Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

ЛГБТ-сообщество Тринидада и Тобаго в ожидании судебного решения по закону о «содомии»

Футболка с надписью «Гордость» на одном из участников митинга в Порт-оф-Спейне, Тринидад, 9 апреля 2018 года. Фотография Брендона О'Брайена. Используется с разрешения.

[Ссылки ведут на англоязычные ресурсы, если не указано иное]

В январе 2018 года в WhatsApp начало распространяться текстовое сообщение, в котором говорилось, что закон против содомии в Тринидаде и Тобаго «может быть отменен 12 апреля, так что от Ямайки и других стран Карибских островов будут ждать того же».

Дата 12 апреля значима тем, что в этот день Верховный суд вынесет решение по делу Джейсона Джонса против генпрокурора Тринидада и Тобаго. Джонс, уроженец Трининада, защитник прав ЛГБТ в Великобритании, привлёк широкое внимание к предложению удалить статью о содомии из Акта о половых преступлениях на том основании, что она неконституционна.

Как и во многих странах Карибского бассейна, закон в Тринидаде и Тобаго по-прежнему криминализирует анальные сексуальные контакты, и сторонники консервативной религиозной программы часто объединяют его с криминализацией гомосексуальности, хотя в законе чётко прописано, что «содомия означает анальный половой акт между мужчиной и мужчиной, а также между мужчиной и женщиной». Несмотря на значительные успехи в области прав геев в таких странах, как Белиз, криминализация анального секса рассматривается как само собой разумеющееся явление в регионе, известном своей гомофобией.

Но частный иск Джонса способствовал тому, что проблема снова оказалась в центре общественного внимания, — и некоторые люди воспротивились отмене закона. В марте в парламенте страны они раздавали листовки, призывающие «отстаивать права семьи». Листовка гласила, что «как только гомосексуальность станет легальной, её будут преподносить как норму во всех школах, на всех уровнях для наших детей», что приведёт к тому, что «права геев станут сильнее нас». «Скажем „нет“ программе ЛГБТКИ, — призывала она, — скажем „нет“ непристойностям, скажем „да“ традиционной семье».

Листовки также распространялись в социальных сетях. Пользовательница Fаcebook Рода Бхарат так отреагировала на их содержимое:

I'm not re posting their ignorant flyer….but any person who dares to tell me what I can and cannot do with my genitals as an adult needs to take several seats.

Я не делаю репост их невежественной листовки…….но любой человек, который осмелится сказать мне, что я могу или не могу сделать с моими гениталиями, должен сесть и успокоится.

Но они, конечно, успокаиваться не собирались. 6 апреля 2018 года члены различных религиозных групп под эгидой неправительственной организации (НПО) «T&T Cause» прошли маршем по улицам столицы Тринидада Порт-оф-Спейн с целью призвать правительство сохранить статус-кво.

Пользовательница Facebook Мариса Сью в связи с протестом дала такой комментарий:

Could Jesus plzzzzz COME BACK NOW??!! Could the rapture plzzzzz happen now so that we could finally be free of the holier-than-thous, before they think that they can impose their own rigid beliefs & sick bullshit on a multicultural society & system of varied beliefs & belief-syst….oh waittttt! Too late!

Может ли Иисус, пожалуйста, ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД СЕЙЧАС??!! Может ли он быть воскрешён, пожалуйста, сейчас, чтобы мы наконец были свободными от лицемерия, прежде, чем они подумают, что могут навязать нам свои собственные жёсткие убеждения, нездоровый бред в поликультурном обществе, систему различных убеждений, веру в…о, подождитееее! Слишком поздно!

Сообщество сатирических новостей «The Late O'Clock News» также пошутило:

Мем от «The Late O'Clock News»: «Пастор желает вечного проклятия геев, но на самом деле не ненавидит их». Широко распространён в социальных сетях.

Три дня спустя, 9 апреля, члены местного ЛГБТ-сообщества, наряду с гражданами, которые поддерживают отмену закона против содомии, организовали в ответ свой протест. Сторонник социальной справедливости Брендон Дж. О'Брайен опубликовал фотографии с митинга, пояснив, что он «выступает за свободный и равный Тринбаго».

Общаясь с Global Voices на тему митинга, О'Брайен добавил:

As someone involved in the church, it's terrifying to see how people are willing to weaponise faith to spew hate, or even ambivalence, towards people who love differently than them. Changing this law isn't even about faith, or what particular people believe. It's about maintaining the freedom, safety and dignity for every single Trinidadian, regardless of who they love or how they express that love.

Как человеку, принимающему участие в религиозной жизни, мне страшно наблюдать, как люди используют веру, чтобы плеваться своей ненавистью или даже неоднозначным отношением на людей, которые любят иначе, чем они. Изменение этого закона никак не связано с верой или с тем, во что верит отдельный человек. Речь идет о сохранении свободы, безопасности и достоинства для каждого отдельного жителя Тринидада, независимо от того, кого он любит и как выражает эту любовь.

Поэт Андре Багу (Andre Bagoo) также высказался:

The buggery law affects all of us […] Which right-thinking citizen cannot but be affronted by the law’s unjustifiable incursion into matters that should properly be left to the will of consenting adults behind closed doors?

Time and again we are told that gay citizens are equal and that none should be discriminated against. Yet to date our Parliamentarians […] have not amended the Equal Opportunity Act that allows a boss to fire a worker because they are gay. Nor have they repealed the Immigration Act that bans the entry of homosexuals. Nor the criminal statutes with their range of archaic, colonial-era provisions. The problem is not the law. The problem is our culture of hate condoned by those who rely on us for their authority. The problem is the willingness of the powerful to allow the dignity of the few to be trammeled upon under the dubious belief that might is right.

No more.

Закон против содомии затрагивает всех нас […] Какого здравомыслящего гражданина не приведёт в замешательство неоправданное вторжение закона в дела, решение которых должны обсуждать взрослые за закрытыми дверями?

Снова и снова нам говорят, что гомосексуалы и гетеросексуалы равны и что никто не должен подвергаться дискриминации. Но до сих пор наши парламентарии […] не внесли поправки в Закон о равных возможностях, который позволяет боссу уволить рабочего, потому что он гей. Они также не отменили Закон об иммиграции, запрещающий въезд гомосексуалов. И также уголовное законодательство с его архаичными положениями колониальной эпохи. Проблема не в законе. Проблема заключается в нашей культуре ненависти, которой потворствуют те, кто полагается на неё за её авторитет. Проблема в готовности власть имущих навязать сомнительное убеждение в том, что сильный всегда прав.

Хватит.

Подход «сильный всегда прав» распространился как в социальных сетях, так и в средствах массовой информации. В публичной группе Facebook NEWSHound Лесли-Энн Бойссел поделилась статьёй Райана Хадида, разгромившем прошлые и нынешнюю администрацию за поддержку ЛГБТ-движения «лишь на словах», «в конечном счёте не имея политической воли для истинных шагов».

Сравнивая этот вопрос с полемикой вокруг недавно упразднённого [ру] закона о детском браке, в посте также выражалось сожаление по поводу «искривлённой логики» религиозного фундаментализма:

Religion must not trump reason when it comes to basic human rights. […] Legislative fortitude is lacking when it comes to protecting the rights of gay citizens. And the issue is instead being left up to the courts to determine whether the before-mentioned law is unconstitutional. […] Even if the law has never been enforced, as long as it remains on the books it labels some of our citizens as criminals due to their sexual orientation. That notion cannot be allowed to continue.

Религия не должна побеждать разум, когда дело касается основных прав человека. […] Когда речь заходит о защите прав граждан-геев, не хватает законодательной стойкости. И вместо этого вопрос того, является ли вышеупомянутый закон неконституционным, остаётся судам. […] Даже если закон никогда не применялся в жизни, до тех пор, пока он только остаётся на бумаге, на некоторых наших гражданах будет висеть ярлык преступников из-за их сексуальной ориентации. Нельзя допустить, чтобы эта идея продолжила существование.

Возможно, поэт Шивани Н. Рамлочан (Shivanee N. Ramlochan) самым красноречивым образом изложил суть дебатов:

Because many of my people put their bodies in public space today, holding signs, asking questions, daring, and showing up — because of that, I'd like to affirm that my politics is queer. […]

Queer like church on Sunday morning, when everyone calling the smooth-skinned soloist a bullerman behind his back is shedding tears from the majesty of the notes he ascends. Queer like nobody giving him a drop home to Talparo after, but praising his praisesong over their macaroni pie and callalloo, with fresh salad. […]

Queer like you wouldn't believe, but know you're actually too smart to disbelieve, and one day that same lack of belief will catch you around your own throat like a lasso, and maybe don't be surprised if you bleed a rainbow.

Queer like there was gayness here before Columbus was a thought in his father's genealogy. The kind of LGBTQ+ that doesn't get discovered. The kind that was always here, on these islands, never once thinking to ask permission. The kind that will still be here, with or without the kind civil condescension of law.

Queer like family. Queer like home. Queer like complication. Queer like desire. Queer like the privacy of your bedroom, and beyond it.

Потому что сегодня многие мои люди демонстрируют свои тела в общественном пространстве, держа плакаты, задавая вопросы, проявляя смелость и самовыражаясь, — благодаря этому, я хотел бы заявить, что моя политика — это квир. […]

Квир — это церковь воскресным утром, когда каждый называет гладкокожего солиста геем за его спиной, утирая слёзы от величия звука, который он издаёт. Квир — когда никто не подбрасывает его домой в Тальпаро, но все хвалят его макаронный пирог и каллалу со свежим салатом. […]

Квир — вы бы не поверили, но знаете, что вы на самом деле слишком умны, чтобы сомневаться, и однажды такой же недостаток веры поймает вас вокруг вашего собственного горла, как лассо, и, может быть, не удивляйтесь, вы начнёте кровоточить радугой.

Квир — гомосексуальность здесь существовала раньше, чем Колумб задумался о происхождении своего отца. Такая ЛГБТК+, которую нельзя открыть. Такая, которая всегда была здесь, на этих островах, даже не спрашивая разрешения на существование. Такая, которая всё ещё будет здесь, с или без снисходительного отношения гражданско-правовых норм закона.

Квир — это семья. Квир — это дом. Квир — это осложнение. Квир — это желание. Квир — право на частную жизнь в вашей спальне и вне её.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо