Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Разговор с Гиани Маийей Сен, одной из последних носителей умирающего непальского языка

Гиани Маийя Сен Кусунда. Фото автора.

Многие годы люди очень мало знали о языке кусунда из западного и центрального Непала. По переписи 2011 года, проведённой Центральным бюро статистики Непала, численность народа кусунда, лесного племени западного Непала, составляет около 273 человек. Чтобы узнать больше о языке и культуре народа кусунда, Global Voices поговорили с Гиани Маийей Сен [анг] — одной из двоих единственных носителей умирающего языка кусунда.

«Короли леса»

Было жарко и влажно, дороги были пусты, и даже водители электрических тук-туков не хотели нас везти. С тяжёлыми треножниками, камерами и другим съёмочным оборудованием мы направились в дом Гиани Маийи Сен в деревне Кулмор в непальском округе Данг. Кусунда Гиани Маийя Сен [анг], которой сейчас чуть за восемьдесят, — одна из двоих единственных носителей умирающего языка кусунда. Считается, что в стране живёт 273 представителя народа кусунда; однако полевые исследования выявили только 150 из них, разбросанных по непальским округам Данг, Ролпа, Пьютхан, Аргхакханчи и Суркхет.

Кусунда стали селиться в деревнях только после того, как поколения их предков провели жизни в джунглях и пещерах как кочевые племена. Они посещали деревни, только чтобы просить подаяния, и многие кусунды до сих стыдятся называть свои фамилии, так как к ним продолжают относиться как к «людям из джунглей». Однако сегодня они берут себе фамилии тхакури [анг], как Шахи, Сен и Хан, — связанные с правящим кланом Непала. Кусунды называют себя ban rajas, королями леса.

Читайте также: Коренной непальский язык всего с двумя носителями получает надежду в виде нового словаря [анг]

Язык кусунда — изолированный язык, что значит, что он не связан ни с одним другим языком мира. К сожалению, он также определяется молодым поколением, которое перестало на нём говорить — языку осталось медленно умирать с уходом более старших поколений. Кроме Гиани Маийи в её общине есть ещё один полноценный носитель — её сестра Камала, которой около 50 лет.

Удай Радж Аалей, исследователь, приверженный идее возрождения языка кусунда, также говорит на нём. Однако Гиани Маийя боится, что её внучка Ракшия не заговорит на языке предков и не станет продолжателем традиции. Когда мы встретили Гиани Маийю, она вместе со внучкой чистила зелёные манго. Она учила внучку чистить, резать и сушить манго для их сохранения, но, к сожалению, говорили они на непальском.

Гиани Маийя Сен со своей внучкой. Фото автора.

Никаких копыт, только когти

Мы начали нашу беседу с Гиани Маийей, и она стала рассказывать нам про культуру и традиции своего народа, когда в сарай забрела отбившаяся от стада корова. Гиани неожиданно встала, спустилась по «лисно» (деревянное бревно, превращённое в лестницу) и отогнала рогатое. Вернувшись, она рассказала нам о пищевых предпочтений кусунд. Она сказала: «Кусунды избегают животных с копытами, но любят есть животных с когтями». Они даже не притрагиваются к крупному скоту, включая коз и свиней. Не убивают и оленей и не едят оленину, что показывает, как они сосуществуют с природой.

Однако они любят есть птиц, а больше всего фазанов. Охотятся же чаще всего на варанов. Эта охота имеет такое большое значение, что стала частью церемонии помолвки — жених-кусунда должен преподнести яйцо, мясо, кожу и, конечно, немного денег семье будущей невесты. Если жених не сможет найти яйцо варана, то между заинтересованными сторонами вообще не состоится разговора. А без мяса варана не будет свадьбы.

The bag and the snare Image by author.

Сумка и сеть-ловушка. Изображение автора.

Всё ещё охотники и собиратели

Затем Гиани достала запутанный комок шнуров. Сеть из шнурков оказалась ловушкой для джунглевых кур и сумкой, в которую складываются пойманные птицы. Сплетённая из шнуров (из стеблей диких ползучих растений) ловушка называется на языке кусунда «аант», а сумка — «аамджи». Кусунды привязывают сеть между двумя деревьями, прячутся неподалёку и издают звуки, подражающие фазанам, размещая между губами листья саговых пальм. Когда птицы пролетают между деревьями, они попадают в ловушку, кусунды подбирают птиц и уносят их в дырчатой сумке.

Пока мы были заняты записью особых слов языка кусунда, я заметил рой крошечных насекомых, направляющихся к маленькой дыре в полене. Это были не пчёлы и не мухи: по словам Гиани Маийи, они называются «путка» и дают сладкое вещество, похожее на мёд.

Наконец, Гиани Маийя показала нам свой амбар. В каждую трещину и закоулок она посадила ямс. С помощью маленькой лопатки она раскопала часть посадок и положила в аамджи. Для женщины за 80 она была всё ещё очень сильна. И, более всего, её командный тон свидетельствовал об ауре, которой она могла обладать в молодости — могучая, как «королева».

Путка. Изображение автора.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо