Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Венесуэльское образование и призрак идеологии

Школа администрирования, современных языков и образования в Центральном университете Венесуэлы. Фото Warairarepano&Guaicaipuro. Распространено по лицензии Creative Common. Attribution-Share Alike 4.0 International.

[Ссылки ведут на страницы на испанском языке, если не указано иного].

Несколько недель назад я проснулась от новостей о том, что президент Николас Мадуро объявил, что он собирается «поспешить с уничтожением» университетских программ, связанных с гуманитарными науками. «Все университеты должны быть объединены с „Планом отчизны“ (или Plan de la Patria) 2025 года», — и это то же самое, что сказать, что они должны будут подчиниться конкретной идеологии.

«У нас не может быть тысяч профессионалов, оканчивающих университетские программы, которые никак не связанны с развитием страны», — сказал Мадуро. Что, по сути, тоже самое, что сказать, что искусства, современные языки и изучение международных отношений (также известное как исследования дипломатии) не привносят ничего в развитие страны.

Я содрогнулась, когда прочла эти новости. Не только потому, что я выпускница такой программы, но и также из-за прямых последствий этих гонений — в короткой и долгосрочной перспективе — против критических мыслей и холистического и интеллектуального образования следующего поколения венесуэльцев.

Однако эти новости меня не удивляют. Тем более после быстрой радикализации «революции», имевшей место в последние 3 года, а так же прошлогодних демонстраций [ру]. Однако я удивлена ясностью, красноречием и абсолютной необратимостью желания правительства насадить систему образования, подогнанную под его идеологические амбиции.

Это не в первый раз и это не только университеты

«Было неизбежно, что что-то подобное произойдет, — прокомментировала П., социолог. В течении трех лет П. критически наблюдает за изменениями школьной программы, насаждаемыми правительством. — Для правительства университеты — это бастион сопротивления, который они не могут контролировать, несмотря на свои усилия».

Это не первый раз, когда случается что-то подобное: несколько лет назад серия школьных учебников «Colección Bicentenaria» подверглась обсуждению в социальных сетях из-за очевидной и лицемерной манипуляции историей. Правительство не только развило новую интерпретацию и пересмотрело видение истории «под себя», но и сконструировало новые исторические декорации, в которых идеология объединят будущее мнение.

Я встретила П. в ее офисе в частном университете, где она по-прежнему работает. Она смотрит на меня с грустью, а затем достает одну из книг из своей аккуратной библиотеки. Это копия печально известного Colección Bicentenaria. Она открывает его на случайной странице и передает мне: Чавес, с узнаваемой президентской перевязью, держит на руках девочку, которая внимательно читает под деревом.

«Отчизна»

«Правительство осторожно подготавливает почву для своей идеологии», — говорит П. показывая мне фото государственной школы в Каракасе, где группа детей позируют перед фотографией Чавеса. Дети смотрят в камеру, со своими беззубыми улыбками, все не старше шести лет, все отдают честь.

Я думаю о концепте отчизны, который часто использует правительство. Идея нации, которая включает в себя не только историю и жителей, но так же идеологию. Отчизна обозначает новый тип страны, который связан с идеологическим акцентом, с дешевым ура-патриотизмом и также, почему нет, с массовым милитаризмом.

Шаг за шагом, новый венесуэлец примет, что «чавизм» — это не только политическая партия, но и неотъемлемая часть венесуэльской идентичности.

Два года назад в СМИ имел место другой сдержанный скандал, связанный с изменениями, которые Министерство народной власти по образованию ввело в школьную программу. Если верить документу, который циркулировал по школам, методы преподавания, используемые учебными заведениями, были «упрощающими, редукционистскими, механистическими».

Предложение для новой школьной программы включает не предметы, а учебные темы. Оно так же уточняет, что эти темы должны быть «объединены с пятью историческими целями „Плана отчизны“ в независимую структуру».

П. объяснила мне, что эти реформы никак не связанны с модернизацией школьной системы, но с чем-то куда более преднамеренным, что несет значительный политический заряд. Предложение по образовательной реформе в том числе включает «исторические цели» «Плана отчизны», написанного Уго Чавесом. Этот процесс начался в 2007 году с презентацией «Боливарианского национального плана», который сформировал часть конституционного референдума.

План потерпел поражение на выборах [ру], но был потихоньку насажден через декреты, без какого либо консенсуса.

Учитывая всё это, я представляю себе поколение, которое вырастет в Венесуэле в следующее десятилетие. Поколение молодых людей, убежденных, что они должны быть благодарны правительству за подачки. Идеология будет для них главным мотивом и мотором их жизни. Поколение, для которого инакомыслие идет вразрез с идеей нации. Страна индоктринации, без возражений или дебатов. Молчаливая страна.

Я представляю себе эту страну, и мне страшно. Когда я иду вдоль грязных и хаотичных улиц Каракаса, я смотрю по сторонам, и меня в который раз шокирует лицо Чавеса, смотрящее на меня отовсюду. Вездесущий призрак с желтеющих билбородов и сорванных плакатов. И политика всегда там, везде, как форма страха, как образ сомнения.

Переводчица: Юля Цветкова 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо