Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Антиисламский ТВ-ролик в Нидерландах заставляет голландцев призывать больше любить и меньше ненавидеть

Screenshot of anti-Islam video

Скриншот предвыборного ролика, созданного голландской антииссламской партией PVV. Взято с YouTube.

[Ссылки ведут на страницы на нидерландском языке, если не указано иного]

В пятницу 16 марта 2018 года, во второй половине дня, множество людей в Нидерландах оказались у экранов телевизоров во время показа предвыборного рекламного ролика Партии свободы (PVV). Красные прописные буквы появлялись на экране вслед за грохочущей музыкой. «Ислам — это дискриминация», — гласило первое предложение. Со зловещим боем барабанов «дискриминация» сменяется словами «насилие», «террор», «антисемитизм» и «ненависть к христианам».

21 марта в Нидерландах прошли муниципальные выборы. Видео от PVV транслировалось на государственном телеканале NPO во время, специально отведённое для политических посланий. Почти сразу же на вещательную компанию посыпались жалобы. Многие были поражены тем, как подобное видео вообще могло выйти в эфир. Другие жаловались, что оно транслировалось в послеобеденное время.

Абделькарим Эль-Фасси из Zouka Media написал в Facebook:

…Je bent als kijker boos, verbolgen, woedend en verbaasd over hoe zoveel rabiate haat primetime via de NPO binnen heeft kunnen komen. In de ruimte waar je je het meest veilig waant: je eigen huiskamer. Midden op de dag. En de kans is groot dat je kleine het heeft gezien. Of je neefjes en nichtjes die mijlenver van je vandaan wonen en niet hebt kunnen beschermen tegen zoveel woede. Dat was mijn reactie althans; wat als Hamza, Yassin, Romaissa en Imraan hiernaar gekeken hebben?

Как зритель, ты зол, оскорблён, взбешён и поражён, как много лютой ненавести может проникнуть через NPO. В место, где ты чувствуешь себя наиболее защищённым — твою собственную гостиную. Среди бела дня. И с большой вероятностью, что это увидит твой малыш. Или твои племянники и племянницы, живущие за много километров, которых ты не способен защитить от такого потока злобы. По крайней мере, такова была моя реакция; а что если Хамза, Яссин, Ромаисса или Имраан увидели это?

В ответ на жалобы уполномоченный представитель NPO по рассмотрению претензий заявил, что общественное телевидение не влияет на политические послания:

Waar de grens ligt van wat toelaatbaar is, is in ons vrije land aan de rechter.

Границы дозволенного в нашей свободной стране определяет судья.

В свою очередь премьер-министр Рютте заявил:

Ik geloof dat ik hier het overgrote deel van Nederland representeer als ik zeg dat ik dit onsmakelijk vind.

Я верю, что я выражу точку зрения большинства в Нидерландах, когда скажу, что нахожу это отвратительным.

Вот что сказала о видео Сильвана Симонс, основатель антирасисткой политической партии Bij1 [анг]:

Ik ben nog onverminderd misselijk van de haatpropaganda die de NPO gisteravond uitzond namens de PVV op een tijdstip dat ook argeloze kinderen ermee geconfronteerd kunnen worden.

En wat schetst mijn verbazing?

Geen nationale verontwaardiging?

Geen “onze joods-christelijke waarden die onder druk staan?”

Geen woord in de late night talkshows?

Helemaal niks.

Oh wacht. De afzender van het haatspotje mocht vanmorgen gezellig mee presenteren bij de ochtendshow van slapend Nederland.

Over poesjes en dierenliefde.

Meer dan ooit is mij duidelijk: in Nederland is de ene Nederlander de andere Nederlander niet.

Меня всё еще коробит от трансляции пропаганды ненависти от имени PVV на NPO прошлым вечером — время, когда ничего не подозревающие дети могли её увидеть.

И что меня изумило?

Никакого национального возмущения?

Никакого «наши иудейско-христианские ценности под ударом»?

Ни слова в ночных ток-шоу?

Ничего подобного.

Ан нет, погодите. Отправитель этого ненавистнического ролика может завтра утром также живо вещать утреннее шоу для спящих Нидерландов.

О кошечках и любви к животным.

Больше чем когда-либо мне совершенно очевидно, что в Нидерландах — нидерландец нидерландцу рознь.

В Twitter межрелигиозный активист Чантал Сьюзза-Рюнна написала:

Я болела, но меня залихорадило еще больше от… ролика PVV. Ислам — это рабство, гибель, издевательство над животными… какого черта? Как еврейке мне противно. Популистские партии используют многих евреев в качестве прута для избиения мусульман.

На горизонте уголовное обвинение?

Скандальность не в новинку для Герта Вилдерса и партии, которую он возглавляет.

Уже дважды Вилдерса обвиняли в уголовном преступлении за дискриминирующие выступления. В первый раз — за целый ряд случаев, включая статьи, видео и публичные выступления, которые якобы были направлены на распространение ненависти к марокканцам, мусульманам и другим незападным меньшинствам. Второе обвинение последовало за мероприятием, на котором он призывал сторонников своей кампании выкрикивать антимарокканские речевки.

На видео выше Вилдерс говорит своим сторонникам, что PVV определяют три вопроса. Он задает первый вопрос: «Вы хотите большего или меньшего [влияния] Европейского союза?» Его сторонники скандируют «Minder, minder, minder» (Меньше, меньше, меньше).

Следующий вопрос: хотят ли его сторонники больше или меньше [влияния] Партии труда. Прежде чем задать третий вопрос, Вилдерс заявляет, что знает о том, что будет обвинён в уголовном преступлении из-за того, что намерен сказать, но ценит «свободу выражения» слишком сильно, чтобы не сказать этого. Затем он переходит к вопросу: «Вы хотите больше или меньше марокканцев в этом городе и в этой стране?» И в действительности, суд в 2016 году признал его виновным в подстрекательстве и поощрении дискриминации.

Вилдерс вновь наступает на те же грабли? Партия Исламские демократы поделилась в Facebook своим намерением написать на него заявление в правоохранительные органы в связи с недавним роликом на телевидении:

“Wij roepen een ieder in dit land, moslim en niet-moslim, op om stelling te nemen tegen moslimhaat, xenofobie en andere vormen van onverdraagzaamheid.”

Мы взываем ко всем в этой стране, мусульманам и немусульманам, восстать против ненависти к мусульманам, ксенофобии и других форм нетерпимости.

Не все согласны обращаться в органы. Абделькарим Эль-Фасси из Zouka Media написал в Facebook:

Er is in ieder geval één ding wat ik niet ga doen. En dat is aangifte. Been there, done that. Ik gun hem die rechtszaal niet meer. Ik gun hem geen podium waarmee hij uit de schaduw van (die andere engerd) Baudet kan stappen. Ik gun het bovenal logge instituties niet om over mijn lot te beschikken. We kunnen veel meer doen dan we denken. Door nieuwe verhalen te creëren, en met elkaar in gesprek te blijven. Gisteren was ik bij een debat. Vandaag gaf ik les aan scholieren. Ik zag in beide ruimtes hoe haat die ruimtes in kampen heeft verdeeld. Politici vlogen elkaar net niet in de haren. Scholieren voelen zich niet veilig om voor hun mening uit te komen.

Er is niets makkelijker dan een boodschap van haat via de treurbuis te projecteren op de samenleving. Maar het is toch echt aan ons om alle scheurtjes in de samenleving te stuken. Gewoon door dag in, dag uit, onze buren, wijk- en stadsgenoten tot nieuwe inzichten te brengen. Soms, door gewoon te zijn. En soms, door de spiegel voor te houden.

Dat is de grootste middelvinger die we hem kunnen geven. We doen het eigenlijk al. En moeten dat blijven doen. Elkaar elke dag weer vertellen dat zijn haat niet opgewassen is tegen de intrinsieke behoefte naar vrede; om samen te leven; om elkaar niet te haten; maar lief te hebben.

Er is geen andere weg.

Есть одна вещь, которой я не сделаю. И это — жалоба в полицию. Плавали, знаем. Я бы не предоставил ему [Герту Вилдерсу] судебную трибуну вновь. Я не собираюсь давать ему площадку, где он сможет выйти из тени Боде (еще одного негодяя) [Тьерри Боде [анг] — основатель конкурирующей антиисламкой и расистской популистской партии]. Прежде всего, я не хочу, чтобы моя судьба оказалась в руках чиновников. Мы можем сделать намного больше, чем они думают. Создавая новые истории и поддерживая диалог. Вчера я был на дебатах. Сегодня я учил студентов. В обоих местах я наблюдал, как ненависть парализовала те комнаты. Политики, казалось, готовы повырывать друг другу волосы. Студенты не чувствовали, что могут высказываться без опаски.

Нет ничего проще, чем использовать зомбоящик для трансляции посланий ненависти. Но, по-правде, нам решать, заполнять ли трещинки в нашем обществе. Изо дня в день мы должны доносить поучительную информацию до наших соседей, общин и сограждан. Иногда просто нормальным поведением. А иногда — подавая зеркало.

Это тот средний палец, которым мы можем им помахать. Мы так и поступаем. И нам придётся продолжить. Каждый день мы должны повторять друг другу, что их ненависть будет побеждена подлинной необходимостью умиротворения, общежития, не взаимной ненавистью, но любовью.

Другого способа нет.

 «Откровенные двойные стандарты» идентичности

В то время как возмутительное видео-послание от PVV осудить ничего не стоит, расизм в повседневной жизни Нидерландов уже давно не новость. В 2011 году премьер-министр Рютте сказал:

We gaan er gewoon voor zorgen, dames en heren, dat we dat prachtige land weer teruggeven aan de Nederlanders, want dat is ons project!

Мы намерены просто позаботиться о том, дамы и господа, чтобы мы вновь вернули нашу прекрасную землю нидерландцам, потому что это наш проект!

Многие поняли его слова так: быть «нидерландцем» — значит, исключить иммигрантов или даже второе, третье или четвёртое поколение потомков небелых иммигрантов.

Доктор Холле Гораши написала о нежелании обсуждать расизм голландским обществом в «Расизм и „неблагодарные иные“ в Нидерландах» [анг]:

Every reaction that acknowledges the insecure feelings of the “native Dutch” justifies the critique of migrant culture as well. Here we can observe a clear double standard: It is OK for the “native Dutch” to feel defensive and to protect their culture, but migrants are criticized for defending theirs. Migrants are seen as the ones who need to adopt or even assimilate into the new culture. Not many people would consider this asymmetric approach racist, since it is believed that the discussion is about culture and not about race (see also Schinkel on this). This begs the question of why the discussion of the culture of migrants focuses on how it needs to change, yet discussion of the culture of the “native Dutch” recognizes the reasons for a defensive attitude.

Каждый ответ, который демонстрирует комплексы «коренных голландцев», также находит оправдание критике культуры мигрантов. Здесь мы можем наблюдать откровенные двойные стандарты: это НОРМАЛЬНО для «коренного голландца» держать оборону и оберегать собственную культуру, но критиковать мигрантов за защиту их культуры. Мигрантов воспринимают как тех, кто должен принять или даже перенять новую культуру. Немногие воспримут этот ассиметричный подход как расизм, так как принято считать, что обсуждается культура, а не раса (обратите внимание на Схинкеля). [Примечание переводчика: Профессор социологии Университета им. Эразма Роттердамского Виллем Схинкель среди прочего изучает восприятие обществом потока мигрантов]. Встаёт вопрос, почему обсуждение культуры мигрантов сводится к тому, как её необходимо изменить, в то время как при обсуждение культуры «коренных голландцев» приветствуются мотивы оборонительной позиции.

В своей книге «Белая невинность» [анг] доктор Глория Веккер рассказывает о том, каким образом расизм просачивается в голландское общество, пусть негласно и не общепризнано. Она утверждает, что голландское общество видит себя прогрессивным и терпимым, и это не позволяет многим увидеть, что расизм заложен в системе:

In that story we are a very progressive country. We are the champions of women’s liberation, liberation of gays and lesbians. We also like to tell ourselves that we are color blind and anti-racist. The thing is, if you ask people from the colonies or from Morroco or Turkey, this does not conform to their experiences.

В этой сказке мы очень прогрессивная страна. Мы первые в правах женщин, правах геев и лесбиянок. Мы также любим говорить себе, что мы не замечаем цвета [кожи] и против расизма. Суть в том, что если вы спросите людей из колоний или из Марокко, или из Турции, то всё это не соответствует их жизненному опыту.

В этой короткой беседе она обсуждает пути, которыми расизм обнаруживает себя в Нидерландах.

Куда ведёт дискуссия о расизме в Нидерландах?

В воскресенье 18 марта приблизительно 13 тысяч человек в Амстердаме, не обращая внимания на холод, вышли на демонстрацию против расизма. Ясно, что все больше и больше людей, пострадавших от политики расизма, создают площадки для обсуждения и дебатов, также включаясь в политический процесс.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо