Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Маленькая девочка из Эквадора получает право носить фамилии обеих матерей

Никола Ротон и Хелен Бикнел, мамы Сатьи. Скриншот из короткого документального фильма «Сатья: дело Хелен и Николы». Поделились «bo2 studio» на Youtube.

[Все ссылки ведут на сайты на испанском языке, если не указано иное]

Пятью голосами «за» и тремя «против» судьи Эквадорского конституционного суда признали право идентифицировать ребёнка с однополыми родителями. Этот случай известен в стране как дело Сатьи.

Сатья — ребёнок Николы Ротон и Хелен Бикнел, двух британок, живущих в Эквадоре в гражданском браке и зачавших свою дочь через искусственное оплодотворение.

Однако рождение Сатьи в 2012 принесло с собой и судебное разбирательство [анг]. В Эквадоре, как и в других испаноязычных странах, люди обычно носят две фамилии: в случае гетеросексуальных пар одна фамилия с отцовской стороны и одна с материнской стороны.

Однако, когда Ротон и Бикнел попытались зарегистрировать своего ребёнка с обеими фамилиями, служба регистрации актов гражданского состояния Эквадора отказала им.

Шесть лет спустя, после судебных жалоб, дебатов и многочисленных дискуссий в гражданских и традиционных медиа, в начале июня 2018 года суд постановил, что служба регистрации актов гражданского состояния должна записать Сатью под фамилиями обеих её матерей.

Решение вызвало много разных реакций в сети. Например, на таких веб-сайтах, как Medium, обозреватели выдвинули теорию о том, что история Сатьи отзовётся эхом в истории гражданских прав Эквадора.

Специалист по правам человека Патрисио Беналькасар Аларкон отметил, что реакции работников службы регистрации актов гражданского состояния стали отражением того, какой вызов данное дело бросило гетеронормативным стандартам, которые принимались как «естественные» в течение всей истории страны:

La Corte Constitucional al resolver la acción extraordinaria de protección, da un paso trascendente y transformador frente a las estructuras culturales, jurídicas, ideológicas y políticas que sostuvieron un régimen de discriminación […] por su parte, Satya, Helen y Nicola a través de su sueño de vivir la simple y tierna felicidad de una familia, rompen materialmente siglos de exclusión y plantean a la sociedad la legítima presencia de la diversa condición humana.

Принятие Конституционным судом этого экстраординарного, защищающего права человека решения — важный и преобразующий шаг, предпринятый в свете культурных, судебных, идеологических и политических структур, поддерживающих систему дискриминации […] со своей стороны Сатья, Хелен и Никола, благодаря мечте о простом и тёплом семейном счастье, разрушили барьеры социальной изоляции и утвердили законное разнообразие человеческого существования.

Один случай из многих

Однополые семьи действительно существуют в Эквадоре, но их невидимость для закона вызывает постоянные проблемы. Если, например, один из родителей умирает и ребёнок не носит фамилию родителя, оставшихся в живых, то этот родитель теряет все права [анг] на ребёнка, так как члены семьи не зарегистрированы законом как родитель и ребёнок. Такая ситуация даже может закончиться тем, что государство отдаёт ребёнка на усыновление.

Развод родителей может повлечь за собой потерю родительских прав и возможное ограничение иных прав, таких как доступ к алиментам, контакты с детьми, право на наследство и идентичность.

В целом эти неопределённости являются результатом того, что у однополых семей нет равных прав перед законом. Поэтому, с точки зрения редакторов веб-сайта Andes, решение суда имеет большое значение:

Es, además, una forma de reconocer una situación social que se da de hecho y cuyo desconocimiento oficial no hace sino llevar a niños, niñas y adolescentes que se crían en familias no convencionales a no gozar de la protección que deben proveer el Estado, la sociedad y la familia para lograr su desarrollo integral. 

Это, кроме прочего, способ признания социальной ситуации, которая на самом деле имеет место и для решения которой неосведомлённые должностные лица ничего не предпринимают, а только забирают мальчиков, девочек и подростков, воспитанных в нетрадиционном укладе, туда, где они не получат защиты государства, общества и семьи, чтобы нормально развиваться.

Другие аналитики, изучающие дело Сатьи, утверждают, что всю его значимость ещё только предстоит познать:

Дело Сатьи имеет значение, которое мы до сих пор не можем измерить. Здесь мы рассматриваем его в контексте.

Только начало

Похоже, что решение суда было принято исключительно в отношении дела Сатьи, и у Национальной ассамблеи будет один год, чтобы создать новый законопроект, ликвидирующий данный пробел. Сейчас, как и ожидалось, есть только публичные извинения из службы регистрации актов гражданского состояния, а также санкции для работников, отказавшихся регистрировать девочку. Те, кто следил за разбирательствами, ожидают, что судебный орган использует решение по делу Сатьи как пример для установления нового стандарта, признаваемого конституцией страны: право на личность, равенство перед законом и вопросы, представляющие главный интерес дела — права детей в семьях с однополыми родителями.

Начиная с конституционного референдума в 2008 году [анг] правовые рамки для членов сообщества лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсекс-людей (ЛГБТИ) в Эквадоре расширились. Эта реформа признала, среди всего прочего, разнообразные семьи в широком смысле, различие между личностью и сексуальной ориентацией и универсальные гражданские союзы.

Однако даже спустя 10 лет после принятия новой конституции Эквадора всё ещё существуют социальные нормы, дискриминирующие членов ЛГБТИ-сообщества и ущемляющие их права, делая их менее заметными.

Короткометражный документальный фильм под названием «Сатья: дело Хелен и Николы» проливает свет на сложность прений. В создании фильма участвовали ЛГБТИ-активисты, правозащитники и представители групп, выступавших против признания Сатьи девочкой, имеющей двух мам.

Что касается последних, они говорят, что причина их сопротивления кроется не в религиозных, но «антропологических причинах»: они стремятся защитить «уважение к законам природы» и «баланс», который исходит из образования, дающегося в созданных мужчиной и женщиной семьях.

Защитники прав человека, с другой стороны, отстаивают важность рассмотрения таких дел из прошлого, как право женщин голосовать, что для многих было немыслимым менее века назад, и коллективные социальные достижения. Они стремятся к тому, чтобы Эквадор присоединился к глобальному движению, в котором равенство становится нормой через формальное признание прав всех людей, особенно тех, кто не был признан в патриархальных или гетеронормативных обществах и чьи права могли быть нарушены законом.

Данило Марзано, член ЛГБТИ-сообщества, который дал интервью для документального фильма во время одного из митингов в поддержку Сатьи, Николы и Хелен, сказал:

“En realidad hoy más que un deseo personal es un deseo colectivo. […] Necesitamos estar incluidos dentro de los beneficios constitucionales como ciudadanos de primera categoría. No es solamente el caso de Satya […Es] importante reconocer constitucionalmente el derecho de las familias homoparentales; que tanto hombres como mujeres de las poblaciones del LGBTI podamos tener derecho a conformar nuestras propias familias […] derecho al desarrollo de la libre personalidad de amar [más aún al estar bajo la protección de una constitución] supuestamente tan de avanzada […] tan progresista [Algo que, sin embargo] no ha sido cierto.

В реальности [признание разнообразных семей] является больше коллективным желанием нежели индивидуальным. […] Мы должны иметь те же конституционные преимущества, [как все другие люди и] как граждане первого класса. Это не только дело Сатьи [… Это] важно для законного принятия прав семей с однополыми родителями; чтобы и мужчины, и женщины ЛГБТИ-сообщества могли иметь право формировать собственные семьи, […] право пользоваться нашей собственной свободой любить [и даже больше под защитой конституции, которая предположительно будет настолько развитой […] насколько прогрессивной. [Это то, что, за исключением одного случая], не было правдой.

Защита этих прав становится ещё более важной, учитывая данные Национального института статистики и переписи (НИСП), выявляющие тревожный уровень дискриминации и насилия: «Из всех опрошенных членов ЛГБТИ-сообщества 70,9% сообщили об опыте дискриминации дома».

Из этого количества людей «72,1% чувствовали над собой контроль, 74,1% прошли через своего рода принуждение, 65,9% страдали от отторжения и 61,4% — от насилия».

Эта статья была написана с помощью автора Global Voices Даниелы Гальярдо, которая следила за делом Сатьи для Global Voices с самого начала в 2012 году [анг] и в ходе его развития в 2014 году.

Переводчик: Ангелина Попова

Помощь в редактировании: Анастасия Пестова и Алёна Черняева

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо