Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Год тяжелой борьбы и непрекращающиеся испытания иорданских женщин

Женщины протестуют в Аммане, столице Иордании, в 1968 году. Фото находится в общественном доступе.

В марте месяце, когда весь мир отмечает Женский день, важно привлечь внимание к победам иорданских женщин в борьбе за свои права в 2017 году. Всего год назад положение женщин в этой стране существенно отличалось от настоящего.

Но не менее важно также признать и то, что многие проблемы так и остаются неразрешенными.

Несмотря на успешную кампанию по ликвидации пробела в законодательстве, который позволял насильникам вступать в брак со своими жертвами, на пути к гендерному равенству в Иордании все еще стоят многочисленные преграды, требующие разрешения, в их числе браки несовершеннолетних, барьеры к трудоустройству, а также закон о гражданстве, не позволяющий женщинам передавать свое гражданство детям.

Браки несовершеннолетних и изнасилования

Ранее Статья 308 [анг] Уголовного кодекса Иордании позволяла насильникам избежать тюремного заключения при условии их вступления в брак со своими жертвами и пребывания в нем не менее трех-пяти лет. Согласно исследованию, проведенному местной организацией гражданского общества, в общей сложности 70% [анг] иорданцев считали этот закон возможностью для мужчин-насильников избежать наказания, тогда как только 30% [анг] опрошенных видели в нем способ «спасти честь девушки» [анг] в таком консервативном обществе, как иорданское.

Результатом 20 лет давления [анг] со стороны защитников прав женщин, мусульманских богословов и христианских священников [анг] стало внесение в 2016 году поправки в статью, в соответствии с которой она распространялась только на случаи изнасилования девочек в возрасте от 15 до 18 лет и при условии их согласия. 63 организации по защите прав женщин [анг] организовали кампанию в социальных сетях, призывая полностью отменить данную статью, так как девочки в этом возрасте всё еще несовершеннолетние, а даже если бы они таковыми не являлись, их желание выйти замуж за своего насильника представляется маловероятным.

1 августа 2017 года [анг], после нескольких месяцев [анг], заседаний статья наконец-то была отменена кабинетом министров.

Но несмотря на отмену Статьи 308, в 2017 году кабинет министров утвердил новые положения, позволяющие несовершеннолетним в возрасте от 15 лет вступать в брак [анг] при условии одобрения такого союза двумя судьями.

Многие иорданцы выступают против этого законопроекта и высмеивают [анг] правительство в социальных сетях за принятие такого решения. Был даже объявлен международный конкурс [анг] на самую яркую карикатуру, высмеивающую практику вступления несовершеннолетних в брак.

Статистика показывает, что почти 20% [анг] браков в Иордании заключаются с несовершеннолетними, которые на момент своего бракосочетания не могут голосовать, водить машину или употреблять спиртные напитки.

В Иордании [анг] несовершеннолетние в возрасте от 15 до 18 лет не могут употреблять спиртные напитки, водить транспортные средства или голосовать, но имеют право вступать в брак.

Детский брак часто означают конец образованию невест. И несмотря на то, что закон и сформулирован таким образом, чтобы защитить право девочек, вступающих в брак, на образование, и даже сделать получение его неотъемлемым условием [анг] бракосочетания, статистика говорит об обратном.

По данным Высшего совета по делам народонаселения, большинство женщин, вступивших в брак до наступления возраста 18 лет, получили только начальное образование или же не получили его вовсе [анг].

Еще один доклад, опубликованный организацией Sisterhood Is Global Institute, показывает, что 33 процента [анг] неграмотных иорданских женщин были выданы замуж в возрасте 17 лет или моложе.

Этот закон имеет очевидные негативные последствия, поскольку девочки, вступающие в брак до наступления возраста 18 лет, чаще становятся жертвами домашнего насилия [анг].

Еще одна проблема этого закона связана с сирийскими беженцами, которые вынуждены выходить замуж за пожилых иорданцев [анг] из страха и необходимости защиты.

Есть сообщения [анг] о том, что пожилые иорданцы предлагают сирийским беженцам работу и другие привилегии в обмен на брак с их родственницами женского пола. Сирийских девушек выдают замуж за вознаграждение в размере всего 140 долларов США [анг].

В общей сложности 39,5 процентов [анг] сирийских женщин-беженцев в Иордании вступают в браки несовершеннолетними, причем 48 процентов [анг] из них с мужчинами по крайней мере на десять лет старше себя. Этих девочек бросают на произвол судьбы. Многие из них становятся жертвами эксплуатации [анг] и насилия [анг], им отказывают в получении образования [анг], а также им приходится сталкиваться с трудностями, связанными с беременностью [анг].

Трудоустройство

Уровень безработицы в Иордании среди женщин выше, чем среди мужчин: 33 процента [анг] против 13,9 процентов. Со своей стороны, иорданская бензиновая компания JoPetrol в сентябре 2017 года начала нанимать женщин в качестве обслуживающего персонала АЗС [анг], предлагая им [анг] удобное расписание (с максимальным временем работы по четыре часа в смену, а также утренние смены), денежные поощрения и безопасные условия труда.

Однако общественность высказала немало возражений в отношении этой программы. Некоторые обвиняли JoPetrol в попытке «привлечь внимание» [анг], а другие выступили против данной программы из-за преобладающего консервативного мнения о том, что работать на улице и «делать мужскую работу» для женщины является постыдным и опасным.

Другие поддержали этот шаг, заявив, что Иордании необходимо предпринимать шаги к более эффективному использованию трудовых ресурсов. Кроме того, некоторые сравнили [анг] эту ситуацию с решением дорожной полиции начать принимать к себе на работу женщин в 2003 году, предсказывая, что бурная негативная реакция, как и тогда, постепенно ослабеет.

Со своей стороны, JoPetrol не собирается закрывать программу, а, скорее, наоборот, планирует ее расширение [анг]. Чтобы оградить своих сотрудниц женского пола от насилия или домогательств со стороны граждан, которые выступают против данной инициативы, JoPetrol определил их на работу на заправку на Эль-Мадина аль-Мунавара [анг], оживленной улице в центре столицы, города Амман.

Говоря о рынка труда в Иордании, следует отметить, что объективизация женщин здесь — обычное явление. Газеты пестрят объявлениями, в которых требуются «привлекательные девушки, опыт работы не обязателен» [арб] или же кандидатки, не носящие хиджаб [арб]. Многие из таких объявлений обманчивы [арб] и могут оказаться для женщин опасными ловушками.

Расследование [арб], в ходе которого на скрытую камеру было снято 11 собеседований, назначенных по таким неоднозначным объявлениям, выявило, что половина соискательниц женского пола либо подверглись сексуальному домогательству, либо им было предложена работа в секс-индустрии.

Однако, газеты, несмотря на жалобы [арб], продолжают печатать такие объявления, поскольку они приносят прибыль.

Права детей иорданских женщин

Согласно иорданскому закону «О гражданстве» [анг], женщины не могут передавать гражданство своим детям. Таким образом, дети, матери которых являются гражданами Иордании, а отцы — иностранцами, не имеют право на получение иорданского гражданства.

Отсутствие гражданства приводит к ограничению прав. Например, студенты, не имеющие паспорта Иордании, должны обучаться по Международной программе, плата за которую может быть до восьми раз выше, чем за программу, в которую принимаются граждане.

В августе 2017 года [анг] кабинетом министров был принят законопроект, в котором закреплялись равные права для детей иорданских женщин касательно высшего образования в вузах Иордании и который предписывал выдачу таким детям карт льготников.

Эти карты льготников должны использоваться для получения вида на жительство, разрешения на работу, водительских прав, а также для вступления в права собственности на недвижимость. Тем не менее реальное значение таких карт не велико: они не признаются сотрудниками полиции или государственного сектора, и их владельцы должны пройти ряд сложных правительственных процедур, прежде чем получить какие-либо права в соответствии с ними.

Число детей, рожденных гражданками Иордании от отцов-иностранцев, которые на настоящий момент не имеют гражданства Иордании, составляет около 360 000 [анг]. А между тем власти облегчили процесс получения гражданства Иордании для богатых инвесторов [анг]. 

Иорданцы выступают против этого закона. Петиция в социальных сетях, которая на настоящий момент получила 3800 подписей [анг], призывает к отмене возмутительного закона «О гражданстве». Привлекает к себе значительное внимание и другая кампания [анг] под названием «Моя мать — иорданка, и я имею право на ее гражданство».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо