Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Союз защиты театра борется за сохранение культурного наследия Албании

Национальный театр Албании в Тиране. Фотография любезно предоставлена Союзом защиты театра, использовано с разрешения.

[Ссылки ведут на страницы на албанском языке, если не указано иного].

В настоящий момент идет борьба в защиту Национального театра Албании.

В течение более чем трех месяцев деятели искусства, активисты и просто рядовые граждане каждый день выходят на улицы албанской столицы Тираны, чтобы выразить протест против решения правительства снести историческое здание театра и заменить его современным строением по проекту датского архитектора Бьярке Ингельса.

Было заключено государственно-частное партнерство, в рамках которого правительство Албании представит компании Fusha для освоения участок земли, на котором построен театр.

Участники митинга требуют, чтобы президент отклонил Особый закон. Фотография любезно предоставлена Руди Эребарой, использовано с разрешения.

Для придания законности подобному партнерству в феврале 2018 года правительство предложило принять Особый закон [англ] (прозванный противниками «Закон Fusha»), который разрешал бы подобное размещение государственных заказов и заключение контрактов.

Представители оппозиции в парламенте отклонили закон с комментарием, что он нарушает Конституцию и Соглашение об ассоциации с Европейский союзом 2003 года, так как не соответствует критериям свободной конкуренции на рынке.

Однако несмотря на все доводы, большая часть правящей Социалистической партии 5-го июня 2018 года проголосовала за принятие закона.

Как только стало известно о скором принятии Особого закона, деятели искусства и активисты создали Союз защиты театра, демонстрируя решимость спасти историческое здание.

Публичные слушания приводят к дальнейшим разногласиям

После объявления о новом законе Союз начал активные действия в защиту Национального театра. Мэр Тираны Эрьон Велиай от лица Министерства культуры организовал три «публичных слушания» с целью выслушать жалобы членов Союза. Однако, как отметили наблюдатели, создалось впечатление, будто слушания специально сдирижировали таким образом, чтобы посеять разногласия, а не добиться единения.

Во время слушаний директор государственного Института строительства Аргон Хюсенлиу заявил, что по оценкам его организации «работы [в театре] необходимо приостановить из-за несоответствия технических условий в области безопасности с требуемыми стандартами». Однако Институт так и не опубликовал свои отчеты, что посеяло еще больше сомнений по поводу правдивости подобных высказываний.

Петиции, контрпетиции, пропаганда

Албанцы подписывают петицию о защите Национального театра. Фотография любезно предоставлена Руди Эребарой.

Работа Союза активизировалась, когда к нему примкнули видные общественные деятели, историки, ученые и журналисты. Также с заявлением против сноса театра выступила Ассоциация архитекторов Албании, указав на историческую и эстетическую ценность старого здания, построенного в стиле рационализма [рус].

Они обратились к правительству с просьбой

not to erase the collective memory of the generations, and that any new theatre is welcome but we do not have to destroy the old one.

… не стирать коллективную память нескольких поколений. Мы будем рады любому новому театру, но необходимости уничтожать этот нет.

Кроме того, была подана петиция с изложением имеющихся фактов: театр можно реставрировать, и никаким официальным документом этого не опровергнуть.

Однако ряд деятелей искусства поддержали идею строительства нового здания театра и выступили с заявлением в защиту Особого закона. Под их заявлением было поставлено несколько поддельных подписей людей, которые, по всем признакам, живут за пределами страны.

Тем временем власти начали распространять идею, что пришедший в упадок театр представляет угрозу для артистов, а само здание не обладает исторической ценностью. Значимость здания театра как культурного наследия умаляют еще и тем, что его построили во время фашистского периода (1939-1943) и он служил «dopo lavoro» — рабочим клубом.

Это заявление опровергли Рубенс Чима, Аурель Плазари и другие историки, указав на то, что 73-летнюю историю театра необходимо сохранить и уважать.

«Его не снесли даже в период диктатуры [коммунизма]», — написал Плазари.

На поддержку культуры и искусства власти Албании ежегодно выделяют 16 миллионов евро (19 миллионов долларов), то есть менее одного процента от государственного бюджета: меньше всех остальных стран региона. Члены Союза утверждают, что это настоящая деградация, а отсутствие должного финансирования реставрационных работ было намеренным.

Виновником происходящего члены Союза считают действующего премьер-министра Эди Раму, который намеревался снести здание еще в 1998 году, когда занимал должность министра культуры, молодежи и спорта. Тогда он закрыл театр, но его решение отменил находившийся в то время на посту премьера Пандели Майко. В 2002 году Рама, став мэром Тираны, объявил о новом плане развития, в рамках которого на месте театра построят башни. В то время деятели искусства проявили большую сплоченность. При поддержке обеих доминирующих партий была подана петиция о сохранении исторического здания.

Институциональный вакуум, недостаток поддержки от мировой общественности

В 2016 году в Албании была изменена треть Конституции и проведена судебная реформа [англ], которая привела к возникновению институционального вакуума, так как были уволены многие судьи и прокуроры, которых сочли не подходящими для своих должностей.

Для ЕС [англ] подобные реформы свидетельствовали об успехах по борьбе с коррупцией. Однако ряд высоких должностей внутри судебной системы, в том числе и в Конституционном суде, так и остались вакантными, и в подобных обстоятельствах не представляется возможным оспорить Особый закон, который, как считают многие, противоречит Конституции.

Даже президент Албании отказался подписывать этот закон [англ] и вернул его в парламент, однако в случаях, когда «за» голосует большинство, президент имеет право вернуть закон на доработку лишь единожды.

Наблюдательная организация Docomomo International, защищающая памятники модернизма, первой среди представителей международной общественности [англ] призвала выступить против сноса театра, обратившись в открытом письме к властям с настойчивой просьбой сохранить историческое здание:

On the context of the extraordinary transformation and innovation period that the city is facing, and since a reconstruction project has been approved for the National Theatre of Albania and adjacent areas, Docomomo foremost concerns rely on the new plans for this cultural center which intent to erase its original integrity. The new, 9,300 square meters contemporary building will be placed in the heart of downtown, right close to the National Opera and the National Art Gallery, replacing the original theatre.

Говоря о небывало масштабном плане по преображению и реновации города, наибольшую озабоченность у Docomomo вызывает утвержденный проект по реконструкции Национального театра Албании и прилегающих территорий. Культурный центр потеряет свою целостность; в самом сердце города, на месте первоначального театра, в непосредственной близости от Национальной оперы и Национальной художественной галереи, будет построено современное здание на 9300 м².

Общественная организация Europa Nostra также прислала правительству Албании открытое письмо [англ], в котором назвала снос театра «решением, вызывающим тревогу».

Никчемная «хибара» или сокровище?

Участница протестов в Тиране с табличкой «Театр — это я». Фото любезно предоставлено Руди Эребара.

Несмотря на множественные просьбы со стороны крупных институтов и организаций, мэр Велиай продолжает называть театр не достойной ремонта «хибарой».

Наряду с подачей петиций, исков и поиском поддержки в штабе ЕС, члены Союза сделали публичное заявление [англ], подчеркнув ряд проблем, связанных с Особым законом.

Албания еще не является членом ЕС, однако уже подписала Соглашение об ассоциации [англ] (СА). Переговоры начнутся в июне 2019 года.

Активисты указывают на то, что в случае, если Албания войдет в ЕС, Особый закон станет нарушением СА. Они также настаивают, что принятый парламентским большинством закон противоречит Конституции и своим содержанием, и связанными с ним процедурами.

Чиновники ЕС отреагировали [англ] тем, что признались в «отсутствии компетенции оценивать соответствие Особого закона существующему правовому режиму Албании». Тем не менее, они призвали правительство Албании [англ] «стремиться к соблюдению европейских принципов размещения государственных заказов и обеспечивать равный доступ к рынку».

Европейский союз является одним из главных спонсоров судебной реформы в Албании, однако никак не стремится решать проблему возникшего в результате преобразований институционального вакуума.

Актер Неритан Личай обращается к премьер-министру. Фотография любезно предоставлена Руди Эребара.

Точная дата сноса театра неизвестна, однако он может состояться в течение трех месяцев. Некоторые члены Союза уверяют, что при необходимости будут перекрывать строительным бригадам путь собственными телами.

Для них это единственный способ добиться общей цели и спасти культурное наследие Албании.

Примечание редактора: автор статьи является активным членом Союза защиты театра.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо