Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Румын в Великобритании: тонкая грань между «нежелательным мигрантом» и «ценным членом общества»

Александра Булат, фото с ее официальной страницы на сайте UCL, используется с разрешения.

[Ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Как Брексит, «развод» Великобритании с Евросоюзом, сказывается на обычных людях? По-прежнему остается множество противоречий, а также необходимость реформирования системы во избежание дальнейших страданий миллионов людей, оказавшихся в ситуации бюрократической неопределенности или попавших под действие субъективных или несправедливых правил и положений.

По данным британской газеты The Sun, на сегодняшний день в Великобритании живет 3,6 миллионов граждан стран Евросоюза, из них почти 600 000 — дети. Выходцев из стран Восточной Европы среди них те британцы, которые поддерживают отделение Великобритании от Европы, особо выделяют как «нежелательных» мигрантов. Нередко на них смотрят, как на «иждивенцев, живущих на пособие, которые приехали, чтобы занять наши рабочие места». Такое отношение не в новинку, ведь они уже чувствовали себя гражданами «второго сорта» из-за ограничений, изначально наложенных на работников из стран Центральной и Восточной Европы после их присоединения к Евросоюзу. Весьма вероятно, что именно решение Великобритании открыть свой рынок труда для граждан этих стран привело к тому, что избиратели оказались настолько против миграции из стран Евросоюза.

Фотограф Дейвидас Буйвидас опубликовал подборку захватывающих фотографий из Бостона, Линкольншир, где нелюбовь к переселенцам из Восточной Европы очевидна и уровень тревожности в связи с выходом из Евросоюза чрезвычайно высок. В этом городе зафиксировано наибольшее количество проголосовавших за отделение Великобритании — 75,6 процентов, и его называют «столицей Брексита». Кроме того, именно в этом городе сосредоточена наибольшая доля восточноевропейских мигрантов в стране.

История жизни Александры Булат, молодой ученой из Румынии, построившей карьеру в лучших высших учебных заведениях Великобритании, также может служить наглядным примером. Сама Александра цитирует известные слова премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, сказанные в январе 2017 года:

Я аспирант из Румынии, ассистент кафедры в ВУЗе, исследователь. Одна из тех, кого @theresa_may лестно назвала «самые блестящие и лучшие», чей «вклад очень ценен».

Сегодня я хочу поделиться своими мыслями под хэштегом #TuesdayThoughts и рассказать свою историю. Пока я не добилась того, чего уже добилась, я была во многих отношениях «нежелательным мигрантом».⬇️

Александра Булат опубликовала свою историю в серии твитов, набравших множество ретвитов, — и ниже мы собрали их воедино.

My first experience in the UK was in 1997. My father got a temporary [National Health Service] contract as there was a skill shortage. I attended the hospital's nursery for 7 months but my family chose to return to Romania. My mum was unemployed and my father had limited rights to work.

Meanwhile my parents got divorced. I attended a free school and skipped many classes in the last college years. Grew up mainly with “working class kids” sometimes doing dangerous things. But I achieved the highest grade in the Romanian Baccalaureate and this opened many doors.

I returned to the UK at 18 to study. I passed an IELTS exam but this was not enough to understand even half of what my British colleagues were saying. Should I have been “sent back” then as I could not properly engage in English conversations in my first few months?

Three years later I graduated with a first class degree from . It was a fun but difficult time. My mum came looking for work when I was in my second year and we shared a studio room at some point. I worked various part time jobs. Met my British partner.

In 2015 I received offers from both  and  to do my Masters. In the summer I worked as an intern in London to save money. We had no savings and definitely not enough to pay the 10,000 pounds tuition fee. Should I have given up my dreams?

I borrowed money from the bank for my fee and accepted my Master of Philosophy (MPhil) offer at Cambridge. I had barely enough to cover the first term of college accommodation and no idea what to do next. My mum was made redundant and things were not going well.

Meanwhile one of my colleagues was shocked to hear my experience of college – “So you did not have prep classes for Oxbridge interviews???”. Nope. This is maybe why I failed my Oxford interview for undergrad despite passing the written test. Oh, also my poor English.

I read my MPhil handbook saying we should not do any paid work. I did paid work throughout my MPhil and finished with 72% overall. Meanwhile mum got a job and things got back to normal around graduation time, after a year of familiarizing myself with Sainsbury's Basic [a supermarket chain offering low cost produce].

Should me and my mum have been deported due to insufficient resources in those times? “If you do not make a net contribution you should be sent home”, some claim. Life is not a tick-box as the immigration categories are.

In 2016 after a summer of work on a temp contract I accepted my fully funded PhD at . This was the best thing that happened to me. I was sad to leave Cambridge uni but I could not have afforded a PhD with no funding. Funding is very competitive in social sciences.

My mum's job was again subject to restructuring in 2017. After a few months of job searching she decided to leave to Germany. She also was concerned about after Brexit. They are not guaranteed yet. She is working in Germany now, the UK lost a skilled professional.

In 2018 all things go well. I speak fluent English, have a lovely British partner and I am halfway through my PhD. But I, like all and are still . Our reduced are not secured in case of no deal.

In the mind of many people rudely commenting on posts such as the stories shared in ‘s articles, we should be sent back home unless we are a constantly producing tax payment machine. It is important to realize the complexity of migrant stories. According to these people's logic, my mum should have been deported every time she lost her job and I should not have been allowed in with little English or “insufficient resources”. We have not claimed a single benefit all these years, not even job-seeker's allowance.

To everyone that tells me to stop criticizing settled status because “I will be fine, cos I am a PhD student and skilled migrant”, I am saying: no. I will not close the gate behind me just because I managed to become a “desirable migrant”. were promised for all.

Мое первое знакомство с Великобританией состоялось в 1997 году. Моему отцу предложили временную работу в  [Национальная служба здравоохранения (ру)], поскольку там не хватало квалифицированных кадров. 7 месяцев я ходила в подведомственный больнице детский сад, но потом моя семья решила вернуться в Румынию. Моя мать была безработной, а у отца были лишь ограниченные права на работу.

Тем временем мои родители развелись. Я училась в бесплатной школе, прогуливала многие занятия в старших классах. Росла, в основном, с «детьми из рабочего класса», иногда совершала весьма опасные поступки. Тем не менее, я получила школьный аттестат с наивысшими оценками в Румынии, и это открыло для меня многие двери.

В 18 лет я вернулась в Великобританию, чтобы продолжить обучение. Я сдала экзамен IELTS, но этого было недостаточно, чтобы понимать хотя бы половину из того, что говорят мои британские коллеги. Следовало ли меня тогда «отправить обратно», ведь я не могла по-настоящему участвовать в разговоре на английском в мои первые несколько месяцев в стране?

Через три года я окончила , получив диплом с отличием. Это было интересное, но трудное время. Когда я училась на втором курсе, моя мать приехала в Англию в поисках работы, и какое-то время мы жили вместе в одной комнате в квартире-студии. Я работала на разных работах с неполным рабочим днем. Встретила моего партнера из Великобритании.

В 2015 году сразу и , и  предложили мне место в магистратуре. Летом я работала в Лондоне в качестве стажера, чтобы накопить денег. У нас не было никаких накоплений, и я явно не смогла бы платить 10 000 фунтов за обучение. Следовало ли мне тогда отказаться от того, о чем я мечтала?

Я взяла кредит в банке на обучение и приняла предложение получить степень магистра философии от Кембриджского университета. У меня едва хватало денег на оплату жилья на первом курсе, и я абсолютно не представляла, что делать дальше. Мою маму сократили, и всё у нас шло совсем не хорошо.

Тогда же один из моих коллег был шокирован, узнав о том, что я изучала в старшей школе — «То есть у тебя не было занятий по подготовке к интервью для поступления в Оксбридж???». Нет. Возможно, именно поэтому я провалилась на интервью для абитуриентов в Оксфорде, хотя сдала письменный тест. Ах да, еще из-за моего плохого английского.

В справочнике для магистрантов я прочитала, что мы не должны работать ни на какой оплачиваемой работе. Я же работала все время, пока училась в магистратуре, и закончила ее, набрав в целом 72%. Тем временем мама получила работу, и к моменту моего выпуска всё вернулось в норму, после года привыкания к продуктам Basics из Sainsbury's [сеть супермаркетов, предлагающая продукты по относительно невысоким ценам].

[Прим. переводчика: Basics — собственная торговая марка супермаркета Sainsbury's, под которой продаются недорогие нерекламируемые продукты питания и товары].

Следовало ли тогда депортировать меня и мою маму из-за того, что у нас едва хватало средств к существованию? Как считают некоторые, «если ты не вносишь никакого вклада в бюджет страны, тебя следует отправить домой». Но жизнь — не окошко для галочки, как категории в анкете для иммиграции.

Александра Булат. Фото любезно предоставлено Александрой и используется с её разрешения.

В 2016 году я все лето работала на временной работе, а осенью поступила в Школу славянских и восточноевропейских исследований Университетского колледжа Лондона, в полностью финансируемую аспирантуру. Это лучшее, что со мной произошло. Конечно, мне было грустно уходить из Кембриджа, но я просто не могла позволить себе аспирантуру без финансирования. Финансирование в социологии получить очень сложно — высокая конкуренция.

В 2017 году мама сновала потеряла работу из-за реструктуризации, и после месяца в поисках нового места она решила уехать в Германию. Кроме того, после Брексита она очень беспокоилась о правах граждан Евросоюза, живущих в Великобритании. Они до сих пор не гарантированы. Сейчас мама работает в Германии, а Британия потеряла квалифицированного специалиста.

В 2018 году все совсем наладилось. Я говорю на хорошем английском, у меня замечательный партнер-британец, и я наполовину закончила аспирантуру. Но, как и все три миллиона граждан ЕС в Великобритании и британцы в Европе, я всё еще в состоянии неопределенности после Брексита. И если Великобритания и Евросоюз не заключат официальное соглашение, у нас не будет никаких гарантий получения даже ограниченных гражданских прав.

По мнению многих людей, оставляющих грубые комментарии к постам с тегом , как, например, к статьям , если мы не будем своего рода машиной, непрерывно производящей средства на уплату налогов, нас нужно отправлять домой. Но очень важно понимать сложность историй мигрантов. По логике таких негативно настроенных к нам людей, мою маму следовало депортировать каждый раз, когда она теряла работу, а мне нельзя было разрешать оставаться в стране с моим плохим английским и «недостаточными средствами». За все эти годы мы не просили о предоставлении нам ни единого социального пособия, даже пособия по безработице на период поисков работы.

Всем, кто говорит мне перестать критиковать сложившееся положение, потому что «У меня все будет хорошо, ведь я аспирант и квалифицированный мигрант», я отвечаю: нет. Я не собираюсь закрывать за собой дверь только потому, что мне удалось стать «желательным мигрантом». Гражданские права обещаны всем.

1 июня 2016 года, за несколько недель до Референдума о членстве Великобритании в Евросоюзе, в рамках кампании под лозунгом «Vote Leave» («Голосуй за выход») было выпущено совместное заявление британских министров и членов парламента Майкла Гоува, Бориса Джонсона, Прити Пател и Гизелы Стюарт, в котором сказано:

Second, there will be no change for EU citizens already lawfully resident in the UK. These EU citizens will automatically be granted indefinite leave to remain in the UK and will be treated no less favourably than they are at present.

Во-вторых, не будет никаких изменений для граждан Евросоюза, уже проживающих в Великобритании на законных основаниях. Такие граждане Евросоюза автоматически получат бессрочный вид на жительство в стране, и их условия не станут менее благоприятны, чем сейчас.

В октябре того же года министр по выходу Великобритании из Европейского союза Дэвид Дэвис попытался снизить уровень беспокойства среди таких людей, как мать Александры Булат, заявив, что «у пяти из шести мигрантов, живущих в стране, уже либо есть бессрочный вид на жительство, либо они его получат к моменту выхода [из Евросоюза]». Однако британская фактчекинговая служба FullFact пришла к следующему выводу:

This is not fully substantiated by the evidence and will depend on the arrangements we make upon leaving the EU. Whatever happens, EU citizens are not going to be forced to leave en masse.

Этому заявлению нет достаточного подтверждения, и всё будет зависеть от договоренностей страны при выходе из Евросоюза. Но что бы ни случилось, граждан Евросоюза не будут принуждать массово уезжать из Великобритании.

FullFact отметила и другие неопределенные моменты, зависящие от исхода переговоров между Великобританией и Евросоюзом, которые должны закончиться только к марту 2019 года. Например, после Брексита право на постоянное проживание по законодательству Евросоюза может сохраниться, а может и нет, а может зависеть от соответствия критериям для получения такого права, таким как «наличие работы, нахождение в поиске работы, статус индивидуального предпринимателя или учащегося, либо способность самостоятельно себя обеспечивать…»

На сегодняшний день по-прежнему неясно, будут ли автоматически предоставлены все существующие права, как обещали Vote Leave, — причем как мигрантам из стран Евросоюза в Великобритании, так и британцам, живущим в покинутом их страной Евросоюзе. Такая неопределенность сохраняется во многих сферах, например, неизвестно, что будет с правами на воссоединение с семьей и политическими правами (мигранты из стран Евросоюза имеют право голосовать только на муниципальных выборах)…

В рамках недавнего протеста организации «Высококвалифицированные мигранты», представляющей более 600 врачей, инженеров, IT-специалистов, учителей и их семьи в Британии, была предпринята попытка привлечь внимание к «дискриминирующим» правилам, установленным Министерством внутренних дел Великобритании (Хоум-офис). «Жесткая миграционная политика» затрагивает как мигрантов-неевропейцев из стран дальнего зарубежья, так и приезжих из стран Евросоюза. По последним данным, неопределенность после Брексита привела к существенному падению числа граждан стран Евросоюза, приезжающих в Великобританию в поисках работы.

Александра Булат закончила свою историю этим твитом:

Нам нужно решение для защиты прав всех граждан, как обещали Vote Leave. Должно быть покончено с играми в «плохого мигранта» — «хорошего мигранта». Человеческие жизни не вписываются в окошки для галочки. Политики должны выслушивать больше реальных историй мигрантов, чтобы понять. #peopleb4politics [люди превыше политики]

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо