Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Несмотря на поддержку движения #MeToo в Пакистане, культура молчания превалирует до сих пор

Фото от Lum3n.com с Pexels. CC0

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Вследствие зверского изнасилования и убийства семилетней Зейнаб в Касуре, городе, расположенном к югу от Лахора (столицы провинции Пенджаб), знаменитости стали использовать хештэг #MeToo с целью сообщить о сексуальных домогательствах, которым подвергаются женщины в Пакистане.

Актриса театра и телевидения Надя Джамиль, бывшая модель и хореограф Фриха Алтаф и дизайнер одежды Махин Хан обратились к Twitter, чтобы открыто рассказать о собственных историях сексуального насилия в детстве, призывая остальных рассказать о своих. К сожалению, такие случаи, как случай с Зейнаб, становятся тем редким моментом, когда люди считают нужным поделиться своими историями и пролить свет на темы, давно требующие внимания.

Однако недавний случай, связанный с сексуальными домогательствами, когда обвинения были предъявлены любимой всеми знаменитости, обернулся против обвиняемой стороны, заставив многих задуматься о двойных стандартах, применяемых по отношению к женщинам, высказывающимся против сексуального насилия.

В Пакистане тема сексуальных домогательств не нова, и это касается всех гендеров. Согласно результатам, приведенным Sahil, неправительственной организацией, документирующей случаи изнасилования, опубликованные в ежедневных газетах, пакистанские газеты за 2017 год сообщили о 3445 случаях насилия над детьми, многие из которых пока еще не были зарегистрированы полицией.

Я делюсь этим, потому что верю в то, что, заявляя о моем собственном опыте сексуальных домогательств, я взломаю культуру молчания, которой пронизано наше общество. Не так просто говорить об этом… но молчать еще труднее. Моя совесть больше не позволит этого.

По мере того, как люди начали высказываться, многие увидели в этом положительный эффект, как, например, в движении #СправедливостьДляЗейнаб [ру] и последовавших за ним обучающих роликах и ток-шоу о приемлемых и неприемлемых прикосновениях, а также о необходимости полового воспитания в стране — инициатива, которая была быстро подхвачена правительством провинции Синд. Многие почувствовали, что страна движется по пути положительных изменений, пока в апреле певица и знаменитость Миша Шафи не заявила в Twitter о домогательствах со стороны Али Зафара. Зафар — певец и в прошлом актер Болливуда, а Шафи заявляет о его неоднократных домогательствах по отношению к ней. В этот раз вместо того, чтобы встать на сторону обвинения, интернет и развлекательная индустрия растерялись и не могут решить, чью сторону принять.

Существуют ли двойные стандарты для пакистанских артисток?

Пакистанская развлекательная индустрия, старая, как сам Пакистан, получивший независимость в 1947 году, судима и хвалима в зависимости от быстро меняющегося образа мыслей жителей своей страны, который, в свою очередь, подвергается влиянию со стороны политических партий и их манифестов. Пакистан, сильно исламизированный и перешедший от либерализма к консерватизму, а затем обратно к умеренному либерализму в течение последних лет, еще должен решить, любит ли он своих артистов или ненавидит их.

Женщина решается рассказать о домогательствах, сталкивается с потерей репутации и последующими оскорблениями в СМИ, ее история превращается в мемы и пошлые шутки, которые низводят всю ситуацию до банальности, она боится остракизма — и, конечно, она делает это в погоне за дешевой популярностью.

На фоне этих политических и социальных перемен неизменным остается тот факт, что многие верят в то, что эти артисты, а вернее сказать, артистки, оказывают негативное влияние. Женщины, работающие в индустрии, каждый день борются, чтобы сохранить свой имидж в стране, они находятся в постоянном напряжении, вынужденные вести себя правильно и позиционировать себя на должном уровне, ориентированном на семью и религию. Многие считают, что в общем неэтично для женщины оставаться где-либо допоздна, проводить больше положенного времени с мужчинами, путешествовать по миру и останавливаться в отеле, постоянно появляться на телеэкране, носить «неподходящую» одежду и даже курить — всё то, что обычно встречается в развлекательной индустрии.

После всего вышесказанного, следует добавить, что ноша социального дискурса также лежит на плечах этих влиятельных людей. Несмотря на то, что их репутация регулярно подвергается сомнению, их образ жизни и мировоззрение продолжают оказывать воздействие на людей, даже на тех из них, кто настроен крайне критично. Эта информация важна для понимания положения женщин в Пакистане, особенно когда они выступают с заявлениями о сексуальных домогательствах.

В случае с Мишой Шафи большое значение для людей имел тот факт, что обвинение было направлено против всеми любимой поп-звезды. Публика приняла заявления Шафи критично, тщательно разобрав ее прошлое, поведение и репутацию. Дошло до того, что она решила деактивировать свои аккаунты в Facebook и Instagram.

В интервью местной газете Шафи заявляет:

They (my accounts) have been deactivated for very obvious reasons, one would think. The abuse, threats, bullying and slander that I have faced is the reason I felt the strong need to protect not just myself but my family, especially my two young children who were also being subjected to personal attacks online.

Можно подумать, что они (мои аккаунты) были деактивированы по вполне понятным причинам. Оскорбления, угрозы, запугивания и клевета, с которыми я столкнулась, явились причиной, по которой у меня возникла серьезная необходимость защищать не только себя, но, в особенности, двух своих маленьких детей, которые тоже подверглись личным угрозам в сети.

В ответ некоторые пользователи сети подвергли сомнению высказывания Шафи:

Забавно, как в Пакистане такое может вырасти до экстремальных размеров. Для начала, мы даже не знаем, что именно сделал Али Зафар. Возможно, это было что-то неприличное, но достаточно ли серьезное, чтобы выливать это вот так в Twitter?

Али, потерявший место судьи в престижном музыкальном шоу Pepsi Battle of the Bands, сразу же подал иск о клевете против Шафи, и сейчас их адвокаты вовлечены в ожесточенные судебные разбирательства.

За последние недели немало женщин заявило о других случаях домогательств со стороны Али Зафара, однако участники его группы и коллеги вступились за него, поясняя, что он «верный муж, отец и семьянин». В своем большинстве представители индустрии опасаются принимать чью-либо сторону по мере развития событий.

Вы пытаетесь что-то объяснить феминаци. Для них не существует понятия судьи и присяжных. Человек должен быть повешен, если они указали на него пальцем. Если же вы требуете расследования, и этот человек всё же признан виновным, они разорвут вас на части, обрушившись на вас со словами «я же говорила!».

Надя Джамил в своем посте в Twitter, адресованном всему происходящему, предприняла попытку встать на сторону обоих, выдав много противоречивых заявлений ради нейтралитета:

I don't go to the industry parties, hence I am not harassed (within the industry).

Я не хожу на вечеринки нашей индустрии, поэтому ко мне никто не пристает (из индустрии).

Этот случай стал классическим примером обвинения жертвы, в то время как нарушитель разгуливает на свободе. К сожалению, это не единственный неразрешенный случай обвинения в домогательствах со знаменитостями в Пакистане. Другой похожий пример касается Айеши Гулалай [ру], члена национальной ассамблеи Пакистана, и Имрана Хана, лидера популярной пакистанской партии «Техрик-е-Инсаф». В этом случае Гулалай заявила о том, что Хан домогался ее, обсуждение быстро перешло на её репутацию, после чего ее попросили покинуть политическую партию «Техрик-е-Инсаф». Ее политическая карьера серьезно пострадала после этого инцидента.

4 мая отделение «ООН-Женщины» в Пакистане выпустило следующее общее заявление:

As the courage of #MeToo speakers across the world forces a reconsideration of how violence against women is managed and ended, we express our solidarity with victims and with the pressure for change. This is as urgent in Pakistan as it is in the rest of the world.

В то время, как смелость представителей движения #MeToo по всему миру вынуждает переоценить отношение к насилию против женщин и его прекращение, мы выражаем свою солидарность с жертвами и с острой необходимостью перемен. Для Пакистана это так же важно, как и для всего остального мира.

Группа также продолжила свое заявление в Twitter:

«Должны быть приняты меры против тех, кто выбирает насилие, а не достойное поведение… Мы говорим тем женщинам, которые высказываются: мы слышим вас и мы с вами».

Читайте заявление полностью по ссылке

К сожалению, не все поддерживают Шафи. Обращаясь к прессе, министр внутренних дел Талал Чодари назвал инцидент, произошедший между Мишей и Али, «драмой», и добавил, что он был спланирован для того, «чтобы привлечь внимание прессы». 

В то время, как международное сообщество и знаменитости внимательно следят за делом Шафи, местное общество до сих пор ищет доказательства, чтобы оспорить ее заявление. Это явление обвинения жертвы можно рассматривать как показатель культуры молчания в Пакистане, где люди предпочитают не раскрывать подобные инциденты из страха последующего осуждения в СМИ и их собственном узком кругу.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо