Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

После зачистки «Джунглей» Кале французскими властями территория бывшего лагеря беженцев должна стать парком дикой природы

Как клочок земли, где когда-то находились «Джунгли» Кале, выглядит сегодня. Изображение: скриншот видео с Youtube от AFP

Короткая деревянная дорожка петляет по унылым просторам песка, кустарников и заброшенных бункеров, построенных немцами в 1940-х годах. Она ведёт к обсерватории, с высоты которой можно наблюдать слегка удручающий пейзаж на фоне оживленной автомагистрали и заводов, усеивающих промышленный район Кале.

Это природоохранная зона, созданная [анг] в северном французском городе в июне 2018 года на клочке земли, где когда-то располагались «Джунгли» Кале [анг] — место, которое стало временным домом для почти десяти тысяч беженцев из Афганистана, Судана, Сирии, Эритреи, Ирака и ряда других стран.

В октябре 2016 года лагерь демонтировали и сравняли с землей — среди скандалов и повышенного внимания СМИ. Были уничтожены не только палатки его обитателей, но и другие самодельные постройки — в том числе рестораны, магазины, мечеть и церковь.

Местные власти решили организовать на месте бывших «Джунглей» парк дикой природы. Как гласит официальный сайт [фра], это «отвоевывание экологии и ландшафта», предполагающее разведение «прекрасных растений, таких как орхидеи, и птиц, таких как бекасы и ласточки».

Однако некоторые предполагают, что проект был вызван желанием отчистить пространство города от нежеланных людей, а не защитить дикую природу региона.

«Экологичные» выселения

Со времени сноса «джунглей» французские власти запустили схожие проекты и в других районах Кале. Цель другого проекта благоустройства — превращение маленького леса, где проживает сообщество эритрейцев, в в парк [фра] — отличие состоит в том, что лес всегда открыт, а парки могут закрываться.

Этот расположенный между автомагистралью, средней школой и жилым кварталом участок площадью 2,5 гектаров официально известен как Лес имени Чико Мендеса, но эритрейские жители прозвали его «Маленький лес». Местные организации ежедневно раздают им еду и воду, снабжают их предметами личной гигиены.

Неподалёку от «Маленького леса» находятся и другие местные сообщества. Такая близость не раз приводила к напряженности — в частности, из-за утилизации отходов. Согласно Help Refugees [анг], власти не сумели обеспечить лагеря вынужденных мигрантов адекватными средствами для сбора отходов.

12 июня 2018 года мэрия Кале провела общественное собрание [фра], на котором мэр города Наташа Бушар представила планы относительно лесов. На встрече присутствовали представители Global Voices.

Во время активного обсуждения дальнейшей судьбы леса, являющегося последним напоминанием об истории района, бывшего когда-то «красивым болотом» (именно так дословно переводится его название, Бо-Маре), один из местных жителей напомнил собравшимся, что в лесу обитает огромное множество живых организмов, таких как, например, саламандры, живущие рядом с озером в центре района.

Но ни слова не было сказано о живущих в лесу людях, пока еще один местный житель робко не предположил — на пятнадцатой минуте собрания — что сначала необходимо решить, что делать с «живущими там людьми».

По планам муниципалитета, когда леса наконец станут парком, он будет обнесен забором, чтобы никто не мог войти в нерабочее время, а на фонарях на его территории планируется установить видеокамеры. По мнению мэра, такие меры позволят устанавливать личность владельцев собак, не убирающих за своими питомцами в парке.

На собрании в мэрии было выдвинуто еще несколько предложений: установка детской площадки, устройство дорожек и площадки для петанка. Что примечательно, благоустройство парка не предусматривает наличия туалетов и пунктов водоснабжения. Все работы обойдутся городу в 1,5 миллиона евро.

Сроки реализации проекта предполагают приоритет элементов одних над другими: хотя большая часть работ по реконструкции запланирована на начало 2020 года, заборы должны быть установлены [фра] уже в августе 2018 года.

Calais Jungle janv 2016

«Джунгли» Кале, 17 января 2016 года. Фото пользователя Flickr malachybrowne. Лицензия CC BY 2.0

«Уничтожение мест закрепления»

Предлагаемая реконструкция леса имени Чико Мендеса происходит на фоне регулярных зачисток Кале от лагерей мигрантов — лагеря демонтируются не реже раза в неделю, а иногда и ежедневно. В контексте новой политики «уничтожения мест закрепления» [фра] власти регулярно уничтожают лагеря, распыляют слезоточивый газ, выбрасывают палатки, брезентовые навесы, спальные мешки и одеяла.

Такие операции часто проводятся ночью или на рассвете, без предупреждения и в присутствии многочисленных полицейских. Мигранты лишаются не только своих домов; часто конфискуют и их личные вещи. Кроме того, сообщается о случаях жестокого обращения полицейских [фра] с вынужденными мигрантами, в том числе несовершеннолетними.

Мы никогда не узнаем, что бы о предложении Бушар сказал Чико Мендес, чьим именем назван этот небольшой лес. Бразильский активист, убитый [анг] в 1988 году, посвятил свою жизнь борьбе за сохранение тропических лесов Амазонии, а также за права крестьян и коренных народов, живущих в них.

По словам [фра] Мишеля Ажье, старшего научного сотрудника Французского научно-исследовательского института развития (IRD) и автора книги «The Jungle: Calais's Camps and Migrants» [«Джунгли: лагеря и мигранты Кале»], эти проекты, фактически, еще и попытка стереть бурную историю этого «подобия города» [фра]:

Il y a un ensemble de crises politiques qui font qu’il y a des gens qui sont mis dans l’obligation de circuler. Ce qui indigne les gens de Calais, c’est le mauvais traitement des gens qui sont là, et, en passant, la mauvaise image de leur ville à cause de cela. Ce n’est pas littéralement le camp ou les migrants eux-mêmes, c’est plutôt cette absence de solution.

Есть ряд политических кризисов, заставляющих людей покидать родные места. Жителей Кале возмущает дурное обращение с обосновавшимися здесь мигрантами, и связанная с этим плохая репутация города. Дело не в лагере и не в мигрантах, а в отсутствии решения их бедственного положения.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо