Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Неужели это последние пастухи яков из народа дрокпа в Сиккиме? 

Пастухи яков в Тибете. ФОТО: Matt Ming (CC BY 2.0)

Жизнь сообщества дрокпа в горах северного Сиккима на северо-востоке Индии течёт мирно, но полна трудностей. Холмы улавливают каждый отзвук тех песен, которыми дрокпа сопровождают свою деятельность. Однако это не простые деревенские жители, которые вот уже в течение десятилетий живут на одном месте и имеют надежный источник средств к существованию. Наоборот, дрокпа, как и предполагает их имя, — кочевники: «drokpa» — это тибетское слово, которое можно перевести как «кочевник» или «живущий высоко в горах народ, занимающийся пастушеством». К сожалению, последние несколько поколений дрокп существуют за счёт такого вида деятельности, который вскоре может исчезнуть: пастьба яков.

Пастухи яков в Сиккиме сталкиваются со многими проблемами: изменение климата, пограничные ограничения, дефицит, экономическая неопределенность и более легкая, комфортная и привлекательная жизнь в городе. Когда в конце 1960-х границы Тибета закрылись, эти проблемы обострились. Жизнь пастуха-дрокпы — это сложная задача, в результате чего всё меньше и меньше людей готовы продолжать вести такой образ жизни.

Народ дрокпа, родом из Тибета, до 1962 года каждый год мигрировал из Тибета в северные районы Сиккима, чтобы пасти своих яков. Зимой сообщество перебиралось обратно в Тибет в район посёлка Кхамба-дзонг, где трава на пастбище была зеленее и питательней и не прижималась снегом. Летом они путешествовали на юг в холмистые районы северного Сиккима и временно селились в таких местах, как Дункунг, Лунгма, Керанг и Лачен. Народ лаченпа (также известный как бхутия) из долины Лачен занимался торговлей с дрокпа, что было выгодно обеим сторонам не только в денежном, но и в культурном плане. Торговля способствовала культурному обмену и устанавливала мир между двумя общинами. Дрокпа взамен заботились о поголовье скота у народа лаченпа и продавали излишки, оставшиеся после обеспечения своего собственного сплоченного сообщества молоком яка, молочными продуктами и шерстью домашнего скота. Такой обмен был возможен благодаря соглашению между Тибетом и Индией, а также открытым для свободного перемещения дрокпа границам.

После того, как Китай оккупировал Тибет, границу закрыли, и в 1962 году дрокпа были вынуждены поселиться с одной стороны от неё. С тех пор народу пришлось и зимой и летом ограничивать свои миграции одним регионом. Координатор исследований в Институте тибетологии Намгьял в Сиккиме доктор Анна Баликчи Денджонгпа (Anna Balikci Denjongpa) объяснила, что дрокпа до закрытия границы имели около 1000 яков, с которыми они могли бы мигрировать для смены пастбищ. В настоящее время осталось менее 12 семей, живущих согласно традициям пастушьего народа. Остальные жители общины нашли себе другие занятия, а большинство из них попытались поселиться в городах.

Член общины дрокпа с овечьей шкурой в деревне Лачен. ФОТО: Karchoong Diyali. Используется с разрешения.

Несмотря на все трудности 

Традиционный уклад жизни народа дрокпа совсем не лёгок. Ограниченные территорией одного Сиккима, зимой они вынуждены сталкиваться с суровыми погодными условиями, так как на северные горные районы временами обрушиваются сильные снегопады, угрожая испортить зеленый покров пастбищ, так необходимый для яков.

«Снегопады — это серьёзное испытание как для животных, так и для нас», — объясняет Айэ Чезум (Aie Chezum) в фильме «Дрокпа — пастбище на границе — пастухи яков Северного Сиккима» (англ. «Drokpa—Grazing on the Border—The YakHerders of North Sikkim»), снятом Институтом тибетологии Намгьял.

Зимой дрокпа зависят от сушеного мяса, но и повышение температуры для них тоже проблема. Согласно метеорологическим данным, на территории Сиккима становится теплее в среднем на 2,5°C в год. Это приводит к истончению травы, а у высокогорных яков тепло вызывает недомогания. Недоедающие животные в конечном итоге становятся бременем, и дрокпа вынуждены продавать их или кормить готовым кормом, поскольку в зимние месяцы трава покрыта снегом. Таким образом, возрастают расходы на питание. Для такого исконно самодостаточного сообщества это сравнительно новые экономические концепции, поскольку дрокпа всегда полагались на торговлю нужными им вещами и едой.

С тех пор как граница стала закрытой, сообществу для оказания медицинской помощи в этой труднопроходимой местности пришлось положиться на армию, но в случае серьёзных болезней или повреждений даже армия не всегда может помочь. В таких случаях выживать становится довольно затруднительно.

Чтобы понять народ дрокпа, нужно помнить, что яки являются центральной фигурой и причиной самодостаточности всего сообщества. Именно эти животные обеспечивают их шерстью и молоком, из которых они делают различные вещи и продукты, а также навозом, который высушивается и используется в качестве топлива. Из шерсти изготавливаются носки, одежда и ковры, а раньше она использовалась для дорогих нарядом: шима (sheema) и пурук (puruk). Эти традиционно тибетские одеяния потом продавались. Из-за ограничений на границе количество торговых операций почти сошло на нет. Зимой молоко яков используется в основном для чая, а летом — для производства молочных продуктов, например, сыра. Раньше после пополнения своих собственных запасов молочных продуктов остатки сыра отвозились на продажу в город, хотя, по словам одного владельца магазина в Гангтоке, теперь это редкое явление.

Даже спустя стольких лет на дрокпа смотрят скорее как на гостей, а не как на жителей этого района. Они находятся в ловушке из-за пограничных ограничений и должны перемещаться очень осторожно, но не только потому что их скот может забрести на минное поле, но ещё и потому, что они должны соблюдать правила и положения, введенные живущими здесь общинами-«хозяевами».

Туманные перспективы пастьбы яков

Тем не менее, несмотря на всё вышесказанное, многим дрокпа удаётся вести достойную жизнь. Они ухаживают за домашним скотом деревенских жителей Сиккима из долины Лачен и подрабатывают у солдат. Кроме расходов на корм для домашнего скота, одежду, продукты питания и другие предметы первой необходимости, у многих дрокпа появился ещё один вид обязательных платежей — стоимость обучения детей. Большинство из сообщества решили, что их дети должны посещать городские школы. Однако они, получив образование и вкусив городской жизни, часто отказываются возвращаться и проводить остаток жизни, пася яков и борясь с трудностями. «Только когда не получилось ничего другого, стать дрокпа для них становится единственным выходом», — объясняет доктор Анна Баликчи Денджонгпа. Молодые люди тоже избегают пастьбы, поскольку они вряд ли найдут невест, которые согласятся с такой работой мужа.

Те, кто отказывается от профессии пастуха яков, в конечном итоге идут служить в армию, на правительство или уезжают на заработки в другие города. В последнее время в Сиккиме наблюдается рост туризма, и количество рабочих мест в этом секторе также увеличилось. Для людей, которые не нашли работу, остаётся последний вариант: поселиться в лагерях тибетских беженцев. Ни помощь правительства, ни заинтересованность нескольких НПО не могут заинтересовать молодых людей продолжать традиционный образ жизни дрокпа.

Несмотря на все трудности, ещё остались те, кто сохраняет преемственный уклад и ведёт пастушью жизнь на холмистых горных хребтах Сиккима. Но даже те, кто ради традиций отваживается на такие суровые условия, знают, что их дети, возможно, продадут скот, отправятся в города и не будут заниматься пастушеством. Живущее ныне поколение, возможно, пишет последнюю главу в истории пастушества яков народом дрокпа в Сиккиме.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо