Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Закон, политика и развлекательный сектор в Корее — все чувствуют ярость #MeToo

Скриншот трансляции JTBC, во время которой прокурор Со Чихён (на изображении) рассказывает о сексуальных домогательствах в юридических учреждениях Южной Кореи. Снимок наложен на хэштеги #MeToo (текстовый паттерн RGB screen version 25) by Wolfmann (CC BY-SA 4.0). (Обработка изображения: Джорджия Попплюэлл)

Февраль оказался сложным месяцем для Кореи. В трех восточных городах, включая Пхеньян, проходили грандиозные спортивные игры, собравшие лучших спортсменов со всего мира, готовы смеяться и плакать над результатами выстраданных соревнований. Но в это время по всей стране множество корейцев продолжали вести свою борьбу, куда более продолжительную, трудную и одинокую.

Когда движение #MeToo только начало развиваться, корейские медиа едва затронули эту тему в разделах «мировых новостей». Одни высоко оценили этот шаг и с завистью посматривали на «иностранное» развитие, другие сочли это малоинтересным. Но все изменилось 29 января.

В этот день прокурор Со Чихён выступила [анг] на корейском кабельном канале JTBC News Room и рассказала о том, что стала жертвой сексуального домогательства [анг] со стороны старшего прокурора во время похорон в 2010 году. Со пояснила, что решила пролить свет на эту историю спустя восемь лет, так как поняла, что в мире ничего не изменится, если жертва будет продолжать хранить молчание. Она также коснулась другого случая изнасилования, произошедшего в органах прокуратуры, однако отметила, что подробности в данном случае оглашать не имеет права. Спокойный, уверенный рассказ Со, дважды за свою 15-летнюю карьеру на прокурорском посту получавшей одобрение министерства, вызвал негодование всей нации.

Пока откровенные детали и информация, которой поделилась Со, продолжали шокировать корейцев, следующей внимание населения захватило стихотворение, опубликованное в декабре 2017 года [анг].

Чхве Ёнми [анг], автор стихотворения «Квемуль», что означает на корейском «чудовище», описала сексуальное насилие над молодыми писателями одного маститого автора по имени «En». В самом конце стихотворения поэтесса намекает, что пресловутый «En» был номинирован на Нобелевскую премию по литературе. Внимание публики немедленно обратилось к поэту Ко Ыну, выдвигавшемуся на эту премию в 15 лет подряд. В то время как Чхве подчеркнула, что «Квемуль» является лишь произведением литературы, множество женщин в Южной Корее начали обвинять Ко в сексуальных домогательствах, продолжавшихся десятилетиями.

#MeToo распространяется, как лесной пожар

Движение обратилось в бушующее пламя. Появилось заявление от актрисы, обвинившей в насилии видного режиссёра Ким Ки Дука. За этим заявлением последовало два аналогичных рассказа о Киме от других женщин.

Следующий разоблачитель указал на Ли Юнтхэка [анг], художественного руководителя «Ёнхидан», одной из ведущих театральных групп Южной Кореи, как человека, не чуравшегося домогательств. Когда на поверхность всплыли новые свидетельства, Ли извинился за свое поведение, однако не признал обвинения в изнасиловании.

Следующий — известный в Корее «человек ста миллионов зрителей» [анг] О Дальсу [анг] — сначала отвергал обвинения, но после признался [анг] в сексуальных домогательствах.

Двадцать жертв выступили против актера Чо Мин Ки [анг], являвшегося также профессором университета Чхонджу, обвинив его в насилии. 9 марта Чо был найден мёртвым у себя дома в Сеуле.

Актёр Чо Чже Хен был публично осуждён своей коллегой, актрисой Чхве Юль, которая обратилась к Чо в своём аккаунте Instagram [анг] со словами «Я ждала, пока вас раскроют». Чо Чже Хен также признал свою вину [анг] и отказался от позиции профессора в университете Кёнсон.

Распространение свидетельств #MeToo привело к тому, что директор Ассоциации корейских актёров Чхве Ильхва [анг] признался в своих правонарушениях: это был первый случай в Корее, когда агрессор исповедался до того, как кто-либо выступил с обвинением. После этого собственными историями поделились репортеры известной телекомпании KBS. Рассказы #MeToo продолжили появляться то там, то здесь, раскрывая сексуальных агрессоров в разных сферах жизни в Корее.

Из развлекательного сектора — в политическую реальность

В конце концов откровения #MeToo выплеснулись и в политический сектор. Начало положило выступление против бывшего губернатора провинции Чхунчхон-Намдо, Ан Хиджона, причём не от кого иного как от его собственного секретаря. Ан, считавшийся весьма перспективным кандидатом правящей партии на грядущих президентских выборах, немедленно ушёл в отставку [анг]. Бывший законодатель Чон Понджу также отказался от планов по участию в гонке на пост мэра Сеула из-за выдвинутых против него обвинений [анг].

Скорость и масштаб всплывающих откровений также выявили тот факт, насколько Корея оказалась не готова реагировать на подобного рода ситуации.

Как отметила сама прокурор Со, жертв сковывают юридические ограничения. Статья 307 Уголовного кодекса Южной Кореи [анг] (диффамация) гласит, что «лицо, публично распространяющее порочащие другое лицо факты» — причём, факты могут быть и правдивыми — «наказывается лишением свободы… на срок не более двух лет, либо приговаривается к штрафу в размере, не превышающем 5 миллионов вон». Поддержка общества от этого не защищает.

Из 556 случаев сексуального насилия на рабочих местах, о которых было сообщено в 2016 году, прокуратура открыла дело лишь по одному, а 7 из 10 жертв вынуждены были уволиться после того, как сделали свои заявления. За 2012-2016 года только 9 из 2.109 преступлений на сексуальной почве [кор] привели к обвинительному заключению, что особо отметил Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (CEDAW) во время сессии, где был представлен 8 доклад о состоянии дел в государстве.

#MeToo меняет Южную Корею

Медленно, но верно хэштег #MeToo меняет страну.

Распространение откровений «MeToo» проливает свет на серьезность проблемы, которая замалчивалась на протяжении десятилетий. Южнокорейское общество, бывшее ранее совершенно глухим к заявлениям жертв, начало осознавать масштаб происходящего. Вскрылось также и то, какую роль в преступлениях на сексуальной почве играет власть, что — несмотря на сохраняющийся иерархический порядок в обществе и менталитет, воспитанный на уважении к возрасту — абсолютно неприемлемо.

Общественная поддержка и обучение

Наряду с выступлениями жертв под тегом #MeToo, многие выразили им свою поддержку с помощью #WithYou (#СТобой), как онлайн, так и в реальной жизни. Волну начали актёры [анг], а продолжили политические лидеры.

26 февраля, когда полиция впервые арестовала сексуального агрессора по обвинению, выдвинутому движением, президент Мун Джэин призвал представителей закона [анг] «активно расследовать» заявления о насилии на сексуальной почве.

Неделей позже, 7 марта, накануне празднования 110-й годовщины Международного женского дня, глава Национальной комиссии по правам человека в Корее Ли Сонхо опубликовал заявление #WithYou [кор], добавив, что комиссия расширит проведение расследований о сексуальных домогательствах, связанных с дисбалансом власти.

Тем временем движение #MeToo обучает население. Во время общественных дискуссий подчёркивается, что жертвы, которые раскрыли себя, не должны страдать от вторичного или даже третичного насилия. Были предложены [кор] и принципы освещения подобных проблем в медиа. В конце концов, эти свидетельства — не просто рассказанные кем-то истории, за каждой из них стоит жизненный опыт пострадавшего человека.

Более месяца прошло с тех пор, как заявление Со Чихён запустило #MeToo в Южной Корее. Объем всплывших свидетельств стал основой для импульса перемен в стране. Конечно, пока неясно, как будет развиваться это движение, однако есть причины для надежды. Корейцы поверили во власть народа. Память о бдениях на площади Кванхвамун в Сеуле [анг] на протяжении многих суббот и импичменте президента Пак Кын Хе в прошлом марте еще очень свежа. 

Всё это — призыв к созданию лучшей Кореи. Только на этот раз он приходит в виде #MeToo и #WithYou.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо