Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Тернистый путь сирийца к свободе

Фирас на севере Сирии после вынужденного перемещения. Использовано с разрешения [анг].

Одной тёплой июльской ночью молодой сириец устремился в темноту, надеясь спастись из места, которое когда-то было его домом. Неся на руках своего младшего брата, он пробирался сквозь поля и долины, карабкался на стены и поднимался на вершины гор. Каждая строка этого повествования об ужасах войны и переходе через сумрачные поля под доносящийся издали хохот гиен — это личная история Фираса Аль-Абдуллы.

Фирас родился в Думе — сирийском городе, расположенном в районе Гуты к северо-востоку от столицы. За семь лет войны здесь совершались самые немыслимые злодеяния.

В результате двух наступательных операций повстанцы вытеснили войска режима Асада, который, заручившись поддержкой Ирана и «Хезболлы», пошёл в контрнаступление, что в 2013 году привело к осаде Восточной Гуты.

Осаждённым оказался и родной город Фираса Дума. Комиссия ООН по расследованию в Сирии [анг] назвала осаду «варварской» и «характерной для Средневековья». За 5 лет блокады в регионе совершались многочисленные военные преступления и преступления против человечности, начиная от применения запрещённого оружия и заканчивая голодом среди гражданского населения в качестве метода ведения военных действий.

Спустя мгновения после массированного обстрела, когда вооружённые силы Асада сбросили на жилые кварталы Думы в Восточной Гуте более 100 снарядов.

21 августа 2013 года гражданское население этого сирийского региона подверглось самому ужасающему инциденту химической бомбардировки в истории. Кроме того, атака [анг] расценивается как наболее смертоносное применение химического оружия за последние 25 лет.

В заключительном докладе Миссии ООН по расследованию сообщений о применении химического оружия в Сирийской Арабской Республике подтверждается, что атака была совершена с использованием ракет, содержащих до 60 литров нервно-паралитического газа зарина. По предварительной оценке [анг] правительства США, атака унесла жизни более 1 400 граждан, включая как минимум 426 детей.

Xотя в докладе ООН и не определены конкретные виновники нападения, многие независимые источники сходятся во мнении, что ответственность за бомбардировку лежит на сирийском режиме. Как объяснил специалист по оружию организации Human Rights Watch Питер Букаерт [анг], имеются данные о том, что указанные в докладе ракетные системы находятся на балансе вооружённых сил Сирии.

С начала 2018 года наблюдается усиление продолжающихся нападений на Восточную Гуту.  В материале, опубликованном Médecins Sans Frontières [анг] («Врачи без границ»), ситуацию описывают как «возмутительное, непрекращающееся бедствие массового поражения».

В публикации содержатся сведения медицинского характера, собранные за первые две недели военного наступления на объектах, которые пользуются поддержкой организации. Согласно полученной информации, в период с 18 февраля по 3 марта были убиты в среднем по 71 человеку в день.

Мгновения в аду: город Дума охвачен пламенем террора, направленного против гражданского населения Восточной Гуты.
Это холокост 2018 года.

По состоянию на конец марта Дума оставалась последним анклавом повстанцев.

В следующий месяц на город была сброшена бочковая бомба, напичканная зарином, — в результате погибли 70 человек. Работающие в регионе врачи [анг] сообщали о наличии у больных симптомов, соответствовавших воздействию нервно-паралитического отравляющего вещества.

Местные активисты, гуманитарные работники, а также ряд государств обвинили в нападении сирийский режим. Россия — ключевой союзник Асада — утверждает, что нападений не было, а приводимая в качестве доказательства видеозапись была постановочной и инсценирована британской разведкой.

На протяжении пяти лет блокады Фирас и его товарищи пересекали развалины улиц и записывали на видео многочисленные массовые убийства, происходившие перед их глазами, — затем он опубликовывал репортажи в социальных сетях.

Опубликовано Фирасом Абдуллой

В результате беспощадной военной кампании, в рамках соглашения об эвакуации от 1 апреля, Фирас и его семья были насильственно перемещены на север Сирии. В своём интервью Global Voices Фирас откровенно рассказал обо всём, что с ним произошло.

«Жизнь на севере была очень тяжёлой. До нас регулярно доходили слухи об убийствах и похищениях людей, особенно активистов. Поэтому мне там приходилось очень трудно». В результате его семья приняла решение перебраться в Турцию. Фирас объясняет: «Мы хотели продолжать нормально жить, но, конечно, это не означает, что мы хотели забыть. Революцию невозможно забыть… сделать это означало бы подвести всех тех людей, которые были замучены до смерти, всех тех, кто по сей день находится под арестом, всех».

Опубликовано Фирасом Абдуллой

Это те самые могилы, в которых до сих пор проживает гражданское население Восточной Гуты. Эти семьи находятся здесь уже более 72 часов.

Люди страдают от нехватки продовольствия и воды. Отсутствует отопление, кроме того, антисанитарные условия здесь, в убежищах, приводят к серьёзным проблемам со здоровьем.

Большинство живущих в убежищах — это женщины и дети…

Чтобы попасть в Турцию Фирас и его семья пошли на сделку с контрабандистом. Их полное опасностей путешествие началось поздней ночью 21 июля, когда они отправились через рощу Дейр Савван [دير صوان — в переводе с арабского «Гранитный монастырь»]. Даже пронзительные вопли гиен не ослабили их решительности. В ожидании сигнала контрабандиста о том, что на побережье всё спокойно, они присели отдохнуть под оливковым деревом.

Позже той же ночью они наконец добрались до расположенной в горах пограничной стены. Вместе со своими родителями, братьями и сёстрами Фирас вскарабкался на вершину ограждения, толщина которого составляла всего 15 сантиметров. Стена оказалась такой узкой, что некуда было поставить ногу. Чем дальше они шли по этой кромке, тем круче становился подъём. Посмотрев вниз, Фирас обнаружил, что они находились на высоте 30 метров над долиной.

Младшему брату Фираса Мухаммеду было столько же лет, сколько длилась война. Перед отбытием Фирас пообещал ему: «В Турции ты будешь счастлив. Ты сможешь выйти из дома и играть на чистых, приятных улицах». Пока они продолжали идти по краю этой километровой стены, Мухаммед неожиданно оступился и чуть не свалился вниз — в самый последний момент Фирасу удалось схватить его за руку.

Среди вещей, которыми набит 20-килограммовый рюкзак юноши, находятся ключи от его дома, почти разрушенного авиационными ударами.

Опубликовано Фирасом

Ранним утром семья Аль-Абдулла наконец добралась до конца недостроенной стены. Спустившись вниз, они сделали первые шаги по турецкой земле.

Их напряжённое путешествие продолжалось ещё три часа по горам и каменистым долинам. В какой-то момент Фирасу пришлось взять Мухаммеда на руки, чтобы перепрыгнуть через реку. Его мать тоже устала, поэтому он нёс их по очереди: своего брата и свою мать. «Это было изматывающее путешествие, и было так темно. Лунного света было недостаточно», — пожаловался молодой человек.

Пройдя более 5 километров от пограничной стены, они достигли турецкого города Килис. Такси, заказанное контрабандистом, доставило утомлённых и измученных жаждой путешественников в квартиру, где они смогли немного отдохнуть. Немногим позже за ними заехало другое такси, на котором они за 16 часов добрались до Стамбула, где их уже ждали родственники. 22 июля в 22:30 они прибыли в столицу Турции.

Когда Фираса попросили поделиться своими мыслями на момент прибытия в Стамбул, он пояснил: «В течение целой недели я был в состоянии шока, я не мог поверить, что оставил [Сирию] и теперь нахожусь там, где люди живут нормальной жизнью. Я добрался до “настоящего мира” – как я это называю – настоящего мира, где жил каждый, кроме нас, вычеркнутых жестоким давящим сирийским режимом. [Режим] заставил нас жить в регрессивных и варварских условиях внутри этого большего “настоящего мира”».

Увидев уличные фонари впервые за семь лет, он испытал восторг. «Впервые за семь лет мы увидели неповреждённые бомбёжками улицы, непобитые осколками тротуары и нетронутые войной стены», — поделился он.

Однако те ужасы, которые Фирас пережил в Сирии, преследовали его и в новом доме.

«Каждый раз, когда над нами пролетает коммерческий самолёт или вертолёт, мы машинально в страхе втягиваем головы в плечи. Сразу же я начинаю думать, что нужно предупредить других о том, что в воздухе военные самолёты, словно я до сих пор нахожусь в Гуте», — объясняет Фирас. «Это может звучать нелепо, — усмехнулся он, — но нам понадобится время, чтобы забыть о том ужасе, в котором мы жили».

В заключении он сказал: «Здесь, конечно, лучше, особенно для моей семьи. Ну а моя семья — это единственное, что имеет для меня значение».

Свобода навсегда…
Поднимем нашу гордость выше неба…
«До вечной победы»

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо