Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Судебная система Эквадора оставляет безнаказанными преступления и пытки по отношению к членам ЛГБТК-сообщества

Судебные органы создают большие трудности для организаций ЛГБТК в Эквадоре, позволяя тем, кто изевается над людьми в так называемых «клиниках избавления от гомосексуальности», оставаться безнаказанными. Иллюстрация Моники Родригес (Mónica Rodríguez). Используется с разрешения автора.

Это вторая часть в серии из трёх материалов, являющейся переизданием работы, написанной Карлосом Флоресом (Carlos E. Flores) для Connectas [исп] и отредактированной с помощью автора. Полный доклад содержит анализ дел и данные, идущие вразрез с позицией, которую демонстрирует Эквадор международным организациям, занимающимся защитой прав человека. Первая часть серии посвящена свидетельствам жертв принудительного заключения (ознакомиться с этим материалом можно здесь). Вторая часть разоблачает юридические уловки, которые делают представителей ЛГБТИ-сообщества уязвимыми, позволяя похищать их и подвергать пыткам в «клиниках избавления от гомосексуальности».

За последние десять лет La Fundación Causana [исп] — организация, занимающаяся защитой прав ЛГБТИ в Эквадоре — зафиксировала 50 случаев насильственного заключения гомосексуалов. По мнению членов этой организации, информации о судебных разбирательствах подобных дел предоставляется крайне мало.

Учреждения Организации Объединённых Наций (ООН) задались вопросом, исполняется ли в сложившейся ситуации свод законов Эквадора. Пытки и преступления на почве ненависти должны строго наказываться в соответствии с Уголовным кодексом страны [исп].

В альтернативном отчёте [исп], составленном в декабре 2016 года рядом общественных организаций для Комитета ООН против пыток, утверждается, что первая задокументированная жалоба на так называемые «клиники избавления от гомосексуальности» датируется 2000 годом.

Однако лишь шесть дел, связанных с этими клиниками, попали на рассмотрение Совета по отправлению правосудия, причём обвинительный приговор по статье о похищении был вынесен только в одном случае. Назначенное наказание: 10 дней тюрьмы и уплата штрафа (эквивалент 350 российских рублей).

По этим и иным причинам организации ЛГБТК настаивают на том, что на данный момент законодательная система толком не работает, а власти не предоставляют адекватной информации в ответ на запросы по обвинительным приговорам.

В одном из центров, закрытом властями, содержался в 2010 году Джонатан Васконез (Jonathan Vásconez), страдая от издевательств и жестокого обращения (показания Васконеза можно найти в первой части этой серии материалов).

Центр был закрыт в апреле 2012 года после визита официальных лиц, предпринявших подобные меры из-за «нарушения требований и правил», как заявляется [исп] на сайте Министерства здравоохранения. Ни слова о преступлениях в отношении таких людей, как Васконез, который пострадал от пыток (как физических, так и психологических). Единственный обвиняемый по этому делу — директор учреждения — был оправдан.

Изначально прокуратура фокусировалась на обвинениях в пытках, однако всё закончилось обвинением в похищении (как утверждается в приговоре, вынесенном судом). Суд отклонил дело потому, что, помимо прочих причин, на принудительном заключении жертвы настаивала её семья.

Эквадор глазами международных правозащитных организаций

В мае 2017 года, когда Эквадор представил универсальный периодический обзор [исп] (УПО) для Совета ООН по правам человека, власти не предоставили никакой информации о наказаниях в отношении лиц, ответственных за применение «терапии» сексуального переориентирования. Такое же отсутствие ответов от эквадорского правительства зафиксировано в предыдущих отчетах: УПО II 2012 года [исп] и УПО I 2008 года [исп].

However, the Ecuadorian State did provide information before the Human Rights Committee in August 2016.  It was noted that Ecuador judicialized four cases, although it “[regretted] not having received detailed information about the penal actions taken against those responsible for these ‘treatments’ and their results.”

Однако власти Эквадора предоставляли информацию Комитету по правам человека в августе 2016 года. Было отмечено, что в стране было рассмотрено четыре дела, однако «[к сожалению] не было предоставлено детальной информации [исп] о карательных мерах в отношении лиц, ответственных за подобное „лечение“ и его результаты».

В январе 2017 года Комитет ООН против пыток заявил о

concerned about allegations of forced internment and ill-treatment of lesbian, gay, bisexual and transgender people in private centers where so-called ‘therapies of sexual reorientation or dehomosexualization’ are practiced. Despite the closure of 24 centers of this type, the Committee notes with concern that to date the proceedings initiated by the Prosecutor’s Office have not resulted in any conviction.

своей обеспокоенности по поводу обвинений в принудительном удержании и жестоком обращении с лесбиянками, геями, бисексуалами и трансгендерами в частных центрах, где практикуется так называемая «терапия сексуального переориентирования или избавления от гомосексуальности». Хотя 24 центра подобного рода были закрыты, Комитет озабочен [исп] тем, что на сегодняшний день разбирательства, инициированные прокуратурой, не привели ни к одному обвинительному приговору.

На момент публикации этого доклада остается невыясненным, какие именно 24 центра закрыты, по какой причине это произошло, кто оказался виновен и продолжают ли они оказывать те же услуги, но под другим именем.

В июне 2017 года Совет по отправлению правосудия, используя информацию, полученную из канцелярии прокуратуры, представил перечень из шести дел, произошедших в провинциях Пичинча, Напо, Гуаяс, Эль-Оро и Манаби.

В этих делах фигурировали лишь инициалы потерпевших, и было очевидно, что половина разбирательств была проигнорирована. Клиники, о которых шла речь, не идентифицированы, а причины открытия дел прояснены только в трех случаях: два — пытки (физическое насилие), один — похищение.

Официальная информация о судебных процессах весьма скудна, что вызывает озабоченность как правозащитных организаций, так и ЛГБТК-сообщества.

По словам Ане Барраган (Ane Barragán) из La Fundación Causana [исп], отсутствие данных из прокуратуры всё усложняет:

for us, civil society, it is very difficult to get closer to all these details. The Women's Communication Workshop, according to a document issued in Ecuador’s last UPR, stated that the sanctions against these centers have been ‘mostly administrative in nature, and there is no data on any case that had been prosecuted.’

для нас, гражданского общества, крайне сложно подобраться ко всем деталям. На женском Практикуме по вопросам коммуникации (согласно документу, опубликованному в последнем УПО Эквадора) было заявлено, что меры, предпринятые по отношению к этим центрам, носят «по большей части административный характер и нет данных о каких-либо судебных разбирательствах».

Наконец, вишенка на этом ужасном торте: близкие родственники жертв зачастую положительно реагируют на тюремное заключение. Как правило, потерпевшие не хотят вовлекать своих родных в судебное разбирательство. В итоге многие принимают решение не сообщать о преступлениях, а просто дистанцируются от собственных семей.

Достижения или неудачи?

Десять лет назад центры лечения наркозависимых могли проводить терапию сексуальной переориентации бесконтрольно. Эфраин Сориа (Efraín Soria) из Fundación Equidad [исп] поясняет:

Little by little the State and the government […] were taking matters into their own hands and were making some steps – among them, creating rules for clinics, [a thing] that had not existed before.

Мало-помалу государство и правительство […] взяли дело в свои руки и предприняли некоторые шаги — среди прочего, создали правила для клиник, чего раньше не существовало.

Национальный совет по наркотическим веществам и психотропным средствам занимался центрами лечения до тех пор, пока эти функции не взяло на себя министерство здравоохранения, выпустив в 2010 году постановление 339. В постановлении утверждалось, что гомосексуальность является условиям для помещения на лечение в подобные клиники. Активисты настаивают на том, что постановление весьма неоднозначно.

В девятой статье указывалось, что будет поощряться создание специальных центров в том числе для пациентов «с расстройствами идентичности или сексуальной ориентации, что является первопричиной их зависимости…».

Вышеупомянутое постановление было отменено два года спустя, когда пост министра здравоохранения заняла Карина Вансе (Carina Vance), лесбиянка и активист. Под её руководством было одобрено министерское соглашение 0767, устранившее всякую неоднозначность и, более того, утвердившее ряд процедур мониторинга клиник с участием различных государственных органов, коллективов и общественных организаций.

За время работы Вансе было проведено 290 инспеций (согласно отчету министерства здравоохранения), причём такого масштаба, который немыслим в настоящее время. По словам Патрисио Агирре (Patricio Aguirre) из Национального управления по правам человека, гендерным вопросам и вопросам интеграции при министерстве здравоохранения, эти проверки (предложенные Вансе) помогли правильно организовать контроль клиник, сведя на нет необходимость дополнительных неожиданных инспекций.

Однако обществу — которое рассматривает гомосексуальность и иные варианты гендерного самовыражения как пример поведения, которое должно быть либо наказано, либо скрыто — по-прежнему нужны существенные изменения.

Плохо разработанные законы усложняют защиту прав преследуемых, особенно в тех случаях, когда семьи пострадавших принимают участие в травле, прячась под маской социально одобряемого поведения.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо