Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Япония живет в ущерб будущему, предпочитая рост экономики окружающей среде

Станция метро в японском городе Нара, затопленная в 2014 году при приближении тайфуна. В этом году на Японию обрушилось рекордное количество тайфунов, наводнений и разрушительных бурь. В течение трехмесячного сезона тайфунов сильно пострадало западное побережье страны. Автор фотографии: Джеймс Гошнуе (CC BY 2.0)

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Этим летом премьер-министр Японии в преддверии грядущих выборов продолжил вести консервативную политику несмотря на то, что температура воздуха могла достигнуть небывало высокой отметки в 45 С°.

Для действующего премьер-министра Синдзо Абэ [рус] это было необходимо, чтобы вновь завоевать доверие членов Либерально-демократической партии, которого он мог лишиться из-за многочисленных скандалов, связанных с ближним окружением Синдзо Абэ во время его второго срока у власти. Однако, судя по всему, скандал вокруг школы Моритомо [рус] в Осаке, во время которого премьера обвинили в тайном финансировании строительства нового здания для ультраправой школы, где практиковался культ поклонения императору и военное образование, успел потерять свою значимость. И хотя исследования и опросы показали, что, по мнению общественности, премьер дискредитировал свои принципы из-за Моритомо и прочих скандалов [япон], Абэ победил со значительным отрывом.

Через несколько дней после победы на внутрипартийных выборах Абэ опубликовал в британской газете Financial Times статью под заголовком «Начните спасать нашу планету вместе с Японией». В своей статье Абэ призывал читателей принять меры против изменения климата. Что парадоксально, в это же время администрация премьера приняла решение о создании опасных для окружающей среды угольных электростанций.

И за границей, и внутри страны администрация Абэ уже давно подвергается критике за недостаток внимания к проблемам окружающей среды и нещадную эксплуатацию [япон] скудных природных ресурсов Японии. Этим летом, пока коллеги Абэ общались друг с другом завуалированными посланиями, народ начал требовать, чтобы правительство эффективнее реагировало на природные катастрофы, которые стали, судя по всему, привычным делом. Июньское землетрясение в Осаке, во время которого погибло пять человек, положило начало рекордного по количеству катастроф сезона тайфунов, небывалых наводнений и разрушительных бурь, которые три месяца били по западному побережью страны. Из-за затопления взлетно-посадочной полосы и обрушения моста был вынужден на несколько дней остановить работу Международный аэропорт Кансай, второй по величине аэропорт страны.

Проблема изменения климата в приоритете

Даже несмотря на неоспоримые изменения климата в Японии, во главе повестки дня администрации Абэ неизменно стоят проведение Олимпийских игр в Токио в 2020 году, конституционная реформа и, конечно, рост экономики. Идея проведения Олимпийских игр в августе вызывает большие сомнения из-за типичных для этого месяца жары и высокой влажности, однако стоящая у власти Либерально-демократическая партия (ЛДП) клятвенно пообещала, что изменений не будет: перенос летних игр может отрицательно сказаться на экономике страны. Подобная позиция вызывает недоумение, учитывая, что в 1964 году Олимпийские игры в Токио прошли в октябре [рус] — месяце, в Японии традиционно посвященном спортивным фестивалям (ундокай).

Японцы, конечно, знают об изменении климата (кико хэндо) и глобальном потеплении (онданка), но не видят непосредственной связи между повышением температурных показателей и необузданным ростом экономики и алчностью компаний [яп]. Двадцать лет назад Япония проявила экологическую сознательность, предложив Киотский протокол, однако когда в Кабинете министров воцарился со своей кликой неоконсерваторов Абэ, в приоритеты партии снова вошла свободная торговля и почти не сдерживаемый рост экономики. В планах ЛДП «вернуться в прошлое» (Нихон о торимодосу), к уровню экономической мощи Японии до финансового пузыря. Тем не менее, разрыв между богатыми и бедными становится всё больше.

Экономический рост важнее окружающей среды

Кто-то предсказывает, что повышение температуры еще на несколько градусов повлечет эпидемию малярии и суставной лихорадки [япон]; кто-то даже склоняется к мысли, что климат Хонсю, крупнейшего острова Японского архипелага, станет непригодным для жизни, и обитать там можно будет только в зданиях, где день и ночь работают кондиционеры. Однако в большинстве случаев японцы отвечают упрямым молчанием или пожимают плечами, говоря избитое «сикатаганай»  («ничего не поделаешь»).

Как и жители стран Европы и Северной Америки, многие японцы верят, что старшее поколение трудоголиков, известное как данкай сэдай, сумело сотворить настоящее экономическое чудо, восстановив опустошенную войной страну. Однако они не учитывают то, что «чудо» повлекло чрезмерное потребление, от которого требуется отказаться: население растет, а природные ресурсы истощились. Кто-то может даже рассудить, что японский милитаризм раннего периода Сёва  [рус] просто трансформировался в фанатичное стремление к экономическому росту.

О чем подумают будущие поколения?

Как в итоге отнесутся будущие поколения к «Абэномике», политике, в которой росту экономики отдается предпочтение в ущерб окружающей среде? Наступит ли час расплаты для японских деловых кругов, которые, увеличивая разрыв между богатыми и бедными, одновременно просят увеличить рабочий день для всех мужчин и женщин, вне зависимости от их семейного статуса и личных обязательств, в обмен на минимальную заработную плату? Стоит ли экономический рост окончательного уничтожения множества видов животных и растений всего через несколько десятилетий?

Но даже в стране, где народ цепляется за статус кво, бывают случаи протеста. Во время Революции Мэйдзи [рус], начавшейся в концe 1860-х годов, а также до и после Второй мировой войны случались эпохальные моменты, когда общественность винила японское правительство и финансовых магнатов в фактическом уничтожении структуры общества.

Наступит ли день, когда молодое поколение выйдет на улицы бунтовать против чрезмерного потребления?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо