Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Japan Times отказывается от пересмотра понятий «женщины для утешения» и «принудительный труд», о котором ранее заявили редакторы

Comfort_Women,_rally_in_front_of_the_Japanese_Embassy_in_Seoul,_August_2011

Митинг «женщин для утешения» перед японским посольством в Сеуле в августе 2011 года. Фотография Клэр Солери. Лицензия изображения: CC BY-SA 3.0 от Wikimedia Commons

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное].

После электронных писем разгневанных читателей, осуждения со стороны мировой прессы и выражения несогласия со стороны некоторых сотрудников, газета Japan Times отказалась от редакционного курса на изменение терминов, используемых по отношению к занятым на принудительных работах во время войны и к так называемым «женщинам для утешения».

Бурная полемика, завершившаяся последующим отказом редакции от обозначенной ею позиции, разгорелась после появления в Japan Times редакторской заметки к опубликованной 30 ноября статье, в которой говорилось о решении Верховного суда Южной Кореи, предписывающем японской компании Mitsubishi Heavy Industries выплатить компенсацию за использование принудительного труда в военное время.

Ознакомьтесь с редакторской заметкой в Japan Times, посвященной «женщинам для утешения» и принудительному труду.

В редакторской заметке от 30 ноября, которую всё ещё можно прочесть в конце упомянутой статьи, утверждается, что термин «принудительный труд» и то, как описывались «женщины для утешения» в Japan Times раньше, могут вводить в заблуждение:

Editor's note: in the past, The Japan Times has used terms that could have been potentially misleading. The term “forced labor” has been used to refer to laborers who were recruited before and during World War II to work for Japanese companies.

However, because the conditions they worked under or how these workers were recruited varied, we will henceforth refer to them as “wartime laborers.”

Similarly, “comfort women” have been referred to as “women who were forced to provide sex for Japanese troops before and during World War II.”

Because the experiences of comfort women in different areas throughout the course of the war varied widely, from today, we will refer to “comfort women” as “women who worked in wartime brothels, including those who did so against their will, to provide sex to Japanese soldiers.”

Редакторская заметка: раньше в Japan Times использовались термины, которые теоретически могли вводить читателей в заблуждение. Термин «принудительный труд» применялся в отношении рабочих, которые перед Второй мировой войной и во время неё были завербованы для работы в японских компаниях.

Однако, поскольку условия, в которых они работали, равно как и способы их вербовки, разнились, впредь мы будем обозначать их как «рабочие военного времени».

Аналогично, под «женщинами для утешения» подразумевались «женщины, которых заставляли оказывать сексуальные услуги солдатам японских войск перед Второй мировой войной и во время неё».

Поскольку практики использования «женщин для утешения» на разных территориях и по ходу войны широко разнились, с сегодняшнего дня под «женщинами для утешения» мы будем подразумевать «женщин, которые работали в военных публичных домах, в том числе тех, кто делал это против своей воли, и оказывали сексуальные услуги японским солдатам».

Во время Второй мировой войны японские войска мобилизовывали и порабощали [ру] женщин из колонизированных, захваченных и оккупированных ими стран по всей Азии; японские военные власти иносказательно называли их ианфу («женщины для утешения»), и эта тема давно является источником политических споров. Также японское правительство мобилизовало более полумиллиона корейцев для работы на нужды фронта, включая добычу угля и сельскохозяйственные работы, и часто условия труда были ужасающими.

После окончания Второй мировой войны японское правительство предпринимало попытки различными способами уйти от обсуждения обоих этих вопросов. Например, в конце 2015 года между правительствами Японии и Южной Кореи было заключено соглашение [ру], направленное на «окончательное и бесповоротное» [ру] решение вопроса о «женщинах для утешения», но подписание этого документа спровоцировало широкомасштабные акции протеста [ру] в Южной Корее. Активный электорат Японии также стремится к пересмотру исторической интерпретации военных преступлений, совершенных империалистическим японским правительством.

Редакторская заметка в Japan Times быстро вызвала волну международной критики. Газета The Guardian, американская общественная вещательная компания NPR, немецкая общественная вещательная компания Deutsche Welle и South China Morning Post быстро подвергли Japan Times критике за то, что позиция газеты, как им показалось, оказалась очень близка к подходу поборников исторического ревизионизма [прим. переводчика: в контексте данной статьи исторический ревизионизм понимается не в строго научном значении этого термина, подразумевающего коренной пересмотр сложившихся исторических концепций в какой-либо области, а скорее в значении негационизма — вида исторического ревизионизма, при котором «новая» концепция строится на отрицании или игнорировании твёрдо установленных наукой фактов]. В газете The New York Times, у которой заключено соглашение об информационном партнерстве с Japan Times и действует корреспондентский пункт в Токио, еще не осветили эту публикацию.

Есть также признаки того, что журналисты и служащие внутри самой газеты выразили несогласие с изменением редакторского курса. Давний сотрудник Арудо Дэбито, чьи дискуссионные статьи с 2002 года привлекли на сайт Japan Times немало посетителей, в своём блоге раскритиковал новые формулировки для «женщин для утешения» и принудительного труда.

Но, вероятно, именно поток электронных сообщений и комментариев от читателей заставили Japan Times выпустить 7 декабря официальное обращение на целую страницу текста за подписью главного редактора Хироясу Мидзуно и попытаться прояснить позицию газеты по вопросам сексуального рабства и принудительного труда:

Свен Саалер сообщает, что объяснение позиции Japan Times заняло целую страницу текста в печатном издании. Он прислал нам снимок этого текста. (MP)

В этой заметке Мидзуно подчеркнул, что Japan Times не меняла своего прежнего редакционного курса по вопросу об отношении к рабству и принудительному труду в военное время. Он пишет: «Принимая во внимание всю многогранность этих явлений, короткой заметки было недостаточно, и вследствие этого возник целый ряд предположений о линии, проводимой The Japan Times».

Позднее в отдельном комментарии Мидзуно заявил, что написанное в редакторской заметке не означает, что в газете запрещается использовать такие фразы, как «женщины для утешения» и «принудительный труд», и что эти определения будут использовать для описания данных явлений в целом. В дальнейшем в Japan Times стилистические нормы, регулирующие использование в тексте непосредственно самих этих фраз или описаний, приведенных в редакторской заметке, «должны будут применяться с учетом специфики каждого случая».

При том, что все крупные ежедневные издания на японском языке публикуют свои материалы и на английском, Japan Times является старейшей [ру] независимой англоязычной газетой в Японии. В 2017 году владельцы газеты сменились после смерти прежнего издателя. Газету Japan Times приобрела компания News2u Holdings, занимающаяся цифровым маркетингом.

При том, что новый владелец с 2017 года в рамках процесса реструктуризации Japan Times вкладывает новые средства в увеличение круга обсуждаемых проблем и улучшение качества сообщений и репортажей на сайте, всё еще возникают вопросы об отношениях издателя с правительством Абэ, которое, как часто подмечают, поддерживает подход поборников исторического ревизионизма в вопросе о роли Японии во Второй мировой войне.

Пользователь Ask a Korean в Twitter считает, что очень недальновидно фокусировать внимание на тонкостях употребления слов и одновременно игнорировать то, что действительно претерпевали вплоть до окончания Второй мировой войны корейцы и другие народы по всей Азии от рук имперской Японии:

Неправильно смешивать тонкости изложения фактов и нравственную чистоту. Мы можем день-деньской обсуждать эти тонкости, но, в конечном итоге, именно Япония вторглась в Корею и использовала рабский труд. Все дискуссии о виновности начинаются с констатации этого факта и заканчивается им же.

Переводчик: Елена Трояновская

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо