Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Муниципалитет Бейрута наносит еще один удар по городским зеленым насаждениям

Хорш Бейрут. Фото сделано Вардом Слейманом. Используется с разрешения автора.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Примечание редактора: оригинал данной статьи был опубликован 22 мая 2017 года; некоторая информация могла устареть, однако приводится здесь в рамках цикла статей об экологической обстановке в Ливане.

На совещании, прошедшем в начале месяца, кабинет министров Ливана принял декрет, целью которого было приведение в надлежащее состояние нелегальных построек на участке земли на окраине крупнейшего бейрутского лесопарка Хорш Бейрут. Поводом для этого послужило решение [ар] муниципального совета Бейрута изменить зонирование данного участка, что позволило бы строительство зданий.

В интервью [фр], данном франкоязычному ежедневному изданию L’Orient Le Jour, Джамаль Итани, действующий мэр Бейрута, заявил, что данный декрет касался участка, не относящегося к парку как таковому:

C'est une partie du même lot, il est vrai, mais il ne s'agit pas du parc public, affirme-t-il. C'est une terre séparée du bois par une route, sur laquelle se trouvent déjà un cimetière et des bâtiments, l'un pour les Makassed, ainsi qu'une mosquée pour la fondation du cheikh Mohammad Mehdi Chamseddine.

Это действительно часть плана, но в него не входит публичный парк. Это земля, отделенная от лесопарка дорогой, на которой расположены кладбище, несколько зданий, одно из которых принадлежит Макасседу, а также мечеть, связанная с фондом шейха Мохаммада Мехди Шамседдина.

Мохаммаду Уюбу, президенту ливанской неправительственной организации Nahnoo, выступающей в поддержку общественных мест, эти доводы совсем не кажутся убедительными.

В посте на Facebook он дает следующие объяснения:

They want to stuff down our throats that “Horsh Beirut” is only a triangle of greenery, but it’s not true. The parcel concerned by the decree is part of the ‘Plot 1925′ where the Pine forest is located. It benefited from a “natural site” zoning that forbade any construction. If buildings were erected in it during the war, is it worthwhile to legalize them?

Они хотят заставить нас поверить в то, что Хорш Бейрут — это всего лишь зеленый треугольник, но это не так. Участок, упомянутый в декрете, является частью «Плана 125», включающего в себя Хвойный лес. Он пользуется преимуществами зоны «природного объекта», запрещающими любое строительство. Если здания были выстроены во время войны, стоит ли их легализовывать?

Уже не в первый раз Хоршу Бейруту угрожает опасность застройки. Недавнее решение муниципалитета построить полевой госпиталь внутри Хорша Бейрута вызвало волну возмущения среди представителей гражданского общества. Девятого февраля сотни людей организовали акцию протеста напротив Хорша Бейрута с требованиями к муниципалитету прекратить эту политику «отщипывания по кусочкам» и с плакатами, гласящими: «Хорш Бейрут — это находящийся по охраной природный объект. Держитесь от него подальше со своими проектами».

Уступая демонстрациям, муниципалитет Бейрута заморозил строительство. Однако под политическим нажимом он вернулся на исходные позиции спустя всего лишь неделю, проголосовав девятью голосами «против» и тринадцатью голосами «за», дав, таким образом, разрешение на продолжение запланированного строительства.

Убежище летом

Зеленые территории очень важны для таких городов, как Бейрут, которые страдают от палящего зноя летом. Исследование, проведенное учеными Калустианом и Диабом [исп], показало, что по причине такого феномена, как «городской остров тепла», разница в температуре между зеленой и плотно- и среднезастроенной территорией может доходить до 6˚C в летний сезон.

Ливанская столица не единственный город, страдающий от высоких температур в летний период и от нехватки зеленых территорий. И Барселона, второй по численности населения город Испании, очень нуждается в зеленых зонах, чтобы противостоять эффекту острова тепла, справиться с загрязнением воздуха и уровнем шума, а также в целом улучшить качество жизни своих обитателей.

Вот почему город составил план программы озеленения [исп] с целью удвоить количество деревьев в городе, увеличить на две трети территорию парков и предоставить каждому жителю дополнительный квадратный метр зеленой зоны. Городской план, который позволит получить 108 акров новых зеленых насаждений к 2019 году и более 400 акров к 2030 — это оригинальная модель, которая могла бы принести пользу и другим городам.

В частности, муниципалитет Барселоны планирует создание «зеленых коридоров» для соединения существующих парков города, привнесение зеленых насаждений во внутренние дворы крупнейших зданий и введение «зеленых крыш».

Взятые по отдельности, каждый из этих небольших проектов — просто капля в море. Вместе же они работают на то, чтобы Барселона стала зеленее, свежее, экологически устойчивее и гуманнее.

Вопрос приоритета

В Бейруте были попытки озеленения, но большинство из них так и не было осуществлено. Еще в 2011 году согласно соглашению между муниципалитетом Бейрута и регионом Иль-де-Франс был создан проект «Liaison douce».  

Проект [фр] ставил своей целью соединение Хорша Бейрута и делового района города через Дамасскую улицу, превратив ее в большой городской парк с велосипедной дорожкой, пешеходной зоной и полосой для общественного транспорта.

Фактически проект способствовал бы мобильности с использованием общественного транспорта и велосипедов, делая циркуляцию пешеходов, автомобилей и велосипедов более безопасной и создавая приятное место встречи для жителей Бейрут между Ашрафией и Рас-эль-Набе.

В интервью в сентябре 2014 года тогдашний вице-мэр Бейрута Надим Абуризк высказался о проекте следующим образом:

The idea is to create a soft link from the Pine Forest all the way to the downtown area passing through Damascus Street providing cycling, public transportation, and pedestrian walkways. This is a pilot project in the city and the first phase of design has already been validated and hopefully very soon we can proceed with the next phases of the project. The Liason Douce will connect the National Museum next to the Hippodrome, Beit Beirut Museum and the Archaeological Museum which is planned in Solidere area.

Идея в том, чтобы создать мягкий переход от Хвойного леса через весь деловой район города и Дамасскую улицу, чтобы предоставить возможность для движения велосипедистов, пешеходов и общественного транспорта. Это пилотный проект плана города, первый этап развития которого уже был утвержден, и есть надежда, что очень скоро мы сможем перейти к следующим этапам проекта. Liason Douce соединит Национальный музей с ипподромом, и далее музей Бейт-Бейрут и Археологический музей, который входит в план района Солидере.

Касательно исторического ипподрома Бейрута, находящегося рядом с Хоршем Бейрутом, он добавил следующее:

We envisaged a park with no construction basically, but enjoying environmental, ecological, leisure, and touristic activities within the center of Beirut. This area relates very well to the Horsh Beirut – Pine Forest, a land of 400,000 square meters which is next door. They are only divided by Boulevard Omar Beyhum. Historically it was one huge green lung for the city of Beirut. The caravans used to pass through the park and with time this caravan lane was transformed into a high-speed boulevard. Our objective is to open this green land again to everybody in the city.

Мы наметили парк, который не предполагает большого количества построек, но дает возможность для мероприятий, связанных с экологической, развлекательной и туристической активностью. Это место очень органично сливается с Хоршем Бейрутом — Хвойным лесом, территорией в 400 000 кв. км, находящейся по соседству. Их разделяет только бульвар Омар Бейхум. Исторически это место было одним гигантским зеленым легким города Бейрута. Караваны проезжали через парк, и со временем эта караванная дорога превратилась в бульвар с высокоскоростным движением. Наша цель — это вновь открыть этот зеленый участок для всех горожан.

Однако этот проект — одна из многих инициатив, пылящихся в офисах совета муниципалитета. И дело ухудшается, так как Бейрут испытывает перегрев, связанный с изменением климата.

Масло в огонь подливает тот факт, что хвойный лес Бейрута был закрыт для посещений в связи с попытками борьбы с неизлечимой болезнью, охватившей ливанские исторические зонтичные деревья.

Небрежное отношение к природному достоянию страны, вкупе с тяжелым положением, вызванным болезнями и переменой климата, подвергают угрозе несколько оставшихся зеленых участков Бейрута и Ливана.

Возможно, бейрутцы задаются вопросом: что могло бы случиться, если бы добровольческая кампания Beirut Madinati, пытавшаяся собрать муниципальный совет из политически независимых кандидатов в мае 2016 года, получила доступ к участию в принятии решений Совета.

Всё могло бы сложиться по-другому, если бы было исполнено их обещание по сохранению природного достояния Бейрута и созданию сети связанных между собой садов, открытых пространств, доступной для общественного пользования береговой линии и природного и археологического наследия.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо