Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«То, что произошло дальше, превзошло наши самые страшные ожидания»: студенческие протесты в Бангладеш глазами свидетеля

Группа протестующих студентов контролирует соблюдение ПДД в Дакке, Бангладеш, после того как из-за водителей автобусов, превышающих скорость, погибли два подростка. Скриншот с YouTube.

Автор: Салех Ахмад

Абдул Карим Раджиб (18 лет) и Диа Кханам Мим (17 лет) возлагали большие надежды на будущее, как и остальные старшеклассники. Один хотел стать офицером, а другой — банкиром. Однако 29 июля 2018 года оба подростка были убиты [анг] на улицах Дакки, столицы Бангладеш. Их сбили три автобуса, водители которых превышали скорость, пытаясь обогнать друг друга. Те думали лишь о том, как добраться первым и ради прибыли вместить побольше людей в итак переполненный транспорт.

И это не единичный случай. Только по официальным данным, в Бангладеш ежегодно в ДТП погибает более 12 тысяч человек. Если бы водители не нарушали закон, то всех этих смертей можно было бы избежать. Контроль за соблюдением ПДД в стране, мягко говоря, слабый.

Пробка у рынка в Дакке, не считая авторикш, на которых вообще нельзя ездить по этой улице. ФОТО: b k via Flickr (CC BY-SA 2.0)

Только теперь мы решили, что с нас хватит. Нам, молодым жителям Бангладеш, надоело жить в страхе перед смертью в аварии и постоянно думать о том, что нас в любой момент может сбить автобус или грузовик только из-за жадности водителя, для которого заработок важнее, чем сохранение человеческих жизней. Нам надоело, что власти не принимают во внимание, когда нам приходиться собой перегораживать дороги. Нам надоели пустые обещания от людей, разъезжающих по городу в VIP-условиях. Ведь им никогда не приходилось сталкиваться с опасностями передвижения в Бангладеш.

В итоге мы вышли на улицы и начали протестовать.

Первыми протест начали ученики старшей школы кантонмента Шахед Рамиз Уддин [анг], в которой учились Раджиб и Мим. Они собрались на Эйрпорт-роуд, где произошёл несчастный случай, через несколько минут после случившегося. На следующий день к их движению подключились разные районы, а ещё через день протестовал уже весь город, включая учеников почти всех школ.

Ученики протестуют из-за смерти двух подростков в аварии. Дакка, Эйрпорт-роуд. Фото взято из Викисклада; фотограф — Асив Чховдхуръя, CC: BY-SA 4.0

Мы заняли главные перекрёстки города ради Раджиба и Мима, требуя сурового наказания за их смерть и немедленного принятия правительством мер безопасности на дорогах. Все требования мы выразили в списке, включающим в себя 9 пунктов [анг].

Мы взяли дело в свои руки: следили за тем, чтобы автомобили держались своей полосы, передвигались по правой стороне и освободили одну дорожную полосу для экстренных случаев. Возможно, впервые в истории страны мы смогли убедиться в том, что ПДД строго соблюдены и благодаря этому все граждане стали равны перед законом.

Вот как протестующие управляют ситуацией на дорогах. Скриншоты с Facebook.

Мы не позволили кортежу Тофаэла Ахмеда, министра торговли, проехать по встречной полосе [анг]. Когда мы остановили заместителя генерального инспектора полиции, то обнаружили, что у него нет свидетельства о регистрации автомобиля, а водитель той машины вообще ездил без прав. После того, как ещё один полицейский не смог предъявить права, мы потребовали, чтобы кто-то из коллег оштрафовал его. Данные примеры — всего лишь капля в море по сравнению с тем, сколько всего машин мы остановили из-за нарушения ПДД. Наши плакаты кричали о том, что всю эту работу проделали обычные школьники-подростки.

Протесты во многом представляют великое объединение школьников в нашей страны вне зависимости от учебного плана, пола и социального положения. Вскоре к движению присоединились студенты университетов, а родители и учителя приносили нам еду и воду. Впервые в истории люди смогли почувствовать тот прилив позитива, связанный с молодостью.

Коллаж фотографий с Facebook.  Студентка слева держит плакат с надписью: «Нам не нужен 4G-интернет, нам нужна 4G-справедливость». Студентка по центру держит плакат с надписью над эмблемой канала BTV:«Небывалый урожай лимонов в Динаджпуре» — намёк, на то, что BTV никак не освещает протесты в эфире; Справа: Карикатура, высмеивающая ситуацию, когда студентам приходится выполнять роль правоохранительных органов на дорогах.

Наступило воскресенье, и мы были как никогда готовы продолжать протесты. К этому времени власти заявили, что согласны на наши требования. Однако недавно, в апреле 2018, они пообещали тоже самое другой группе протестующих [анг], а затем исказили первоначальные требования и признали их невыполнимыми. Мы не собирались покидать улицы прежде, чем правительство начнёт выполнять наши требования или представит надёжный, тщательный процесс их реализации. И мы продолжили протестовать до тех пор, пока не вмешалась «Бангладеш Чхатра Лиг» [анг] (БЧЛ) — студенческое отделение правящей партии «Авами Лиг».

Официально, целью БЧЛ является поддержка участия молодёжи в политике и переменах в обществе. Но на самом деле, они просто молодые сторонники политической партии, бандиты, которых нанимают в обмен на поддержку государства, чтобы избежать мирового скандала в случае чрезмерного применения силы должностными лицами, например, полицейскими. Как представители государственных силовых структур БЧЛ считают себя выше закона и поэтому не медлят воспользоваться своей безнаказанностью.

Нас такое не удивило. Уже давно ходили слухи о том, что БЧЛ будет подстрекать к насилию и отправит на улицы своих людей, переодетых в школьную форму. Министр внутренних дел объявил [анг], что органы государственной безопасности «не берут на себя никакой ответственности за какой-либо диверсионный акт, произошедший во имя студенческого движения».

Мы подготовились к этому и приняли соответствующие меры: образовали концентрические круги и поставили контролёров на периферии, которые проверяли удостоверение личности, прежде чем впустить кого-либо на митинг. Мы знали, что могут произойти беспорядки и полиция будет просто стоять и ничего не делать — или даже усугубит ситуацию. К примеру, так было 2 августа, когда неизвестные напали на студентов [анг] в Мирпуре [анг], на северо-востоке столицы.

Но то, что произошло дальше, превзошло наши самые страшные ожидания: Джигатола и остальные районы в центре Дакки превратились в сцену бойни.

БЧЛ вмешались не только для того, чтобы разогнать толпу. Также они планировали нанести физический ущерб людям. Фото в статье для журнала Daily Star [анг] подтверждают информацию о том, что сотни студентов получили тяжёлые ранения. Как сообщает телекомпания Al Jazeera, журналистов из некоторых новостных каналов атаковали и даже насиловали — так члены БЧЛ пытались уничтожить как можно больше видеоматериалов с протеста.

Неофициальные данные, собранные благодаря фото в социальных сетях, оказались ещё более мрачными — БЧЛ подозреваются в убийстве как минимум 4 студентов и изнасиловании 4 студенток. Кроме того, поступила информация о том, что они держат участников митинга в заложников; по неподтверждённым данным, одной жертве выкололи глаза. В группе под названием Jaachai (в пер. проверка фактов) в Facebook отмечается следующее: сообщения об избиениях, нападениях и т. д. являются правдой [бенг], но обвинения в убийствах всё-таки ложные [бенг]. Как пишет британская Guardian [анг], полиция задержала одного бангладешского актёра за распространение слухов. Он якобы создал на своей Facebook-странице пост, в котором сказал, что двоих протестующих убили, а третьему выкололи глаза.

Власти быстро среагировали на эти сообщения о насилии. Спустя несколько часов они созвали пресс-конференцию, в ходе которой отрицали и эти ужасные события, и новость о том, что БЧЛ держит кого-либо в заложниках. Один представитель БЧЛ, который заявил, что не причастен к насилию, попал на фото, сделанное во время протеста, на котором видно, как тот совершает действия, которые сам отрицал. А «представителя студентов», выступавшего на пресс-конференции, разоблачили по фото как члена БЧЛ, переодетого в школьную форму.

По телевидению практически никак не прокомментировали деятельность БЧЛ из-за давления со стороны правительства, наблюдавшегося с начала августа [анг]. При этом власти ссылаются на общий законопроект о политике в области теле- и радиовещания, вышедший в 2014 году [бенг], а также на перечень других, уже существовавших законов. Но 4 августа они отключили интернет. Передача мобильных данных была замедлена по всей стране [анг], нарушая коммуникацию между протестующими. Тем не менее правительство всё равно отрицает свою причастность к насильственным действиям. В тот день почти все граждане получили СМС-сообщения следующего характера:

“Reports of murder and rape of students in the capital’s Jigatola have no truth to them. This entire story is fictitious. Please do not be confused by this. Assist the police by providing information against people who are sharing this fake news – Ministry of Home Affairs”

«Обвинения в убийстве и изнасиловании студентов в Джигатоле — абсолютная ложь. Эта история является вымышленной. Будьте бдительны. Если вы владеете какой-либо информацией о лицах, распространяющих неверные сведения, сообщите в полицию», — министерство внутренних дел.

В воскресенье протесты продолжились. Многие девушки не присоединились к движению в целях безопасности. На конференции по оптоволоконным технологиям премьер-министр Бангладеш Шейх Хасина снова подчеркнула, что сообщения о насильственных действиях при поддержке государства, в том числе и о убийствах и изнасилованиях, — «фейковые новости».

Уже к обеду полиция и БЧЛ подавили [анг] большинство протестов с помощью слезоточивого газа и коктейлей Молотова. Журналистов предупредили не брать интервью у сотрудников полиции. Однако в Уттаре, в северной части Дакки, протестующие каким-то образом смогли продолжить митинг до 4 часов дня, несмотря на атаки со стороны БЧЛ.

Правительство подключает все структуры, чтобы прекратить бунты как можно быстрее. В это же день министр внутренних дел заявил [анг], что до сих пор правоохранительные органы «проявляли терпение» и пусть участники протеста не думают, что могут «переходить всяческие границы, в то время как власти не принимают жёстких мер, на которые им придётся пойти в случае необходимости». Более того, министр образования [анг] пригрозил привлечь учебные заведения к ответственности [бенг], если их ученики выйдут протестовать.

Мы хотели только одного: усиления безопасности на дорогах, чтобы люди перестали каждый день бояться за свою жизнь. Мы не требуем никаких волшебных новых законов. Строгое соблюдение уже существующих законов, принятых парламентом, — это всё, что нам нужно. Но при этом мы столкнулись с жёстким давлением со стороны властей. В итоге наши оптимистичные иллюзии разбились о суровую реальность.

В понедельник, 6 августа, Human Rights Watch опубликовала заявление [анг], в котором раскритиковала деятельность правительства Бангладеш и обратилась к ним с просьбой «подвергнуть уголовному преследованию всех, кто нападал на детей с палками и мачете, включая молодых сторонников правящей партии».

Салех Ахмад — студент из Дакки, Бангладеш.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо