Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Паспортные истории: изменчивая природа права на свободу передвижения

Привилегии в пути — иллюстрация: Виолета Камараса

[Ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

[В качестве музыкального сопровождения к статье предлагается песня Subway Walk («Прогулка по подземке») каталонской группы La Troba Kung-fú. Текст песни находится здесь [кат, анг]. Предложение от автора: после прочтения статьи поднимайся и пой/танцуй вместе с музыкой!]

Паспорт: с технической точки зрения — это просто клочок бумаги. Ценный как золото или бесполезный, как… ну, как та бумага, на которой он выпущен (или ещё хуже — если его вообще нет). Он может (или не не может) обладать некой волшебной силой, способной переместить нас в любую точку земного шара, открыв доступ к таким основным личным правам человека, как свобода передвижения, обучение за границей, изучение иностранных языков, путешествия и знакомства с новыми людьми по всему миру. В условиях глобализации всё это просто необходимо, чтобы дать всем нам равную возможность зарабатывать на жизнь и в полной мере реализовать свой потенциал.

Свобода передвижения — то есть право каждого «покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну» — заложена в статье 13 Всеобщей декларации прав человека [рус]. При этом, в действительности, право на пребывание или проживание где бы то ни было, за исключением страны своего рождения, предоставляется человеку лишь на основании удостоверения личности, паспорта и, в конечном итоге, визы.

Но всё же некоторые люди оказываются в таких чрезвычайных ситуациях, когда для спасения жизни им приходится пересекать границы, не имея ни визы, ни паспорта, ни даже возможности удовлетворить свои основные потребности. Их истории вкладывают в понятие «передвижение» совершенно иной смысл.

Таким образом, в зависимости от места рождения, а также от обстоятельств, обсуловленных волей стоящих у власти как на родине, так и в стране назначения передвижение по миру может приносить совершенно разные впечатления. Так всё-таки, каково это — ездить по миру с учётом таких различий? Вот что об этом думают мои коллеги по цеху, побывавшие в декабре 2017 года на саммите Global Voices (GV) в столице Шри-Ланки, городе Коломбо.

Передвижение — и горечь, и услада

Хлопоты, связанные с поездкой за границу, вызывают у многих смешанные чувства радости с оттенком горечи.

«Если честно, процесс подачи заявления на получение визы для меня — это одно из самых нелюбимых занятий, особенно, учитывая, что я знаю об отношении к моему паспорту со стороны сотрудников посольства/консульства, — признаётся писательница из Турции и Азербайджана Арзу Гейбуллаева и поясняет, — я думаю, самым худшим последствием нынешней политической ситуации как в Турции, так и в Азербайджане является отток человеческих ресурсов или утечка мозгов. Сложившаяся в обеих странах на данный момент экономическая и политическая среда оставляет мало надежд молодому поколению, которое стало задумываться о будущем и искать способы для переезда или, по крайней мере, для обеспечения лучшего будущего своим детям». Согласно Индексу паспортов компании Henley & Partners (ранее известному как Индекс визовых ограничений) — показателю, указывающему на доступность свободы передвижения в зависимости от обладания определённым паспортом, — паспорта Турции и Азербайджана занимают 49 и 75 места соответственно.

«Мне всё время задают вопросы, особенно когда я еду по своему турецкому паспорту в Европу, — продолжает она, добавляя, — такой опыт меня очень расстраивает, потому что я всего лишь человеческое существо, личность, которая хочет куда-то поехать или должна куда-то поехать по работе, однако только потому, что у меня другой паспорт, ко мне относятся по-другому».

Нигерийский автор Нвачукву Эгбунике полностью разделяет чувства Арзу:

«Мне пришлось психологически подготовить себя к дополнительному раунду процесса получения визы. Нигерийцам получить визу нелегко. Моя страна не уважает своих граждан, так почему другие страны должны нас уважать?»

Как и для многих других, подготовка к поездке на саммит GV в Шри-Ланку для него означала значительно больше, чем всё спланировать и собрать чемодан. В Африке происходит самое резкое снижение показателя свободы передвижения — с 2008 года в странах данного региона наблюдалось 21 из 30 наиболее драматических падений индекса паспорта.

«Визу я получил всего за 48 часов до поездки. Можете себе представить, как я переволновался», — жалуется Нвач, и все равно его задержали в аэропортах вылета и прилёта.

«Разумеется, я был сердит, при каждой моей поездке происходит практически то же самое, — продолжает он. — Каждый раз мне приходтся сталкиваться с бесконечными допросами, проводимыми должностными лицами как моей страны, так и принимающего меня государства. Это невыносимо — быть владельцем паспорта Нигерии, по умолчанию тебя клеймят „жуликом“, пока ты не докажешь обратное. Положение усугубляет то, что уже много лет экономику нашей страны нельзя назвать сильной, а политические лидеры некомпетентны и продажны». Несмотря ни на что, он добрался до нас, и, благодаря присутствию Нвача, дни нашего саммита стали ярче.

Радуйся, пока можешь

Визовые требования не вечны, и в любой момент времени, в зависимости от динамики политического процесса, «волшебная» сила паспорта может расшириться или сузиться. Перуанская правовед и писательница Габриэла Гарсиа Калдерон призналась в том, что сейчас её паспорт открывает те двери, которые ещё не так давно были для неё недоступны.

«Мой паспорт не так уж плох в сравнении с 80-ми и 90-ми годами. В те времена, когда у нас были проблемы с местными террористическими группировками, многие покидали Перу, а следовательно целый ряд стран, даже в пределах региона, начали требовать визы».

Конечно, случаются и обратные ситуации, среди которых в наше время Венесуэла [рус], пожалуй, представляет наилучший пример. Несмотря на то, что в рейтинге по индексу паспортов страна занимает 35 место, в течение последних нескольких месяцев процедура продления паспорта для многих стала настоящим кошмаром.

Вследствие неспособности властей справляться с заявлениями в условиях значительного экономического и гуманитарного кризиса, в разных точках земного шара с просроченными паспортами застряли граждане Венесуэлы, пребывающие в состоянии полной неопределённости.

Так, например, пока мы вместе работали в Коломбо, была вынуждена остаться дома научный сотрудник в области образования и редактор Global Voices Лаура Видаль. С её точки зрения, «связи и ограничения, представляемые в результате владения определённым паспортом (или, в моём случае, его отсутствием), заставили меня понять, что границы, какими бы искусственными они ни были, достаточно действенны и что быть „гражданином мира“, на самом деле, роскошь, доступная лишь владельцам определённых паспортов».

Двум другим гражданам Венесуэлы — юристу, писательнице и правозащитнице Марианне Диас Эрнандес, а также журналисту Луису Карлосу Диасу — повезло больше, по крайней мере на данный момент. Марианне, срок действия паспорта которой заканчивается меньше чем через шесть месяцев, пришлось уповать на то, что авторитетность письма из Департамента иммиграции и эмиграции, добытого управляющим директором Global Voices Джорджией Попплюэлл, позволит ей пересечь границу Шри-Ланки.

«В аэропорту Сантьяго-де-Чили, откуда я вылетала, и где мне пришлось ждать целый час, не зная, пустят ли меня в самолёт, мне пришлось убеждать каждого представителя власти», — пожаловалась Марианна.

«В поездках я всегда использую свой испанский паспорт, его очень хорошо принимают во многих странах, — поясняет Луис Карлос, при этом добавляя, — мне также известно, что если я попаду в беду, то получение помощи от диктаторской Венесуэлы будет маловероятным».

Существуешь ли ты в принципе?

Паспорт имеет силу только в том случае, когда он считается таковым в мире дипломатии, а именно, когда страна назначения расценивает выдавшую его территорию в качестве реального политического образования. В случае, если могущественная и влиятельная страна не признаёт авторитета такой территории, этого не станут делать также ни её друзья, ни союзники. Это вам ни о чём не напоминает? А вот наши коллеги из Тайваня, чья свобода передвижения висит на волоске как следствие роста мирового могущества Китая, хорошо знакомы с такой ситуацией.

Писетельница И-Фань Линь объясняет это тем, что «благодаря „политике одного Китая“ ряд стран, находящихся в особенно хороших отношениях с КНР, не могут признать наши паспорта». Она поясняет: «Граждане Тайваня могут использовать свои паспорта для въезда в такие страны. Однако сотрудники иммиграционной службы не будут ставить в них штампы о прибытии и убытии, потому что это бы означало, что они официально признают нашу страну…»

Виза, а что это такое?

Обладатели «сильных» паспортов, как правило, пребывают в полном неведении относительно всего масштаба трудностей, с которыми у многих сопряжена подготовка к поездкам за пределы своей страны. «Благодаря моему „сексапильному“ паспорту я живу с таким ощущением, словно весь мир принадлежит мне, чтобы ездить по нему, даже не задумываясь о визах, потому что даже когда мне приходится подавать заявки на их получение, я и представить себе не могу, что мне могут отказать», — рассказывает автор Элиза Марвена, у которой паспорт Испании, занимающей 3 место в рейтинге по индексу визовых ограничений.

Когда твой супруг не обладает твоими привилегиями, понять, через что приходится проходить другим, становится проще, как в случае с Тори Эгерман: «С паспортом США на руках путешествовать очень легко. К тому же я белая, что значительно всё упрощает, однако мой спутник жизни родился в Иране, и при каждой нашей совместной поездке мы задаёмся вопросом, что ожидает нас на границе в этот раз».

В поисках свободы

В то время, как одни являются счастливыми обладателями «золотых паспортов», другие, отнюдь не такие гламурные, покрыты слоями страха, гнева и отчаяния. Не удивительно, что люди по всему миру ищут миллионы путей, чтобы завладеть «золотыми паспортами», обладающими «волшебной силой» не только при пересечения границ, но и для поддержания более достойной и свободной жизни.

Своим мнением поделилась с нами египетская писательница Сальма Эссам Шериф, родина которой переживает подъём экстремистских исламских группировок, проповедующих насилие, что привело к обострению исламофобии и, по несправедливой ассоциации, к предубеждению по отношению ко всем держателям арабских паспортов:

«Во многих странах, включая и мою, стремление к эмиграции довольно распространено среди молодёжи, которая старается получить права на гражданство другой страны, что обеспечит их более привилегированным паспортом. Кто-то женится или выходит замуж за владельца паспорта „первого мира“, а некоторые женщины стекаются в США, Канаду и другие аналогичные страны, чтобы родить там ребёнка и получить для него соответствующий паспорт».

«Всё это так иронично и противоречиво. На самом деле мы — „жидкие“ существа, циркулирующие отовсюду и регулируемые такими искусственными элементами, как границы. Те, кто придумал границы, решают, кто из нас гражданин мира, а кто нет», — считает Лаура.

Вряд ли можно найти нечто более случайное и более радикально определяющее жизнь человека, чем место его рождения. Ни паспорт, ни виза не являются результатом прилагаемых нами усилий. Они, скорее, зависят от удачи. А у удачи существует одно правило: мы должны быть помнить о ней и быть благодарными. Помнить и о том, как повезло некоторым из нас, и о том, как несправедливы и нечестны проблемы, испытываемые некоторыми из нас во время поездок за границу, а также и о том, что каждый из нас в любой момент времени может оказаться на месте другого. Как можем мы говорить о глобализованном и связанном мире, когда быть гражданином этого мира по-прежнему является привилегией меньшинства за счёт ограничений остальных?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо