Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Однополая любовь «столь же законна», как и гетеросексуальная, заявляет кубинский активист Ядиель Сеперо

«Если я в чем-то и уверен полностью, то это в том, что любовь, которую мы, однополые люди, выражаем друг к другу, столь же законна, как и любовь, которую выражают друг к другу гетеросексуальные люди». Ядиель Сеперо. Фото предоставлено и использовано с разрешения интервьюируемого.

[Все ссылки предоставлены на испанском языке, если не указано иное]

Ядиель Сеперо (Yadiel Cepero) — молодой активист и IT-инженер, создавший пространство для дискуссии в Facebook под названием «Разработка программы сексуального многообразия на Кубе», в котором насчитывается около 150 участников.

Сеперо пришел к активизму, имея опыт в качестве защитника здоровья и сексуальных прав для Молодежной сети Национального центра сексуального образования (CENESEX). В течение двух лет он координировал проект в Университете информатики в Гаване под названием «Любовь со второго взгляда», посвященный повышению осведомленности и образованию в сфере сексуального здоровья и сексуальных прав. В 2014 году он был участником шестой региональной конференции Международной ассоциации лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсекс-людей в Латинской Америке и Карибском регионе. В настоящее время он является членом молодежного организационного подразделения Центра Оскара Арнульфо Ромеро (Oscar Arnulfo Romero Center), места, где он работает с инициативами молодых людей, направленными на работу в интересах социального равенства.

В основе интервью лежит дискуссия вокруг однополых браков на Кубе, которые на данный момент не признаются конституцией острова. Разговор привел нас к нескольким интересным моментам дебатов, от уровня важности, которые люди отдают однополым бракам, до различных сообществ лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, квир и интерсекс-людей (ЛГБТКИ), а также к подводным камням правовых документов, регулирующих частную жизнь граждан страны.

Global Voices (GV): На ваш взгляд, почему однополым людям на Кубе необходим способ легализации их отношений?

Yadiel Cepero (YC): I think there should be a legal mechanism for this. Specifically because many legal procedures, including those that involve property that was purchased together, depend on the relationship being formalized and recognized by law. What this mechanism is called, whether it's same-sex marriage, consensual union, or something else, will depend on what our revolutionaries suggest and our ability to overcome the obstacles in our way. At the international level there are several countries that have included some of these mechanisms in their legal system. In Cuba, we are barely taking the first steps.

Personally, I don't think a legal contract guarantees the emotional stability of a relationship, but it can help to protect heritage, facilitate procedures, and avoid regrettable injustices. Depending of the scope of the legal mechanism, [we will see if] the right of same-sex couples to adopt [is included]. This is a topic that few people talk about in Cuba. It's complicated and is not without ethical questions.

Ядиель Сеперо (ЯС): Я думаю, для этого необходим законодательный механизм. Конкретно потому, что многие правовые процессы, включая те, что относятся к имуществу, приобретенному совместно, зависят от оформленных и признанных законом отношений. Как будет называться данный механизм, будь то однополый брак, консенсуальный союз или что-то ещё, зависит от того, что предложат наши революционеры и от нашей способности преодолевать препятствия на своём пути. На международном уровне есть несколько стран, где данный механизм включен в правовую систему. На Кубе мы едва делаем первые шаги.

Лично я не считаю, что юридический контракт гарантирует эмоциональную стабильность отношений, но он может помочь уберечь наследство, облегчить процедуры и избежать досадных несправедливостей. В зависимости от сферы действия правового механизма [мы посмотрим, будет ли] включено право однополых пар на усыновление / удочерение. Это тема, о которой мало кто говорит на Кубе. Это сложно и не лишено этических вопросов.

GV: Как вы считаете, необходимо ли провести общенародную консультацию, чтобы решить, должны ли быть разрешены на Кубе союзы между людьми одного пола/гендера?

YC: Personally, I believe that people's rights shouldn't be put through anyone's inquisitorial judgement, not even that of the majority. However, there are legal mechanisms that can't be left aside. For example, marriage is defined in the Constitution of the Republic of Cuba (article 36) as “the voluntarily established union between a man and a woman, who are legally fit to marry, in order to live together.”

The Family Code takes non-formal unions into account. Some important modifications could be introduced there regarding the recognition of legal unions that don't have the conditions to be formal marriages, all of it without a national consultation.

This second option seems the most plausible, but it has a limited reach. If it is approved, marriage would still be a constitutional right/privilege for couples of different sexes, while same-sex couples would have to settle for a non-formal union, or a consensual union, something that would accentuate discrimination further.

I should clarify nonetheless, that a legal union between people of the same sex is just one item within the agenda of sexual diversity. Therefore, I think that the starting point of any legal initiative should be discussed and that the agenda should be agreed upon taking into consideration the proposals coming from activists and organizations.

ЯС: Лично я считаю, что права человека не должны пропускаться через чье-либо инквизиторское суждение, даже если это суждение большинства. Однако существуют правовые механизмы, которые нельзя оставить в стороне. К примеру, брак определен в Конституции Республики Куба (статья 36) как «добровольный союз, заключенный между мужчиной и женщиной, имеющими на то законное основание, для совместной жизни».

Семейный кодекс принимает во внимание неформальные союзы. В него могут быть внесены некоторые важные изменения, касающиеся признания юридических союзов, которые не имеют условий для заключения официальных браков, причем всё это без проведения общенациональных консультаций.

Этот второй вариант кажется более вероятным, но возможности будут ограничены. Если его примут, брак всё равно останется конституционным правом / привилегией для разнополых пар, тогда как однополые пары должны будут согласиться на неформальный союз, или консенсуальный союз — то, что ещё больше подчеркнет дискриминацию.

Несмотря на это, я должен пояснить, что юридический союз между людьми одного пола является лишь одним из пунктов программы в области сексуального многообразия. Поэтому я думаю, что необходимо обсуждать отправную точку любой законодательной инициативы и согласовывать программу, принимая во внимание предложения, исходящие от активистов и организаций.

По поводу однополых браков Сеперо заявляет:

I believe it's overrated. Historically, marriage has been a tool to preserve patriarchy, monogamy, and the the Judeo-Christian double standard. I respect those who take a chance on it, but I don't think that the debate has reached the level of depth that it should have. That's why I'd like to pose some questions for a future debate:

Why does equal marriage hog so many headlines? What place should it have in the agenda for sexual diversity?

Does it make sense to fight for equal marriage just because heterosexual people have it? What's the real reach of this legal mechanism?

When we talk about recognizing same-sex people's relationships, are we only talking about  relationships between two people? What happens with the collectives who are currently defending polyamory? Should their proposals be left out?

Will marriage make a difference for trans people, who consider access to medication and gender confirmation surgery as their priority?

Will marriage make a difference for lesbian women who want access to medically assisted reproduction in Cuba? Given that the protocol of the Ministry of Public Health is conceived for infertile couples, it wouldn't be enough to be united by marriage, as it is required that one member of the couple be infertile.

Мне кажется, они переоценены. Исторически брак был инструментом для поддержания патриархата, моногамии и христиано-иудейских двойных стандартов. Я уважаю тех, кто решает попробовать, но я не думаю, что дискуссия достигла должного уровня глубины. Поэтому я хотел бы задать несколько вопросов для будущей дискуссии:

Почему столько заголовков уделяют равенству браков? И какое место оно должно занимать в программе сексуального многообразия?

Есть ли смысл бороться за равноправный брак только потому, что гетеросексуальные люди вступают в него? Какова настоящая цель этого правового механизма?

Когда мы говорим о признании однополых отношений, говорим ли мы только об отношениях между двумя людьми? Что произойдет с теми, кто на данный момент отстаивает полиаморию? Должны ли мы исключать их предложения?

Имеет ли брак значения для трансгендеров, которые считают своим приоритетом доступ к лекарствам и хирургической коррекции пола?

Будет ли брак иметь значение для лесбиянок, желающих получить медицинскую помощь, связанную с репродуктивной системой на Кубе? Учитывая то, что протокол Министерства здравоохранения рассчитан на бесплодных пар, было бы недостаточно соединиться узами брака, так как требуется, чтобы один из членов пары был бесплодным.

GV: Знаете ли вы о каких-либо случаях или историях на Кубе, когда люди, не связанные на законодательном уровне, подверглись дискриминации?

YC: I know of a lot of cases. Among them a friend, who couldn't keep the properties he had acquired with his partner when the latter passed away. It's a regrettable story. Years before, the father of the deceased partner had forced him out the home. After his death, the father received almost all of his son's belongings. Since the union was not legally recognized, there was very little to do through legal means.

Moreover, there are state establishments (restaurants, hotels and other places) that have special prices for couples, but they deny access to same-sex partners.

ЯС: Я знаю о множестве таких случаев. Один из них произошел с моим другом, который не смог сохранить имущество, нажитое с партнером, когда тот скончался. Это грустная история. Годами ранее отец умершего партнера выгнал его из дома. После его смерти отец унаследовал почти всё имущество покойного сына. Так как союз не был признан юридически, было очень мало шансов что-нибудь изменить законным путем.

Более того, есть государственные учреждения (рестораны, отели и другие места), где установлены специальные цены для пар, которые не распространяются на однополых партнеров.

GV: Четыре года назад Эрнесто Мартинез Эрнандез оставил следующий комментарий под статьей, опубликованной в газете Granma (структура Коммунистической партии Кубы): «Разрешение гей-браков является неуважением к обществу, также как и разрешение юридических договоров между людьми и животными является ненормальным. Однополые браки не должны быть легализованы, потому что это неестественно. Есть пары, которые всю жизнь живут вне брака, [зачем] бороться за легализацию того, что по своей природе не является нормальным?» Как бы вы ответили такому образу мыслей?

YC: First of all, I'd like to clarify that the comment you're referring to was motivated by an article that was published in the online edition of Granma's newspaper on May 6, 2014. In the article, journalist Lisandra Fariñas interviewed Gloria Careaga, who was then the co-secretary of the International Lesbian, Gay, Bisexual, Trans and Intersex Association (ILGA). Ernesto's comment reflects the personal opinion of someone who's openly against same-sex marriage. It's his opinion, and I respect it, but his high degree of ignorance about the subject is clear. The concept of “normal” or “natural” is as relative as humanity itself. What is normal or natural for someone may not be the same for another and viceversa. It's been this way for a long time throughout history. During times of slavery, the purchase of human beings was “normal” or “natural,” something spurned or punishable today. If there is one thing I'm completely convinced of, it's that the love that we same-sex people profess to each other is just as legitimate as the love that heterosexual people profess to each other.

ЯС: Во-первых, я хотел бы уточнить, что комментарий, к которому вы отсылаете, был вдохновлен статьей, опубликованной в интернет-версии газеты Granma 6 мая 2014 года. В статье приводится интервью журналистки Лисандры Фариньяс с Глорией Кареагой, которая в тот момент была со-секретарем Международной ассоциации лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсекс-людей [анг] (ILGA). Комментарий Эрнесто отражает собственное мнение кого-то, кто открыто выступает против однополых браков. Это его мнение, и я уважаю его, но его высокая степень невежества по данному вопросу очевидна. Понятие «нормальный» или «естественный» также относительно, как и само человечество. То, что для одних является нормальным или естественным, другими может восприниматься совершенно по-другому, и наоборот. Так было долгое время на протяжении всей истории. Во времена рабства покупка людей была «нормальной» и «естественной», а сегодня это отвергаемо и наказуемо. Если я в чем-то и уверен полностью, то это в том, что любовь, которую мы, люди одного пола, выражаем друг к другу, столь же законна, как и любовь, которую выражают друг к другу гетеросексуальные люди.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо