня вызывает отвращение то, что история Джорджа Пелла не освещается в австралийской прессе. Никогда не думал, что цензура такого масштаба могла произойти здесь. Почему это чудовище заслуживает защиты от общественного внимания? Извините, но эта страна катится к чёрту.

Л выразил обеспокоенность тем, что при отсутствии правды пробелы заполнятся ложью.

Предполагаемое постановление о запрете на передачу информации по делу Джорджа Пелла позволяет фейковым новостям, слухам и домыслам занимать место авторитетных источников новостей. Результатом станет смешение правды и лжи, которые потом будет трудно отделить друг от друга.

Освещение истории в зарубежной прессе быстро распространилось на традиционные крупнотиражные СМИ. Комментируя общественный интерес к постановлению о запрете на передачу информации по делу, обозреватель газеты Washington Post Маргарет Салливан отметила:

The secrecy surrounding the court case — and now the verdict — is offensive. That’s especially so because it echoes the secrecy that has always been so appalling a part of widespread sexual abuse by priests…

Steven Spaner, Australia coordinator from the Survivors Network of Those Abused by Priests told the Daily Beast he felt frustrated and left “in the dark” because of the suppression of news about Pell.

Тайна, окружающая судебное разбирательство, — а теперь и приговор —оскорбительна. В особенности потому, что это перекликается с тайной, которая всегда была такой чудовищной частью широко распространенного сексуального насилия со стороны священников…

Австралийский координатор Survivors Network of Those Abused by Priests [«Cообщества переживших насилие со стороны священников»] Стивен Спанер сообщил интернет-изданию Daily Beast, что чувствует досаду и «блуждает в потёмках» из-за запрета на новости о Пелле.

Но некоторые раскритиковали заявление Салливан:

Ваша статья сливает воедино постановление суда о запрете на передачу информации по делу и церковное прикрытие сексуального насилия. Это абсолютно неправильно. Данный приказ был создан, чтобы защитить другие дела, находящиеся на стадии рассмотрения, а не для сокрытия насилия.

По ряду причин постановления о запрете на передачу информации вызывают в Австралии всё больше споров. Существует беспокойство об их чрезмерном использовании, что побудило власти штата Виктория пересмотреть соответствующее законодательство с тем, чтобы «укрепить презумпцию в пользу открытого правосудия и раскрытия информации в судах штата Виктория».

В эпоху интернета, когда происходит мировое освещение новостей и существует множество социальных сетей, такие постановления устарели. Более того, некоторые утверждают, что они угрожают свободе слова и прозрачности судебной системы. Директор Центра продвижения журналистики Эндрю Додд обсудил последствия «самого известного секрета страны»:

The rules are now clearly a farce. They are overly paternalistic and the public does have a right to know. But people also have a right to a fair trial and the media can and does trample on the process. I would hate to think that media reporting on this case meant the next trial could not proceed because it’s impossible to find an untainted jury.

Сейчас эти правила, несомненно, являются насмешкой. Они чрезмерно патерналистские, тогда как общественность имеет право знать. Но люди также имеют право на справедливый суд, а СМИ может и будет попирать процесс. Я бы не хотел думать, что репортажи СМИ по данному делу означали бы, что следующий судебный процесс не сможет продолжаться, потому что невозможно будет найти незапятнанных присяжных.

Это может поставить суды в безвыходное положение в попытках защитить права как обвиняемых, так и потерпевших, гарантируя им справедливое судебное разбирательство.

В настоящее время, на период расследования по предъявленным обвинениям, кардинал освобожден от должности главы экономического секретариата Ватикана. Параллельно с этим папа Франциск исключил Пелла из своего Совета кардиналов. Решение, по-видимому, было принято до вынесения приговора присяжными.

Подробнее:

Австралийский католический Джордж Пелл предстанет перед судом по обвинению в сексуальных преступлениях[рус]

Кардинал Джордж Пелл, третий по рангу священнослужитель Ватикана, обвиняется в сексуальных преступлениях в Австралии 

Переводчик: Елена Казеннова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо