Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Марвия Малик, первый пакистанский трансгендер-телекомментатор, хочет изменить отношение общественности к своему сообществу

Марвия Малик, 21 год, считается первым пакистанским трансгендером, ставшим ведущим новостей. Скриншот видео от VisualTV Live в YouTube.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Марвия Малик вошла в историю пакистанской медиаиндустрии, предположительно став первым в стране трансгендером-ведущим новостей.

21-летняя жительница Лахора, обладающая степенью бакалавра журналистики, подала свою кандидатуру на работу на частном новостном канале Kohenoor News. Главный исполнительный директор частного новостного канала Kohenoor News сообщает, что Малик была принята на работу вполне заслуженно и уже дебютировала в прямом эфире 23-го марта.

В интервью газете Dawn Малик, первой работой которой было место визажиста в салоне красоты, объяснила, как она рассматривает перспективы работы ведущей новостей:

Everywhere we go, a transgender person is looked down upon. But there’s nothing we can’t do; we’re educated, have degrees, but no opportunities, no encouragement. This is what I want to change […] I’m here to change my community’s destiny, not represent myself as an individual. […] I have set out on this journey to change lives of transgenders.

Куда бы мы ни пошли, на трансгендера везде смотрят сверху вниз. Но нет ничего, что мы не могли бы делать; мы образованы и обладаем научными степенями, но без перспектив, без поддержки со стороны. Это то, что я хочу изменить. […] Я здесь для того, чтобы поменять судьбу своего сообщества, а не для того, чтобы представлять себя лично. […] Я выбрала этот путь, чтобы поменять жизнь трансгендеров.

Успех Малик был отмечен знаменитостями, журналистами и активистами со всего Пакистана и за его пределами. Британско-пакистанский актер и активист Риз Ахмед в недавней публикации Instagram воздал ей должное и прокомментировал:

In some ways Pakistan has been ahead of the curve in certain aspects of trans rights. In other ways, it has lagged behind. Hoping we can all learn from each other in paving the way to greater inclusion.

В чем-то Пакистан идет впереди касательно отдельных аспектов прав трансгендеров. А в чем-то — отстает. Надеюсь, что мы все можем поучиться друг у друга, облегчая путь к дальнейшему принятию.

В Пакистане нет однозначного отношения к гендерным меньшинствам.

Термин «трансгендер» в Пакистане, как и в других странах Южной Азии, обычно относится к более узкой группе людей, известных как «хиджра» [ру], которые не считаются полностью мужчинами или женщинами. Активисты и неправительственные организации уже давно выступают за их официальное признание, и историческим судебным решением 2011 года Высший суд Пакистана распорядился, чтобы избирательная комиссия страны собрала данные трансгендерного сообщества и внесла их в число избирателей.

В 2017 году в Пакистане был выдан первый паспорт с пометкой Х, обозначающей третий пол. А в этом году Пакистан выдал трансгендерам первые водительские права.

Но трансгендеры продолжают подвергаться дискриминации и насилию в Пакистане. Многим не удается удержаться на рабочих местах и приходиться побираться или заниматься проституцией, чтобы выжить.

Малик упомянула об этих фактах в своем интервью с газетой Dawn и сказала, что она надеется изменить ситуацию вполне конкретным способом:

She wants to push for a law making mandatory for families to give transgender persons their share in property as a boy or girl is. “Transgenders are forced to dance and beg because they have no other means to make ends meet. When they are shunned by families, they have nowhere else to go. My trans friends who have masters degrees don’t have jobs which is why they end up on streets or become sex workers. This is why I want to push for a law so a transgender if disowned, can make a living out of the share in the property.”

Она хочет продвинуть закон, обязывающий семьи предоставлять трансгендеру право на имущество, наравне с другими мальчиками и девочками. «Трансгендеры вынуждены танцевать или просить милостыню, чтобы свести концы с концами. Когда семья отрекается от них, им некуда больше идти. Мои друзья-трансгендеры, обладающие степенью магистра, не имеют работы, из-за чего они оказываются на улице или занимаются проституцией. Вот почему я хочу продвинуть закон о том, что если семья отрекается от трансгендера, тот сможет рассчитывать на свою долю имущества».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо