Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Латинская Америка — самый гибельный регион Земли и YouTube собирается выяснить, почему

Скриншот первого эпизода сериала, доступного на YouTube.

Жители Латинской Америки составляют всего лишь 8% населения мира, но в то же время именно в этом регионе совершается 33% всех убийств. Таким образом, Латинская Америка является самым гибельным континентом планеты [анг]. Здесь было убито около 2,5 миллиона людей с начала этого столетия, больше, чем в ходе всех мировых войн, произошедших в тот же самый период [анг].

В течение последних нескольких десятилетий было проведено множество исследований этого феномена, однако не было предпринято достаточное количество попыток, чтобы донести полученные результаты до широкой общественности. Колумбийский канал La Pulla (с испанского «насмешка») на платформе YouTube [исп] рассказывает о проблеме в сериале «Убийства: Трагедия Латинской Америки» [исп] («Matar, la desgracia de América Latina»), состоящем из семи эпизодов.

Канал La Pulla, созданный молодыми корреспондентами 130-летней колумбийской газеты El Espectador, раскрывает сложные темы, сочетая серьёзный анализ с юмором. Несмотря на то, что создатели сериала в первую очередь ориентировались на молодёжь Колумбии, канал приобрел множество подписчиков [анг] всех возрастов как в самой стране, так и за её границами.

Серии «Убийства: Трагедия Латинской Америки», которые были выпущены в июне 2017 года, стали самыми популярными на канале. Некоторые эпизоды дополнены английскими субтитрами.

В первом эпизоде специально приглашенные гости расследуют «дело Мексики». Политический комментатор Жорже Роберто Авилес Васкес, известный в интернете как Callo de hacha [исп], объясняет, почему причины существования данной проблемы не сводятся лишь к наличию наркосиндикатов:

Un dato para el presidente Trump: casi la mitad de los vendedores de armas [estadounidenses] dependen de nosotros como clientes. En México, hay armas suficientes para repartir a uno de cada tres hombres […]. Y en la frontera, cada kilómetro hay dos tiendas de armas […] Si tú mezclas una cultura violenta, desigualdad económica y el narcotráfico, esto es lo que nos queda: una montaña de muertos.

Важный факт для президента Трампа: практически половина торговцев оружием [США] зависят от нас, их клиентов. В Мексике достаточно оружия, чтобы предоставить его каждому третьему […]. На границе на каждый километр приходится два магазина оружия […] Если вы смешаете культуру насилия, экономическое неравенство и наркотрафик, то получите результат — гору мертвых.

Некоторые эпизоды раскрывают особые аспекты упомянутого феномена, такие как высокие показатели по убийствам транссексуалов [исп] — ожидаемая продолжительность жизни этих людей в регионе не превышает и 40 лет [анг] — или неблагоприятные репортажи СМИ и индустрии развлечения о наркотрафике и употреблении наркотиков [исп].

В другой серии обращается внимание на колумбийский город Медельин, который известен своими наркосиндикатами, но также и своим постепенным возрождением, которое привело к значительному снижению уровня [исп] смертности в начале 2000-х.

Причины позитивных изменений в городе являются комплексными и не все из них связаны с инициативами правительства или активных граждан. Как поясняется в видео, к трансформации привёл целый ряд факторов [исп], включая государственные инвестиции, вовлечение общественности и пакты между наркосиндикатами [исп].

В этом эпизоде артисты и общественные лидеры описывают, опираясь на личный опыт, долгосрочный эффект образовательных и творческих инициатив в кварталах города.

Даниэла Арбелаез из общественного центра Casa de las estrategias (Дом стратегий)считает:

… Nos hemos hecho muy muy duros frente a el tema de la violencia. [Llegamos a hacernos sentir] que no está pasando nada […Nos decimos] “eso es de esta cuadra para allá, no preguntemos, yo a esa cuadra no voy”. “No, se están matando entre ellos, pero yo no soy ellos”. Y los toques de queda, que es encerrar a la gente. Eso lo hacen las bandas ilegales, pero también en muchos momentos los ha hecho el Estado. Eso a mi me parece falta de creatividad, porque el Estado se está equiparando con [los métodos del crimen] y no con los procesos de base comunitaria […], que responden a otras cosas, a pasiones de las personas […a la necesidad de tener] lugares para enamorarse, maneras fáciles de salir del barrio, entrar… y recorrer toda la ciudad…

…Мы очень ожесточились по отношению к теме насилия. [Нам даже удалось заставить себя чувствовать], что ничего не происходит. […Мы говорим себе] «это в другом квартале, не в этом. Не будем задавать вопросы, пойдём другой дорогой». «Не знаю, убивают ли они своих, но я не один из них». И здесь есть комендантские часы, способ закрыть людей в домах. Этим занимаются нелегальные банды, но также часто к этому методу прибегало и государство. Мне кажется, что это признак нехватки креативности, потому как, используя такие методы, государство опускается [на уровень банд] вместо того, чтобы обеспечить нормальную общественную жизнь, которая включает реализацию человеческих страстей, […потребности в наличии] мест, где можно влюбиться, простых способов покинуть квартал, войти в него… и обойти весь город…

Другие видео посвящены Венесуэле, которая сейчас увязла в политическом и экономическом кризисе, Центральной Америке, страдающей от комплексной проблемы с бандами [ру], и роли тюремной системы в городском насилии и преступлениях.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо