Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Активистка заявляет: права человека в Сингапуре оказались принесены в жертву экономическому успеху

Скриншот Хань Хуэй Хуэй из ее аккаунта в YouTube.

Эта статья [анг] Кейти Чьеу из Loa, новостного веб-сайта и онлайн-радио проекта организации «Вьет Тан», транслирующего новости о Вьетнаме. Статья переопубликована Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

Хань Хуэй Хуэй [анг] — 26-летняя активистка из Сингапура. Несмотря на молодой возраст, она уже успела настроить против себя представителей власти Сингапура, последние четыре года привлекая внимание общественности к удушающей политической атмосфере и ограничениям права на свободу слова и собраний в государстве.

В 2017 году Хуэй Хуэй запланировала участие в конференции по правам человека в Малайзии, но после прибытия была депортирована по требованию сингапурских властей.

Она продолжает сопротивляться попыткам правительства ограничить ее право на свободное самовыражение, выступая на международных форумах, таких как Фестиваль свободы интернета в Испании, где она впервые побывала в марте 2018 года.

Кейти Чьеу (КТ): Это Кейти Чьеу, я веду репортаж с Фестиваля свободы интернета в Валенсии, Испания. Я здесь с Хань Хуэй Хуэй из Сингапура, активисткой, которая провела заседание в наш первый день здесь. Что бы вы хотели рассказать людям о Сингапуре?

Han Hui Hui (HHH): I think the only thing that Singapore has is [this] so-called “economic success”, and we do not have any human rights at all. This economic success is actually at the sacrifice of Singaporeans, especially in the public housing, public healthcare, as well as employment. Singapore has an economic success that is being admired by countries all around the world. But, it comes at the sacrifice of humans rights in Singapore. The first thing is public housing. Singapore is the only country in this world that doesn’t spend a single cent from a cash-flow perspective on public housing. Second, is public healthcare. We actually have [a] compulsory insurance scheme, the government forces people to buy, on top of private insurance. With this insurance scheme, the total premium that the government collects is actually more than the total amount of claims that the government actually have to pay out every year. The third thing is the right to retirement. In this scheme the government forces people to set aside about 30 to 40 percent of their salary.

Хань Хуэй Хуэй (ХХХ): Я думаю, что единственное, чем Сингапур располагает, это так называемый «экономический успех», а прав человека у нас нет вовсе. Этот экономический успех на самом деле является жертвой сингапурцев, особенно в том, что касается муниципального жилья, здравоохранения, а также трудоустройства. Экономическим успехом Сингапура восхищается весь мир. Однако права человека здесь принесены в жертву этому успеху. Первым пунктом является муниципальное жилье. Сингапур является единственной в этом мире страной, которая не тратит ни единого цента из денежного потока на муниципальное жилье. Во-вторых, здравоохранение. У нас есть система обязательного страхования, которое правительство обязывает людей оплачивать помимо частного страхования. При такой страховой системе общая сумма премии, которую получает правительство, на самом деле больше, чем сумма требований, которые оно должно выплачивать ежегодно. И в-третьих, право на пенсию. По этой схеме правительство принуждает людей откладывать 30-40% своей зарплаты.

КТ: Когда я была на твоей панели, мне показался очень интересным способ, с помощью которого правительство создало законы в ответ на твою деятельность. Ты не могла бы рассказать мне о некоторых из этих законов?

HHH: In Singapore, you can only protest in a park. It’s a very sad scene in Singapore. Just imagine, the government says that you can protest, but it’s only in a park. It’s as good as asking you not to protest at all. You want to protest outside government agencies. You want to be able to express your freedom of assembly anywhere you want, but in Singapore, it’s only at this park.

On September 27, 2014, through a lot of effort that we put in through 2013 all the way to 2014, we managed to get more than 6,000 Singaporeans to protest at this park. On that day, the government actually sent a minister there, and tried to set up all kind[s] of entrapments against us. They provoked the protesters into doing a lot of things. We are thankful the international community spoke up against it and supported us. But, ever since that incident on September 27, 2014, scenes of protest in Singapore actually disappeared. Nobody gathered at this park anymore, lest to say there are any protests. That was the biggest protest ever, since in the 21st century for Singapore. Since this protest, the government investigated about 20 people, and charged six of us. I was one of them. They disqualified me from standing for parliamentary elections because of this protest. Which means in the next elections, I won’t have the ability to stand.

ХХХ: В Сингапуре ты можешь протестовать только в парке. В Сингапуре это выглядит печально. Просто представьте, правительство говорит, что ты можешь протестовать, но только в парке. Это все равно, что попросить тебя не протестовать вообще. Ты хочешь протестовать рядом с органами власти. Ты хочешь быть способным осуществлять свое право на свободу собрания там, где ты хочешь, но в Сингапуре это только этот парк.

27 сентября 2014 года, после многочисленных усилий, затраченных нами в течение 2013 года, нам удалось собрать более 6 000 сингапурцев, чтобы протестовать в этом парке. В этот день правительство послало туда министра и попыталось применить всевозможные ухищрения против нас. Они провоцировали протестующих на разные вещи. Мы благодарны международному сообществу, которое высказалось против этого и поддержало нас. Однако после того инцидента 27 сентября 2014 года площадки для протеста в Сингапуре фактически исчезли. Никто больше не собирался в этом парке, не говоря уже о каких-либо протестах. Это была самая массовая демонстрация в XXI веке в Сингапуре. После этого протеста правительство допросило около 20 человек и предъявило обвинения шести из нас. Я была одной из них. Они дисквалифицировали меня, не позволив баллотироваться на выборы в парламент по причине этого протеста. Что означает, что в следующих выборах я не смогу участвовать.

КТ: Как они смогли запретить вам участвовать в этих выборах?

HHH: In Singapore, there is this law that says that if you have ever been fined more than 2,000 dollars [1,520 US dollars], you would not be able to stand for election. In Singapore before you can protest, you have to tell the government you are going to protest. On their protest website, they have three options. You have to either give a speech, or you’re holding a protest, or you’re singing, which is performance. You can only click one of the options. I always click speech; all of us click speech. But, if you click speech, you will be charged for demonstration. And if you click demonstration and give a speech, you will be charged for giving a speech. Because of this glitch in the government website, the government [was able to] fine me 3,100 dollars [2,360 US dollars] for giving a speech and protesting at the same time. It is more than the 2,000 benchmark. For that, I won’t be able to stand for election. This is the first time the government charged a person for protesting at the park; it has never ever happened before.

I’m not sure why they target me. Last year, in June, I went to Malaysia for a human rights event. I stopped posting online for about three months. I did not respond to anyone through my phones or email because I know they’re being surveilled. It was strange because for the first time in Singapore’s history they told the Malaysian government to deport me back to Singapore to stop me from attending the event. They said, “I’m a national threat, and if were to go in I would affect their bilateral relationship.” With that, Malaysian immigration deported me back to Singapore.

В Сингапуре существует закон о том, что если ты был оштрафован более чем на 2 000 долларов [1 520 долларов США], ты не имеешь права баллотироваться на выборах. В Сингапуре, прежде чем протестовать, нужно сообщить правительству, что ты собираешься протестовать. На веб-сайте для протестующих есть три опции: ты должен произнести речь, выразить протест или спеть, что уже является представлением. Ты можешь кликнуть только на одну из опций. Я всегда кликаю на речь; все мы кликаем на речь. Однако. если ты кликаешь на речь, тебя обвинят в демонстрации. Если кликаешь на демонстрацию, обвинят в произнесении речи. Из-за этого глюка на государственном веб-сайте, я была оштрафована на 3 100 долларов [2 360 долларов США] за то, что выступила с речью и протестом в одно и то же время. Это больше, чем установленные 2 000. Из-за этого я не могу баллотироваться на выборах. Впервые правительство потребовало штраф за протест в парке; раньше такого не случалось.

Я не уверена в том, когда они сделали меня мишенью. В июне прошлого года я поехала в Малайзию на мероприятие, связанное с правами человека. Я не выкладывала в интернет посты в течение трех месяцев, потому как знала, что за ними ведется слежка. Это было так странно, впервые в истории Сингапура они попросили правительство Малайзии депортировать меня, не позволив мне участвовать в этом мероприятии. Они заявили, что я «являюсь национальной угрозой и если они впустят меня, то я повлияю на их взаимоотношения». После этого миграционная служба Малайзии депортировала меня в Сингапур.

КТ: Как правительство ответило на те творческие способы, которыми вы выражали свои мысли?

HHH: I think the government responds by creating more laws. The reason why I even started protesting was they sent me a letter to sue me for defamation in 2013. That was when I realized something was wrong so I tried to question it. I did some research, and I realized in Singapore there’s this park where you can protest. That was when we actually held our first protest.

They also created a lot of different laws. Last year I was imprisoned. After my imprisonment, I came out and I talked about how inhumane the treatments were towards the inmates.

ХХХ: Я думаю, правительство отвечает тем, что «творит» больше законов. Причина, по которой я вообще начала протестовать, была в том, что они прислали мне письмо, в котором предъявили обвинение в клевете в 2013 году. Тогда я поняла, что что-то не так, и попыталась поставить это под вопрос. Я провела небольшое расследование и поняла, что этот парк в Сингапуре является местом, где ты можешь протестовать. Здесь мы и провели первую акцию протеста.

Кроме того, они создали множество различных законов. В прошлом году меня посадили в тюрьму. После моего ареста я вышла и рассказала о том, какие негуманные меры они применяли к моим сокамерникам.

КТ: Во Вьетнаме мы сталкиваемся с очень жесткими условиями для активистов, журналистов, блогеров. Способы, какими правительство подавляет выступления, очень различны. В уголовном кодексе у нас есть три статьи, которые чаще всего применяют к активистам, такие как статья 79, в которой говорится о «проведении акций с целью ниспровержения правительства». В Сингапуре ситуация очень отличается. Похоже, что за последние несколько лет было создано больше законов против свободы слова. Какие методы вы используете для решения этой проблемы? Как вы продолжите организаторскую деятельность после создания всех этих законов?

HHH: The other thing is, I think a lot of Việt Nam government officials are being trained in Singapore now, and they [may] bring a lot of laws back to Việt Nam. Even though we are so-called “have a lot of laws,” they all stem down to criticizing the government and asking for transparency and accountability. I think as a region, we need to support each other because Singapore is seen as the leader right now, and all other countries are following these laws. By having so many laws that they are trying to suppress the citizens. They can say, “everyone is being charged with different laws, so they are not against [anyone specifically].” But the fact is all this is being used against the people. If the government would just care for the people and [protect] fundamental rights to housing, healthcare, education, nobody would be criticizing them. Nobody would even believe in us.

ХХХ: С другой стороны, я думаю, что множество представителей власти во Вьетнаме сейчас учатся на примере Сингапура и они [могут] перенести некоторые из законов во Вьетнам. Несмотря на то, что у нас «так много законов», все требования сводятся к критике правительства и просьбам прозрачности и подотчетности. Я думаю, что как регион мы должны поддерживать друг друга, потому что Сингапур сейчас рассматривается в качестве лидера и все остальные страны следуют этим законам. Имея столько законов, они пытаются подавить граждан. Они могут сказать, что «каждого обвиняют по разным статьям, так что они не выступают против [кого-то специально]». Но, фактически, все эти законы используются против народа. Если правительство заботилось бы о людях и [защищало] фундаментальные права на жилье, здравоохранение, образование, никто бы их не критиковал. Никто бы даже в нас не поверил.

В последний день Фестиваля свободы интернета Кейти Чьеу встретилась с Хуэй Хуэй еще раз, чтобы спросить ее, как прошла неделя.

HHH: I think this is a very interesting week for me because it’s the first time Singapore is here. I realized a lot of people were really shocked when I tried to share about what’s happening in Singapore with the numerous laws that have come out against freedom of expression. I also learned a lot from other people in other countries. In my country we have a lot of propaganda telling us we are the best and other countries are bad. But actually I realized there’s a lot we can learn from each other.

ХХХ: Я думаю, эта неделя была очень интересной, потому что Сингапур впервые здесь. Я узнала, что многие люди были действительно шокированы, когда я попыталась рассказать о том, что происходит в Сингапуре со множеством законов, которые выступают против свободы выражения. Я также узнала много от людей из других стран. В моей стране у нас много пропаганды, рассказывающей нам, что мы лучшие и другие страны плохие. Но на самом деле я поняла, что мы многому можем научиться друг у друга.

КТ: У вас есть еще что-то, чем вы хотите поделиться?

HHH: I hope that countries around the world don’t follow the Singapore model. Advocate and have your independent labor unions and student unions because we don’t have that in Singapore. Appreciate everybody who is fighting for you because in Singapore, everybody has left for asylum or is in exile. It’s very lonely when you’re fighting alone in Singapore.

ХХХ: Я надеюсь, что страны по всему миру не последуют модели Сингапура. Отстаивайте свои права и создавайте свои независимые рабочие и студенческие объединения, потому что у нас в Сингапуре этого нет. Цените каждого, кто борется за вас, потому, что в Сингапуре все прячутся или находятся в изгнании. Бороться в Сингапуре очень одиноко.

Это часть спецвыпуска Loa с Фестиваля свободы интернета 2018 года. Слушайте интервью [анг], которое начинается с 6:11.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо