Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Они били меня каждый день электрическим кабелем… Они ударяли меня головой об стены»

Ленса (слева) и её тётя Ганет (справа). Фото распространено друзьями Ленсы в социальных сетях и используется с разрешения.

[Ссылки ведут на англоязычные ресурсы, если не указано иное]

Когда 11 марта 2018 года 21-летняя Ленса Лелиса Туфа (Lensa Lelisa Tufa) и ещё одна эфиопская домашняя работница (имя пока неизвестно) попытались покинуть дом своих работодателей в Бейруте, они не увидели других путей, кроме как спрыгнуть с балкона второго этажа.

Но Ленса прыгнула одна. Другая женщина, увидев состояние Ленсы после падения и опасаясь травмы, не стала этого делать.

Когда Ленсу поместили в больницу с переломами обеих ног, она не без помощи своей тёти Ганет записала пятиминутное видео, рассказав свою историю.

Видео на амхарском языке с английскими субтитрами было загружено 26 марта на страницу социальной группы «Это Ливан», уделяющей основное внимание разоблачению злоупотреблений, с которыми сталкиваются домашние работники-мигранты в Ливане. На момент написания статьи видео посмотрели почти 100 000 человек.

В видеоролике мы слышим, как она рассказывает:

[…] From the very beginning they were abusing me […] They tortured me and I couldn't do anything to save myself. They beat me everyday with an electric cable and wrapped my hair around their hands and dragged me around the room. They smashed my head into the walls. […] There were four of them abusing us. […] They took turns abusing us. […] He was pushing his fingers into my eyes. […] I said to myself, ‘How long can I carry on?’ […] There was another Ethiopian girl with me and the same things were happening to her. She decided to jump from the balcony with me.

[…] С самого начала они издевались надо мной […] Они пытали меня, и я не могла ничего сделать, чтобы спастись. Они били меня каждый день электрическим кабелем, хватали руками за волосы и тащили по комнате. Они ударяли меня головой об стены […] Издевавшихся над нами было четверо […] Они по очереди издевались над нами […] Он тыкал пальцами мне в глаза […] Я спрашивала себе: «Как долго я смогу продержаться?»[…] Со мной была ещё одна эфиопская девушка и она подвергалась тем же самым вещам. Она решила спрыгнуть с балкона вместе со мной.

Вскоре выяснилось [фр], что работодатели управляют компанией под названием Eleanore Couture, занимающейся производством одежды для мира высокой моды.

В ответ группа «Это Ливан» организовала протест, в котором приняло участие около 40 активистов, собравшихся перед дверями компании в Эль-Джудейде, пригороде на севере Бейрута.

Большое спасибо группе около 40 людей, сегодня проведших демонстрацию перед Eleanore Couture и пришедших несмотря на дождь и пробки. Вы вдохновляете нас. Вы даёте нам надежду.

#ЯЭтоЛенса

Как свидетельствует ливанская журналистка Анн-Мари Эль-Хадж, пишущая для франкоязычной газеты L'Orient Le Jour, вначале тёте Ленсы Ганет отказали в посещении девушки в больнице, однако в конечном счёте её пустили благодаря давлению в социальных сетях.

Ленса — одна из многочисленных домработников-мигрантов в Ливане, вынужденных работать и жить в тяжёлых условиях в рамках пресловутой ливанской системы «кафала» (что значит «спонсорство»).

Одна из многих людей, разместивших своё фото в поддержку эфиопской работницы Ленсы Лелисы в Ливане с хэштэгом #ЯЭтоЛенса. Надпись на плакате: [#ЯЭтоЛенса. Будь сильной. Мы любим тебя]. Источник: Это Ливан. Используется с разрешения.

Как объясняет правозащитная организация Migrant-Rights.org, такая система делает работников уязвимыми для злоупотреблений:

Kafala is a system of control. In the migration context, it is a way for governments to delegate oversight and responsibility for migrants to private citizens or companies. The system gives sponsors a set of legal abilities to control workers: without the employer’s permission, workers cannot change jobs, quit jobs, or leave the country. If a worker leaves a job without permission, the employer has the power to cancel his or her residence visa, automatically turning the worker into an illegal resident in the country. Workers whose employers cancel their residency visas often have to leave the country through deportation proceedings, and many have to spend time behind bars.

Кафала — это система контроля. В контексте миграции она позволяет правительству делегировать ответственность и надзор за мигрантами частным лицам или компаниям. Благодаря системе спонсоры правомочны контролировать рабочих: без разрешения работодателя персонал не может поменять работу, уволиться или покинуть страну. Если работник бросает работу без разрешения, работодатель имеет право аннулировать его или её визу на пребывание, автоматически превращая работника в незаконного резидента в стране. Работники, чьи работодатели отменяют виды на жительство, часто вынуждены покинуть страну, депортируясь, и многие из них должны провести некоторое время за решёткой.

Протестующий держит плакат рядом с магазином Eleanore. Надпись на плакате гласит: «Отмените систему Кафала!» Фото автора.

Домработники-мигранты в Ливане неоднократно требовали прекращения системы кафала и ратификации конвенции Международной организации труда №189, которая гарантирует уважение прав человека для всех домашних работников.

Согласно статистическим данным разведывательного агентства Ливана, которые были получены агентством гуманитарных новостей и анализа IRIN, каждую неделю в стране погибают два домработника-мигранта.

Читать: Ливанские домашние работники-мигранты: «Мы не рабы, мы хотим, чтобы у нас были права»

Неудивительно, что Ленса захотела сменить работодателей, но дочь нанимателя пригрозила отправить её обратно в Эфиопию, если она попытается это сделать. Диалог цитирует [фр] Эль-Хадж:

“If I can walk again and be well, I want to change my employer and work in Lebanon.” The daughter of the employer then answered: “I'm ready to send her back home, then.”

«Если я снова смогу ходить и со мной будет всё хорошо, я хочу поменять своего работодателя и работать в Ливане». На это дочь работодателя ответила: «В таком случае я отправлю её домой».

И, как объясняет Эль-Хадж, было много попыток скрыть эту историю:

For this to happen, many had to turn a blind eye. From the hospital, to the police, to the medical examiner, to the recruitment office which only provided the name and contact info of an Ethiopian employer, to the Ethiopian embassy as well, which abandoned the young woman to her abusers, and turned a blind eye to the ongoing dangers she is in.

Многие закрыли глаза на произошедшее: персонал больницы, полиция, медэксперт, кадровое бюро, которое предоставило только имя и контактную информацию эфиопского работодателя, посольство Эфиопии, которое вверило молодую женщину в руки её обидчиков и закрыло глаза на опасность, в которой она всё ещё находится.

Ленсе даже пришлось отрицать в присутствии работодателей, что она совершила прыжок:

They simply took note of her testimony, in the presence of her employers who visibly told her what to say: “I slipped while putting up the laundry” and “I don't need help”. Even the medical examiner certified that there were no bruisings, despite photos showing a young woman severely injured and covered with bruise.

Они просто приняли к сведению её показания в присутствии своих работодателей, которые явно сказали ей, что сказать: «Я поскользнулась, вывешивая бельё» и «мне не нужна помощь». Даже медицинский эксперт заверил, что у неё не было синяков, несмотря на то, что снимки показали у молодой женщины серьёзную травму со множественными гематомами.

Кроме того, у Ленсы есть дополнительных полтора месяца отдыха, рекомендованного врачом, прежде, чем её отправят обратно к обидчикам.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо