Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Вспоминая забытые усилия Кофи Аннана в Восточном Тиморе

Кофи Аннан, фотография Фонда Кофи Аннана, 2015 год, использовано с разрешения автора по лицензии Attribution 2.0 Generic (CC BY 2.0)

[Ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Граждане Восточного Тимора вместе со всем миром скорбят о смерти международного дипломата Кофи Аннана, скончавшегося 18 августа 2018 года в Швейцарии в возрасте 80 лет.

Миротворческое наследие, которое оставил Аннан, стало определяющим в период международного кризиса после завершения холодной войны. И хотя его усилия по сохранению мира в Восточном Тиморе нередко оказываются забытыми, в столице государства, небольшом прибрежном городе Дили [рус], ставили свечи за бывшего генерального секретаря ООН, который достиг мирового соглашения для страны, с 1975 года и на протяжении двух десятилетий страдавшей от жестокостей индонезийской оккупации.

Восточный Тимор — это государство, расположенное в Юго-Восточной Азии, с населением около одного миллиона человек. В 1999 году страна получила независимость от Индонезии, а в 2002 году стала членом ООН.

Вот как прокомментировал зажжение свечей в память о дипломате пользователь Facebook Жоау Мартинс:

Dozens of Timorese conducted candle light vigil in remembrance of former UN Secretary General Kofi Annan who passed away 2 days ago and his contribution to the Independence process of East Timor during his time at UN. Thank you Mr Kofi Annan and May his soul rest in peace in heavenly God’s Kingdom.

Десятки тиморцев приняли участие в ночном шествии со свечами, поминая умершего 2 дня назад бывшего генерального секретаря ООН Кофи Аннана и отмечая его вклад в процесс обретения независимости Восточным Тимором в период его пребывания в ООН. Спасибо, господин Кофи Аннан, и пусть душа его покоится с миром в Царстве Божием.

Выражения дани уважения Аннану заполонили новостные каналы и социальные сети не только в Восточном Тиморе, но и за его пределами. Однако не обошлось и без указания на оплошности в вопросах международной политики, допущенные дипломатом, когда он возглавлял миротворческий процесс в составе ООН — в качестве доводов приводились как война в Ираке, так и акты жестокости в Руанде и Боснии.

Аннан в роли миротворца в Восточном Тиморе

В 1975 году на территорию Восточного Тимора вторглись вооружённые силы Индонезии, которые оккупировали регион и навязали местным жителям свои язык и культуру. Подавлялось любое инакомыслие, что приводило к актам жестокости, аналогичным резне Санта-Круса, произошедшей в 1991 году и унесшей жизни 250 жителей, которые вышли на улицы с мирной демонстрацией за независимость и были расстреляны.

За весь период оккупации для «ослабления и унижения» своих врагов индонезийские войска забрали из оказывавших сопротивление семей порядка 4 000 детей.

Пятнадцать лет мирных переговоров прошли безрезультатно, пока в 1997 году у штурвала ООН не встал Кофи Аннан, принявший на себя обязательства по урегулированию кризиса в Восточном Тиморе. Как пишет историк Джеффри Робинсон в своей книге If You Leave Us Here, We Will Die: How Genocide Was Stopped in East Timor [«Если вы нас здесь оставите — мы умрём: как был остановлен геноцид в Восточном Тиморе»], к августу 1999 года Аннан проводил ежедневные переговоры с президентом Индонезии Б.Ю. Хабиби.

Четвёртого сентября 1999 года беседа Аннана с Хабиби продолжалась до глубокой ночи —находясь на другой стороне земного шара, президент упорно навязывал дипломату свою борьбу.

За неделю до той беседы Аннан и Хабиби достигли соглашения о проведении референдума по самоопределению Восточного Тимора [рус], что шокировало и разгневало индонезийских военных. После 24 лет бесчеловечной оккупации почти 80 процентов восточных тиморцев проголосовали за независимость от Индонезии.

Аннан хорошо сознавал, что без согласия Хабиби миротворческая миссия была обречена на провал, поэтому с целью оказания давления на Индонезию он связался с мировыми лидерами. Двенадцатого сентября 1999 года дипломат заручился поддержкой Австралии на вмешательство.

Хотя в конечном итоге Хабиби согласился с результатами референдума, выступив с призывом к миру и безопасности, его правительство, тем не менее, потеряло контроль над вооружёнными силами, что обернулось кровавыми бойнями, прокатившимися по всему Восточному Тимору.

Несмотря на то, что триста тысяч жителей сумели бежать в Западный Тимор, по всей стране от нападений погибли тысячи людей, только за один день в церкви города Суаи на юго-западе страны были убиты 200 человек.

Аннан обеспечил вмешательство ООН при поддержке вооружённых сил Австралии, которым удалось восстановить порядок на острове. Однако даже после стабилизации ситуации Аннан настоял том, чтобы миротворческие силы оставались в государстве на трёхлетний срок, отсрочив независимость Восточного Тимора до мая 2002 года.

По утверждению историка Робинсона, гуманитарное вмешательство Аннана в Восточном Тиморе сыграло решающую роль в обеспечении безопасности и стабильности острова.

Размышляя о политике вмешательства

Выполняя свои полномочия в качестве главы миротворческих усилий ООН, Аннан заявлял, что Восточный Тимор и параллельно протекавшая Косовская война [рус] (1998) требуют серьёзного размышления о политике вмешательства. В своих мемуарах «Вмешательство: жизнь в условиях войны и мира» он писал:

…the world had confronted two separate crises – Kosovo and East Timor – that had triggered a global debate on intervention and sovereignty, the rights of peoples and the responsibilities of states. I have combined my own intense diplomatic engagement on both crises – with the UN playing a central role in the case of East Timor – with a determination to reframe the question of intervention, and restore the United Nations to a central place in setting the boundaries of what states could do within their borders.

…мир столкнулся с двумя отдельными кризисами, — Косово и Восточного Тимора — что спровоцировало глобальную дискуссию на тему вмешательства и суверенитета, прав народов и ответственности государства. Я объединил своё собственное напряжённое дипломатическое участие в обоих кризисах — где ООН сыграла решающую роль в урегулировании конфликта в Восточном Тиморе — с твёрдым намерением переосмыслить вопрос о вмешательстве и восстановить ключевую позицию ООН в установлении границ того, что государство может делать в пределах своей территории.

Гуманитарный работник и научный эксперт по Восточному Тимору Марианна Яго определила роль Аннана как важнейшую и беспрецедентную:

Annan had determined to take an active role on the East Timor question. His predecessor Javier Pérez de Cuéllar had publicly indicated that he saw his role in the East Timor question as that of a ‘go-between’ rather than one of leadership and innovation.

By contrast, soon after he took office Annan contacted the governments of Portugal and Indonesia, and informed them of his desire to use his good offices to help find a solution to the question of East Timor.

Аннан был полон решимости сыграть активную роль в урегулировании вопроса о Восточном Тиморе. Его предшественник Хавьер Перес де Куэльяр открыто заявлял, что свою роль в урегулировании вопроса о Восточном Тиморе он видел скорее в качестве «посредника», нежели с позиции лидерства и нововведений.

В отличие от него, вскоре после своего вступления в должность Аннан связался с правительствами Португалии и Индонезии, поставив их в известность о намерениях использовать свои добрые услуги с тем, чтобы помочь найти решение по вопросу о Восточном Тиморе.

Она подчёркивает, что именно смелое лидерство Аннана в Восточном Тиморе ознаменовало наибольший успех в его карьере:

In contrast to Annan’s own much-regretted reticence during the Rwanda and Srebrenica massacres, when as Head of the UN Department of Peacekeeping Operations (DPKO), and then as secretary-general, he submitted to the ‘institutional tendency’ of the UN Secretariat to ‘follow rather than lead the Security Council’, the Secretary-General’s office was at the heart of intense international diplomatic efforts to coerce Habibie into accepting an international force in East Timor.

В отличие от сдержанной реакции Аннана на резню в Руанде и Сребренице, о которой он сам очень сожалел, когда, возглавляя Департамент операций по поддержанию мира (ДОПМ) ООН, и позже, уже занимая должность генерального секретаря организации, он покорился «институционной тенденции» Секретариата ООН «скорее следовать, нежели руководить Советом Безопасности» — [в Восточном Тиморе] Канцелярия генерального секретаря находилась в эпицентре международных дипломатических усилий, направленных на то, чтобы склонить Хабиби допустить международные силы в Восточный Тимор.

Бывший президент Восточного Тимора и солауреат Нобелевской премии за мир 1996 года Жозе Рамуш-Орта совсем недавно с высокой похвалой отозвался о работе, проделанной Аннаном в Восточном Тиморе.

После десятилетий насилия и оккупации правозащитная организация East Timor & Indonesia Action Network (ETAN) продолжает добиваться примирения, выражая сохраняющееся разочарование вследствие неурегулированных конфликтов:

Сегодня умер бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Его усилия в Тиморе в 1999 году отмечены Нобелевской премией мира. Однако по-прежнему остаются невыполненными принятые им от имени ООН обязательства относительно правосудия и подотчётности Индонезии, а также иных государств за их преступления против человечества.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо