Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Асунсьон, Парагвай: преображение города не оставило места для его жителей

Асунсьон переживает жилищный феномен, в котором семьи среднего класса покидают жилые кварталы, а представители самых нуждающихся слоев общества селятся вдоль реки. (Фото: Хуана Беррето, использовано с разрешения автора).

[Ссылки в статье ведут на страницы на испанском языке, если не указано иного].

За последние несколько лет столица и крупнейший город Парагвая Асунсьон претерпел колоссальные преобразования… за счёт своих самых уязвимых жителей. В приведённой ниже статье Хулио Бенегаса особо отмечаются стойкость и солидарность людей перед лицом этих перемен. Статья первоначально была опубликована 13 ноября 2017 года на портале Kultural и переиздаётся Global Voices с разрешения автора.

«Мы им здесь не нужны. Им нужен другой Асунсьон, такой, где те, кто нуждается, не попадаются на глаза», — спокойно и внимательно объясняет Мирта Чавес, так, словно провозглашает то, что обдумала уже тысячи раз. Чавес «занимает должность» общественного председателя в столичном районе Сан-Хорхе. Ей не требуется официального назначения, потому что председателем её называет каждый из жителей этих сплющенных переулков с деревянными, кирпичными и цинковыми домами. «Для своих жильцов я делаю всё, что в моих силах, и не иду ни на компромисс, ни на переговоры с политиками», — гордо заявляет она о своей роли.

Этот протянувшийся от Артигас-авеню до реки Парагвай район стал домом для рабочих фабрик и заводов по производству холодильного оборудования, здесь также живут домоработники и те, кто занят в магазинах или на переработке отходов. Люди с более высоким доходом селятся на более твёрдой почве — в самых уязвимых районах проживают те, кто находится за чертой бедности: большинство из них зарабатывают на жизнь, собирая алюминиевые и пластмассовые бутыли и банки. Чем ближе к реке — тем острее проблема нищеты. 

Мирта Чавес живёт на территории, граничащей с болотом — с географической точки зрения это место в Асунсьоне считается зоной затопления. Живущие здесь семьи самостоятельно создали для себя сеть районных услуг, включая водоснабжение, электрическое освещение, улицы и школы.

Согласно переписи населения 2012 года, каждый пятый житель столицы населяет северные или южные болота Асунсьона. В период с 1980-х по 90-е годы большинство людей, перебравшихся в город из сельской местности, оказались в болотистых районах на юге столицы. Иначе обстоит дело на северных болотах, куда входит старый район Рикардо-Бругада, также известный под названием Чакарита. Люди здесь живут уже много лет. В начале XX века в более возвышенных районах с устойчивой землёй находились рабочие фабрик и заводов по производству холодильного оборудования, а также рабочие c портов и теперь уже не действующих железнодорожных и автобусных терминалов.  

Мирте Чавес 35 лет, и всю свою жизнь она вместе со своими братьями, сёстрами и родителями живёт на границе твёрдой земли и северных болот.

Когда в 2014 и 2015 годах река Парагвай вышла из берегов и затопила район, всех жителей выселили из их домов. В результате тех наводнений 20 000 семьям пришлось покинуть свои жилища — оказанная людям помощь обошлась государству в 20 миллионов долларов, аналогичная сумма денег была затрачена на строительство первой секции магистрали Костанера. 

В то же время, благодаря тем событиям обнаружилось нечто другое — например, героизм таких людей, как Мирта. Мирта организовывала местное население на поиски листового металла, гвоздей, больших горшков и ящиков неотложной помощи. Также она стала официальным представителем общины в переговорах и при урегулировании жалоб относительно их временного лагеря, поступавших от соседей из возвышенных районов. 

Районы закупорены из-за инфраструктурных проектов

Теперь скрытая угроза исходит от песка, камней и асфальта: Северная Костанера представляет собой один из крупнейших проектов Асунсьона, вышедших из-под пера правительства Орасио Картеса. Это автомагистраль, которая соединит центр столицы с дорогой, ведущей в города Луке и Мариано-Роке-Алонсо. Считается, что проект решит проблему неимоверных пробок в этой части столицы. В результате появления огромной стены, уже возведённой в рамках строительства магистрали, жители северных болот оказались буквально закупоренными в своём районе.

После завершения строительства стены в район перестала поступать вода из реки Парагвай. Однако также не осталось места для отвода дождевой воды. Жителям пока ещё не пришлось испытать на себе последствия, но можно себе представить, что значит жить в искусственном водоёме возле огромной дамбы.

У организованных жителей есть альтернатива этому проекту правительства, и называется она «Береговая охрана». Разработанное инженерами Рикардо и Мерседес Канесе проектное предложение включает систему каналов и водяных насосов, с помощью которых вода возвращается в реку по проложенным под возведённой стеной трубам — при этом не возникнет необходимости задействовать дополнительную территорию. И хотя у них не будет ни вида на реку, ни прямого доступа к ней, такое проектное предложение позволит сохранить эту часть города, и людям не придётся переезжать на новое место жительства. 

Когда в сентябре 2014 года городские власти Асунсьона решили возвести на болотах промышленную зону, тысячи жителей заблокировали доступ к зданию муниципалитета. Акция была жестоко подавлена. Мирта Чавес получила удары в спину и другие части тела. «Я боюсь, что однажды они тебя просто застрелят», — сказал ей её муж Арнальдо Пенайо.

На северных болотах те, кто беднее, живут ближе к реке: большинство из них зарабатывает на жизнь, собирая алюминиевые и пластмассовые бутыли и банки. (Снимок: Хуан Карлос Меса, используется с разрешения автора).

В защиту городского кислорода 

В одно из тех терзаемых непогодой воскресных дней, когда холодное утро сменяется теплом и сопровождается сгущающимися чёрными тучами, грозящими проливным дождём, в Паветти-Парк 41-летняя режиссёр Летисия Галеано приносит в сад удобрение и маленькую лопатку для копания. Солнце щедро освещает сочную садовую зелень, подчёркнутую рядом разноцветных бутылок.

У входа в парк расположена «палатка сопротивления», обозначенная привязанным к палке смятым парагвайским флагом, как это принято в сельских местностях на северо-востоке страны. Бывшие жители района Тринидад хотят сохранить то немногое, что осталось от этого парка. 

Сегодня Паветти-парк — это всего лишь засаженный деревьями участок, покрывающий территорию между бурой землёй региона Чако и огненно-красными почвами Восточного региона. Большинство из последних деревьев были вырублены, чтобы освободить место для улицы, ведущей из очередного проекта из бетона и стекла: роскошного трёхбашенного здания — Джейд-парка. Реклама сооружения гласит: «Живи в городе — дыши природой». Комплекс возведён корпорацией Jiménez Gaona & Lima и находится в собственности семьи министра общественных работ. Это же министерство занимается строительством магистрали Северная Костанера, в результате которого район Мирты Чавес оказался отрезанным от внешнего мира.

Джейд-парк появился как следствие усилий американской группы Fortune International Group, среди влиятельных акционеров которой находятся Barcos & Rodados и Tierra Buena из Cartes Group — группы, связанной с президентом Орасио Картесом. По заявлению, сделанному генеральным директором инвестиционной группы Гильермо Петри, Джейд-парк будет состоять из трёх башен, возведённых в середине низколежащего района Асунсьона, и представляет собой инвестиции в размере 92 миллионов долларов.

Старая территория Тринидада — населенная людьми с низким уровнем дохода, которые живут в деревенских домиках и небольших заповедниках — испытывает трудности с решением жилищного вопроса. Тогда как дома, расположенные в прилегающих к территории районах, напоминают бункеры и жилые строения для высшего класса, занимая целые кварталы, семьям с низким доходом остаётся для проживания лишь горстка изолированных участков.

Память против искоренения  

Иметь корни на болотах означает жить сплочёнными семьями и сообществами, совместно защищая доступ к своим основным правам. (Снимок: Хуана Баррето, использовано с разрешения автора.)

Ана Галеано описывает то, что происходит в семьях бывшего среднего и низшего-среднего класса Асунсьона следующим образом: «В настоящее время город Асунсьон вытесняет средний класс, а малоимущее население селится вдоль реки».

Она считает, что доля уязвимых слоёв населения увеличилась в три раза, и приблизительно в такой же пропорции наблюдается вытеснение представителей среднего класса в другие муниципальные образования: «С одной стороны, это происходит вследствие неспособности людей найти своё место в производственной системе, а с другой стороны, причина заложена в удорожании стоимости жизни в городе (налог на имущество, услуги по освещению и водоснабжению, транспорт и так далее)». 

То, что сейчас происходит в Тринидаде, уже случилось в той или иной мере в таких районах, как Лас-Мерседес, Баррио-Хара и Вилья-Морра. Старые кварталы, когда-то населённые жильцами с низким доходом, превратились в улицы с электрифицированными ограждениями и высокими стенами, а также с пустынными улицами. 

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо