Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Пересечение сирийско-турецкой границы: ежечасный риск

Мигранты в Венгрии, август 2015 года. Фотография: Gémes Sándor/SzomSzed, Creative Commons BY-SA 3.0 посредством Wikimedia.

После того, как режим Асада принудительно переселил жителей Восточной Гуты в северные города, некоторые из них решили остаться в Сирии. Другие решили пересечь границу Турции и начать жизнь подальше от войны, бомбардировок и смерти. Некоторые планировали продвигаться дальше, к городам Европейского союза.

Омар (ненастоящее имя) был одним из тех, кто решил укрыться в Турции. К принятию такого решения его подтолкнули нестабильность, отсутствие безопасности и продолжительная война между оппозиционными фракциями, а также отсутствие возможностей найти хорошую работу и получить высшее образование. 22-летний молодой человек прибыл в Идлиб, на северо-западе Сирии, вместе с принудительно переселенными из Восточной Гуты жителями.

Спустя два месяца после прибытия в Идлиб Омар с другом решили направиться в Турцию. Он обратился к контрабандисту, который помог одному из друзей Омара пересечь границу Турции несколькими днями ранее. Контрабандист сказал ему отправиться в сирийский район Зарзур, чтобы обсудить детали и оплату.

Как и было оговорено, Омар и его друг встретились с торговцем в назначенном месте и договорились о том, что все вместе пересекут границу Турции предстоящей ночью. Контрабандист сказал им ждать у указанного дома, но так и не появился. Несколько часов спустя, к дому прибыли пятеро людей и заявили, что их поймала Жандармерия (правоохранительные органы Турции) и приказала им вернуться в Сирию. Они добавили, что были частью большой группы, которую разделили на две. Большая группа из восьми человек ушла первой. Им повезло — пересекли границу незамеченными. Маленькая группа совершила десять безуспешных попыток.

Согласно их рассказу, сначала их перевезли в фургоне в Аддурию, территорию, прилегающую к пограничной стене, в сопровождении проводника, который хорошо знал дорогу и поддерживал связь с наблюдателем за счет мобильного телефона. В свою очередь, этот наблюдатель отслеживал движение турецких войск. Группу предупредили, что дорога неровная и что им нужно будет прыгать через стены и проходить через сточные трубы. Поездку прервали турецкие войска. Три члена той группы решили больше не рисковать и остались в Сирии.

Контрабандист появился на следующий день. Он попросил Омара и его друга заплатить каждого по 450 долларов, о чем Омару было заранее известно. Контрабандист сказал им ничего не брать с собой, даже чемодан, так как им предстоял тяжелый путь. Сначала Омар отказался, но, в конце концов, уступил, когда другие, у кого уже был опыт пересечения границы, сказали, что сумки становятся тяжелом грузом в дороге.

Выдвинувшаяся в путь группа состояла из четырех юношей и двух женщин. Они взобрались на холм, примыкающий к стене вдоль границы. После того, как они перепрыгнули стену, проводник сказал им бежать, не останавливаясь. Вскоре нагрузка для женщин стала слишком тяжелой, и им пришлось тянуть их за собой. Неровная дорога была скользкой от грязи, что затрудняло бег, так как ноги застревали в мокрой земле. Она также была усыпана шипами, и по ней протекала грязная сточная вода. Когда они уже достигли границы, две женщины больше не могли терпеть и начали кричать и плакать.

Крики привлекли внимание турецких войск, которые прибыли на место и выстрелили в воздух. Проводник перевел слова турецких служащих. Пограничники забрали их в военный корпус со сторожевой вышкой, с очень яркими прожекторами и вертолетной площадкой. Они оставили их на вертолетной площадке вместе с другой группой, пойманной ранее.

Солдат сделал фотографии каждого из них на свой мобильный телефон. Пограничники узнали их имена и держали их на площадке до 3 часов утра. Время от времени к ним приводили другие группы сирийцев, которые были пойманы турецкими войсками — среди них были мужчины и женщины, старые и молодые.

В 3 часа утра, на морозе, группа села в автобусы и отправилась обратно к официальному турецко-сирийскому пропускному пункту, что явилось горьким напоминанием о недавнем времени, когда они сели в автобусы и против воли поехали из Восточной Гуты в Идлиб.

Из пропускного пункта их перевезли в фургоне обратно в дом контрабандиста, который был полон сирийцев, готовившихся к побегу из страны. Внутри едва ли было место для сна. Громкий плач детей, крики мужчин и женщин не дали Омару и его другу спокойно поспать.

На следующий день в полдень контрабандист сказал им, что они должны пересечь границу в дневное время. Вновь приблизившись к приграничной зоне, они увидели турецкие войска, расставленные вдоль всей границы. Они категорически отказались пересекать границу, и контрабандист согласился совершить это вечером.

В восемь часов вечера вместе с контрабандистом они вернулись на то же место у границы. Они ждали в оливковой роще в 200 метрах от границы, где находились другие группы людей, готовые ее пересечь. Проводник пошел разведать путь и доложил, что им нужно ждать до 5 часов утра. Группа начала выражать беспокойство, люди кричали на сбитого с толку проводника, требуя вернуться обратно. Проводник позвонил контрабандисту и сказал ему, что на пути много турецких войск и что они стреляют в воздух. Они подождали еще час и затем вернулись в дом контрабандиста.

Омар и его спутники пали духом. Они устали, так как едва спали за последние три ночи. Но они были решительно настроены пересечь границу и попробовали связаться с другим контрабандистом. Они получили обратно свои деньги и направились в Силкин, располагающийся в 30 километрах от Зарзура, где ждали другого торговца.

Спустя некоторое время появился молодой человек 18 лет и назвал себя контрабандистом. Он привел их в свой дом и объяснил план побега. Он сказал, что пересечение границы займет всего час и что опасная зона составит не более 200 метров. Если они смогут пересечь это расстояние, то с успехом достигнут Турции. Семья контрабандиста оказалась очень гостеприимной, его мать даже помолилась за них. Торговец взял с каждого по 400 долларов и, как прежде, сказал им не брать с собой никакие вещи.

Это был первый день священного месяца Рамадан. Они умылись и вышли из дома перед закатом. Прибыл проводник и объяснил план. Их было пятеро на две группы. Сначала они должны пересечь реку Оронт на маленьком плоту, сделанном из пластиковых бутылок, связанных вместе и набитых в матерчатый мешок. Они ждали призывов к молитве Магриб, так как турецкие солдаты прервали бы пост и приступили к ифтару [прим. переводчика: ифтар — вечерний прием пищи во время месяца Рамадан], как сообщил наблюдатель проводнику.

На другом берегу реки простирались поля пшеницы. Вместе с проводником они ползли по земле через грязь и колючки в течение получаса, пока не достигли асфальта. Затем они бегом преодолели расстояние в 50 метров между дорогой и горой. Они продолжали бежать по мере того, как дорога поднималась в гору. Полчаса спустя проводник остановился и сказал, что они только что пересекли опасную зону. Они перевели дух и пошли к турецкой деревне. Они укрылись в безопасном доме, откуда на следующий день их должна была забрать машина.

Они помылись и легли спать в безопасности. На следующий день приехал турок и спросил, куда они направлялись. Они сказали — в Стамбул. Они заплатили 200 долларов. Пять мужчин сели в его машину. Двадцать шесть часов спустя они прибыли в конечное место назначения.

Сейчас Омар думает, как добраться до Европы. Рискнет ли он еще раз своей жизнью в поисках лучшей альтернативы жизни Сирии?

Переводчик: Казеннова Елена

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо