Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Таджикские власти освободили журналиста, но обвинения с него не сняли

Таджикский суд под давлением международного сообщества пошел на уступки, освободив журналиста, приговоренного ранее к 12 годам тюрьмы.

Коллегия Согдийского областного суда, рассмотрев 22 августа кассационную жалобу Хайрулло Мирсаидова, изменила наказание журналисту, признанному виновным в растрате государственных средств, подделке документов и даче ложных показаний.

Адвокат Мирсаидова Бахтиер Насруллоев сообщил агентству «Азия-Плюс», что согласно новому решению суда его подзащитный приговорен к штрафу в размере 80 тысяч сомони ($8500) и двум годам исправительных работ, что подразумевает отчисление пятой части его зарплаты в пользу государства.

Помилование журналиста – практически неслыханный для таджикской системы правосудия жест гуманности, в особенности в таких политизированных делах, как дело Мирсаидова. По-видимому, таджикские власти все-таки приняли во внимание заявления представителей международного сообщества. Хештег #FreeKhayrullo получил широкое распространение в социальных сетях, к нему присоединился [анг] даже посол Великобритании в Таджикистане.

История с осуждением журналиста уходит корнями [анг] в противостояние между ним и чиновниками Согдийской области. В ноябре Мирсаидов, который также возглавлял популярную юмористическую труппу, опубликовал открытое письмо президенту Эмомали Рахмону с подробным описанием коррупционных схем в областном отделе по делам молодежи и спорта.

Но 5 декабря был арестован сам Мирсаидов, а не те лица, о которых он упоминал в письме. С момента начала следствия и до сегодняшнего дня Мирсаидов находился под арестом, хотя не представлял очевидной угрозы для общества и не делал попыток к бегству из страны. Его сторонники заявляли, что все обвинения сфабрикованы и безосновательны.

Реакция правозащитников на освобождение Мирсаидова была неоднозначной. И хотя они удовлетворены, что он освобожден, тот факт, что обвинения с журналиста не сняты, вызвал разочарование.

Следует отметить, что освобождению Мирсаидова, судя по всему, также способствовало общественное внимание к его делу. До вынесения в июле приговора международное дипломатическое сообщество придерживалось больше молчаливой позиции. Западные дипломаты в Центральной Азии, как правило, утверждают, что закулисные переговоры более эффективны, чем публичное выкручивание рук, но 12-летний тюремный срок, похоже, шокировал многих из них.

Сразу же после решения суда 11 июля посольства Великобритании, Германии, Франции, США и представительство ЕС в Таджикистане выступили с совместным заявлением [анг], в котором осудили приговор, назвав его «крайне суровым» наказанием, которое было несоразмерно с обвинениями. Посольства также заявили, что это решение будет иметь реальные последствия.

«Мы обеспокоены тем, что данный приговор может подорвать наши совместные старания в работе за улучшение государственного управления и тем самым омрачит наше сотрудничество», – говорилось в их заявлении.

Таджикские власти, по всей видимости, не ожидали такого негодования и поначалу довольно резко среагировали на него, грозя репрессиями [анг] в адрес средств массовой информации и журналистов, которые освещали это дело.

«Обсуждение и критика судебного приговора со стороны СМИ могут быть расценены, как воспрепятствование осуществлению правосудия, и являются нарушением журналистской этики», – говорилось в заявлении Генеральной прокуратуры.

Другие недавние кампании в социальных сетях возымели столь же неожиданное действие.

После развернутой активистами кампании в соцсетях и сбора подписей под онлайн-петицией власти Таджикистана выпустили из страны тяжелобольного внука лидера оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Мухиддина Кабири, получившего политическое убежище в одной из западных стран.

Позже из страны были выпущены дочь и мать таджикской активистки Шабнам Худойдодовой, проживающей за границей. На уступки таджикские власти пошли после того, как запрет на выезд из страны родных Худойдодовой привлек внимание международных правозащитников и был назван политически мотивированным актом репрессий.

Трудно понять, указывает ли какое-либо из этих событий на намерение правительства смягчить свое жесткое отношение к диссидентам. Согласно неподтвержденным слухам, правительство рассматривало вопрос о помиловании более десяти приговоренных к длительным тюремным срокам членов высшего совета ПИВТ [анг] в обмен на публичное осуждение ими своего лидера Кабири. Но затем пошли разговоры, что заключенные отказались от этой сделки.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо