Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Диплом не имеет значения: многие врачи-иностранцы не могут работать по специальности в США

Доктор Мишель Бола (слева) с доктором Луисом Цуньига (в центре) и доктором Феликсом Аргуета (справа), участниками международной программы Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе для выпускников медицинских специальностей, июнь 2017 года. Доктор Бола — соучредитель программы. Иностранные врачи Цуньига и Аргуета попадут в клиническую ординатуру предположительно в 2019 года. Несколько лет они будут работать в недостаточно обслуживаемых районах. Фото предоставлено медицинским центром при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе (UCLA Health).

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Эта статья Джоуи Питерса первоначально появилась на PRI.org 28 марта 2018 года и опубликована здесь в рамках сотрудничества PRI и Global Voices.

Консуэло Лопес де Падилья — врач с первоклассной медицинской подготовкой.

У себя на родине в Венесуэле она изучала медицину и работала по специальности 15 лет. В 2001 году она решила поменять Андские холмы родины на холодные равнины южной Миннесоты, где ей предстояло в течение трёх лет заниматься исследованиями в одном из самых престижных медицинских центров мира, клинике Майо [ру].

В Штатах Консуэло вышла замуж и уже не вернулась в Венесуэлу, однако и врачом работать тоже не смогла.

Несмотря на то, что много лет назад она прошла ординатуру у себя на родине, этого не достаточно. Чтобы практиковать семейную медицину в США, она снова должна пройти ординатуру здесь. Годами она пытается попасть в программу.

«У меня нет желания делать это [проходить ординатуру снова], но на данный момент такова система», —говорит она.

По данным Коалиции по защите иммигрантов и беженцев в Массачусетсе (MIRA), по всей стране насчитывается по крайней мере 65.000 нелицензированных докторов, дипломированных и имеющих опыт работы по специальности за рубежом, но не имеющих возможности практиковать в Соединённых Штатах, как Лопес де Падилья. Тем временем, многие организации прогнозируют нехватку врачей в ближайшие годы. Например, согласно исследованию, проведенному в 2017 году Ассоциацией американских медицинских колледжей, к 2030 году по всей стране предвидится дефицит в 100.000 докторов. Поскольку количество недостаточно обслуживаемых районов растёт, в некоторых штатах считают, что именно эти иностранные специалисты без лицензии помогут решить проблему.

Программы в Лос-Анджелесе и Миннесоте помогают таким докторам, как Лопес де Падилья, преодолеть трудности на всех этапах прохождения программы — начиная со сдачи экзаменов и заканчивая получением диплома об окончании ординатуры. Взамен участники должны будут работать в недостаточно обслуживаемых районах. В Массачусетсе и других штатах считают такие образовательные программы способом не только помочь обучавшимся за границей медикам, но и уменьшить нехватку врачей.

По данным национальной программы распределения по ординатурам, 9 из 10 студентов-медиков, обучавшихся в США, поступают здесь в ординатуру, однако из тех, кто получил медицинское образование за рубежом, поступает лишь половина. В то же время количество мест в ординатуре растёт лишь постепенно, так как уровень финансирования, установленный Конгрессом, не менялся уже 20 лет.

Врачи, получившие образование за границей, часто сталкиваются с тремя основными проблемами. Во-первых, ординатуры обычно ищут врачей, окончивших медицинские школы в течение последних пяти лет. Во-вторых, ординатуры хотят, чтобы у их кандидатов был как минимум год клинического опыта в США, независимо от того, какой у них был стаж работы за границей. В-третьих, претендентам нужно серьезно готовиться и набрать высокие баллы, сдав множество тестов и экзаменов на получение лицензии на ведение медицинской деятельности в США.

Вся эта система существует, потому что нет такой организации, которая занималась бы аккредитацией медицинских школ по всему миру.

По словам представителя Федерации государственных медицинских комиссий Джо Никрема, «уровень медицинского образования разных странах не одинаков».

Лопес де Падилья сейчас работает исследовательским ассистентом в лаборатории генной терапии опорно-двигательного аппарата клиники Майо. Она признаёт, что все эти требования обусловлены озабоченностью медицинских учреждений США уровнем подготовки кадров. Но в то же время она сомневается, стоит ли изучать какие-то вещи несколько раз.

«По-моему, изучая одно и то же, ты попусту теряешь время. Это не лучший способ использования ресурсов», — говорит она.

Программы в Калифорнии и Миннесоте пытаются помочь докторам-иностранцам найти свое место в этой системе. За последние 10 лет международная программа для выпускников зарубежных медицинских учреждений Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA) помогла 117 дипломированным за рубежом специалистам пройти ординатуру в области семейной медицины.

Патрик Даулинг, который в 2007 году стал сооснователем программы Калифорнийского университета, рассказал, что около 5 млн калифорнийцев испытывают трудности с английским языком, а также в штате проживает 15 млн испаноязычных американцев латиноамериканского происхождения. Калифорния уже давно остро нуждается в большем количестве испаноговорящих врачей.

В то же время Даулингу и его коллегам известно, что есть иностранные врачи, которые обучались и работали у себя на родине, но сейчас вынуждены трудиться в других сферах.

«Мы обнаружили, что множество [обучавшихся и практиковавших за рубежом докторов] занимаются практически чёрной работой: трудятся на стройке, в Макдональдсе, работают уборщиками, водопроводчиками и тому подобное», — говорит он.

Материальную поддержку программе Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе оказывают фонды. Идёт жесткий отбор кандидатов — по подсчётам Дуалинга, лишь около 12 из 100-150 желающих каждый год попадают в программу, при этом претенденты должны иметь вид на жительство.

По словам Даулинга, самое главное и ценное, что получают участники программы — это практический опыт в местных клиниках и рекомендательные письма. Во многих случаях врачи, получившие образование за рубежом, лишь работают вместе с практикующими докторами, чтобы получить 1 год клинического опыта, который нужен им для поступления в аспирантуру, вместо того чтобы заниматься непосредственно лечением пациентов. В данном случае врачи, обучавшиеся в других странах, могут лишь наблюдать, так как у них нет лицензии на работу с пациентами. Для сравнения, те, кто обучался в США, могут практиковать сразу после получения диплома и для ведения независимой практики им нужно только пройти ординатуру.

Международная программа для выпускников медицинских специальностей в Миннесоте возникла в 2015 году и помогает иностранным врачам пройти обучение и подготовиться к сдаче экзаменов. Государственная программа также финансирует четыре места в ординатуре для иностранных врачей в Миннеаполисе и районе Сент-Пола.

Йенде Андерсон, координатор программы, сообщила, что количество мест будет увеличено до шести этим летом. После стажировки каждый доктор должен будет провести 5 лет, практикуя в одном из районов штата с существенной нехваткой врачей-терапевтов. На сегодняшний день ни один еще не закончил ординатуру.

Лопес де Падилье помогла Миннесотская программа, благодаря которой её приняли в одну из трех предложенных ей поликлиник. Сейчас она готовится к экзаменам и наблюдает за работой врача в поликлинике.

Сталкиваясь с такими сложностями, некоторые иностранные врачи сдаются. Именно так поступила Афсанех Моради после практически 10 лет попыток. Сначала, в 2007 году, она приехала в окрестности Бостона из Ирана за своим мужем и семьей. К тому времени у нее уже был семилетний опыт: после окончания медицинского института она работала врачом в городе Кум, примерно в 130 километрах к юго-западу от Тегерана.

После переезда в Бостон, по словам Моради, она провела примерно 5 лет, готовясь и пытаясь сдать необходимые экзамены. Следующие 4 года она много раз пыталась поступить в разные ординатуры. Сначала она была сосредоточена на терапии, но скоро перешла в другие области, в частности в психиатрию.

«Я перепробовала практически всё и вся», — рассказывает она.

Она работала под началом многих врачей, старалась, как могла. Было время, когда в течение 6 месяцев она по три часа в день проводила в дороге в Вустер, штат Массачусетс, чтобы добровольно трудиться в больнице Святого Винсента.

Сегодня она совмещает три должности: инструктор для студентов, проходящих практику, сотрудник медицинской исследовательской лаборатории Кембриджского медицинского альянса, а также социальный работник в публичной библиотеке Сомервиля.

Вымотанная и разочарованная после 4 лет испытаний, Моради оставила попытки поступить в ординатуру в прошлом году и больше не собирается к ним возвращаться. Она объясняет свои многочисленные неудачи малым числом мест, предназначенных для соискателей, которое не соответствует запросам студентов-медиков.

«Сколько раз вы готовы быть отвергнутыми? Я больше не вижу в этом смысла», — говорит она.

Её история стала известна члену сената штата Массачусетс от Демократической партии [ру] Джейсону Льюису, представляющему регион Мидлсекс-Север Большого Бостона. Льюис выдвинул законопроект об учреждении комиссии штата по выявлению проблем и перспектив, существующих для иностранных врачей.

«Несмотря на то, что в Массачусетсе мы имеем систему, отвечающую самым высоким стандартам, до сих пор есть много таких территорий, где трудно найти доктора или приходится ждать, чтобы попасть на прием.», — говорит Льюис.

Он также указывает на то, что помогая врачам, не имеющим лицензий здесь, но обучавшимся за рубежом, власти могли бы решить эти проблемы.

В настоящий момент сенат одобрил первый вариант законопроекта Льюиса. Если он будет принят законодательным собранием штата, комиссии будет дан год на то, чтобы выработать рекомендации и предоставить их законодательном собранию штата.

Хоть этот процесс неминуемо потребует времени, Эми Грюндер, директор по правовым вопросам коалиции MIRA, сообщила, что аналогичная комиссия сформировала программу IMG Миннесоты. Она подчеркнула, что заинтересованные участники отрасли, такие как совет по выдаче лицензий штата, захочет вмешаться в какие-либо будущие изменения.

«Вы хотите заставить заставить сесть за стол переговоров людей, которые могут быть не согласны друг с другом», — говорит Эми Грюндер, добавляя, что вместе «они попытаются понять, как решить проблему».

Моранди в свою очередь надеется, что штат, в котором она живёт, найдет способ облегчить жизнь врачам, обучавшимся за рубежом, даже если это не поможет лично ей.

«Речь не идёт о снижении уровня стандартов, мы не хотим этого. Речь том, чтобы пользоваться опытом уже квалифицированных людей».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо