Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Сможет ли метод искусственного оплодотворения «в пробирке» спасти северного белого носорога?

«Судан», последний мужской представитель северного белого носорога. Изображение Flickr-пользователя: Make It Kenya, общественное достояние.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иное].

19 марта 2018 года сторонники охраны природы надели траур по 45-летнему северному белому носорогу по имени Судан [ру], который был одним из трёх оставшихся северных белых носорогов на земле и последним самцом. Ветеринары в кенийском заповеднике «Ол Паджета», где проживало животное, решили усыпить тяжело болеющего носорога, чтобы избавить его от страданий.

После смерти Судана в мире осталось всего два северных белых носорога, причём обе из них самки и одновременно потомки Судана: его дочь Наджин и внучка Фату. Теперь учёные надеются на продолжение рода путём искусственного оплодотворения (ЭКО), что в свою очередь вызвало жаркие споры.

Исследователи уже создали гибридные эмбрионы, используя неоплодотворённые яйцеклетки, взятые у ближайшего подвида — южных белых носорогов, в сочетании с замороженной спермой умерших самцов северных белых носорогов. Впервые полученные эмбрионы выросли до стадии бластоцисты [ру] в лаборатории, дав тем самым учёным надежду на спасение северного белого носорога от вымирания.

Теперь для защиты от браконьеров Наджин и Фату находятся в Кении под охраной 24 часа в сутки, в то время как учёные намерены взять их яйцеклетки для создания жизнеспособных эмбрионов с замороженной спермой Судана, а затем имплантировать их в самок южных белых носорогов (близкий подвид), чтобы создать первых «чистых» северных белых носорогов «из пробирки».

Однако пока ещё это намерение носит чисто гипотетический характер, так как учёным до сих пор не дали разрешения собрать яйцеклетки для этого эксперимента, но они надеются получить его от правительства Кении до конца 2018 года.

Сложная и инвазивная процедура ЭКО вызывает множество споров. Во-первых, искусственное оплодотворение — это очень дорогостоящая процедура — специалисты оценили её примерно в 9 миллионов долларов США — и многие задались вопросом рациональности траты такой огромной суммы денег на спасение вида, который и так почти вымер, предложив использовать эти средства на защиту здоровой популяции носорогов:

Мы безгранично сочувствуем потере последнего самца белого носорога Судана, но я считаю это … (как бы это лучше сказать?), ведь мы собираем 9 миллионов долларов на ЭКО, чтобы вырастить стадо (которое браконьеры всё равно убьют).

Может просто смириться и заняться другими проблемами?

Активист группы «Спасём носорога» (Save the Rhino) опубликовал своё заявление по поводу этой противоречивой процедуры:

A practical concern for any future Northern white rhinos successfully bred through IVF is the question of where they would live. Much of the sub-species’ former range has lost rhinos in its entirety, with limited conservation programmes or expertise for managing a rhino population, and large-scale habitat loss. In any case, for rhino population to be genetically viable, a minimum of 20, unrelated ‘founder individuals’ are needed. Otherwise, a population becomes inbred and prone to genetic abnormalities – and fertility problems.

Насущная проблема для любых северных белых носорогов, которых удастся произвести на свет благодаря ЭКО, — это вопрос о том, где они будут жить. На большей части прежних ареалов обитания носороги полностью вымерли из-за ограниченных программ сохранения, недостатка специалистов для контроля за популяцией и масштабной утратой мест обитания. В любом случае, для того, чтобы популяция носорогов была генетически жизнеспособной, необходимы как минимум 20 не связанных между собой «индивидуальных основателей». В противном случае популяция становится инбредной, подвержена генетическим аномалиям и проблемам фертильности.

Северные белые носороги (подвид белого носорога) раньше свободно жили на территории Уганды, Чада, Судана, Центральной Африканской Республики и Демократической Республики Конго, однако сейчас их не осталось в дикой природе из-за многолетних гражданских войн и браконьерства.

В общем, количество носорогов, даже без учёта разделения на виды, существенно сократилось за последние годы, в основном из-за большого спроса на их рога. В некоторых азиатских странах люди верят, что они могут излечить лихорадку и заболевания сердца. В других регионах они символизируют богатство.

Зимбабве пытается остановить незаконную торговлю носорогами

Споры вокруг ЭКО продолжаются, но смерть Судана привлекла внимание к бедственному положению носорогов на территории всего Африканского континента. Так, например, в Зимбабве живут и белые, и черные носороги. «Перепись носорогов» в 2009 году показала, что в государственных и частных заповедниках Зимбабве осталось примерно 425 черных и 300 белых носорогов.

В попытке помешать незаконным убийствам и эксплуатации диких животных правительство Зимбабве реализовало правовую защиту для них в соответствии с положениями Закона о заповедниках и дикой флоре и фауне [Глава 20:14] (PWA), который прописывает суровые наказания для свершивших преступление. Носорог теперь классифицируется как «особо охраняемое животное», охота на него, а тем более убийство запрещены; правонарушителей ожидает обязательное тюремное заключение сроком на 9 лет в первый раз и 11 лет при повторном нарушении закона.

Тем не менее, даже введение строгих наказаний не останавливает браконьеров, которые согласны идти на такой риск, однако в конце концов оказывается, что они лишь пешки в сложной сети организованной преступности. Большинство из них бедные, безработные сельские жители, прельстившиеся огромными суммами, которые может принести такая деятельность. Борьба с незаконной торговлей дикими животными непременно должна включать аресты глав этих преступных организаций (хотя в реальности это не всегда так).

Согласно Закону о заповедниках и дикой флоре и фауне, оборудование, транспортные средства и оружие, используемые для свершения правонарушений касаемо дикой природы, подлежат изъятию, то есть государство имеет право конфисковывать и распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению. Однако, несмотря на эту правовую защиту, перемены происходят очень медленно из-за недостатка финансирования, попустительства правоохранительных органов и коррупции.

Ежедневная онлайн-газета из ЮАР Daily Maverick опубликовала репортаж о том, что коррупция и незаконная торговля рогами носорогов идут рука об руку не только в Зимбабве, но и в 8 других странах Африки.

Призыв спасти носорогов

Защитники природы призывают активистов и всех граждан, особенно тех, кто проживает в непосредственной близости от их мест обитания, не оставаться равнодушными к проблеме сохранения носорогов.

В Зимбабве, где 62% населения моложе 25 лет, надеются, что именно молодёжь сыграет главную роль в этом активистском движении. Однако молодые люди предпочитает всё больше и больше времени проводить онлайн, а не на природе, поэтому активистам приходится с боем привлекать их к спасению носорогов.

Носороги как зонтичный вид [прим. переводчика: вид, занимающий значительную экологическую нишу в сообществе, способствующий поддержанию постоянства состава данного сообщества] являются неотъемлемой частью богатой экосистемы, а их ежедневное поведение напрямую влияет на качество жизни других видов. Например, они едят траву, тем самым делая её короче и облегчая передвижение по местности другим млекопитающим.

Исследователи доказали, что без носорогов все остальные пасущиеся на равнинах животные пострадают. С носорогами же количество как самих растений, так и их видов увеличивается. Они отдают почти столько же, сколько и берут у природы, например, древесные волокна проходят через их пищевод и становятся удобрением.

Хотя ученые и признают, что вымирание — это естественная часть эволюции, но оно происходит гораздо быстрее из-за браконьерства, разрушения среды обитания, чрезмерной эксплуатации дикой природы и даже политических конфликтов. Вымирание носорогов скажется на других видах как эффект домино, и смерть Судана — яркое тому напоминание.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо