Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Готов рассчитаться с миром колониализма. Бросает ему вызов»: что значит фильм «Чёрная пантера» для Тринидада и Тобаго

Фигурка «Чёрная Пантера» в эксклюзивном выпуске Walmart. Фигурка Шури из эксклюзивного набора с Кло Marvel Legends TRU 2018. Фото Тома Хамильтона, CC BY-SA 2.0.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Фильм «Чёрная пантера» [ру] вышел на экраны и, как и предсказывалось, бьёт все [ру] рекорды кассовых сборов [ру] — и не только потому, что он о супергероях.

Основанный на истории одноимённого персонажа комиксов Marvel фильм показывает возвращение короля Т'чаллы в качестве нового лидера в африканскую страну высоких технологий Ваканду, где набирают влияние оппозиционные силы. Ваканда в опасности и новый король, надев маску Чёрной Пантеры и при помощи агента ЦРУ, а также специального боевого подразделения Дора Миладже, должен спасти положение.

Жители стран Карибского бассейна, в особенности Республики Тринидад и Тобаго, с нетерпением ждали выхода картины, как и весь остальной мир. Для них это был повод особой гордости, так как актёр Уинстон Дьюк, исполнивший роль злодея М'баку, родом с острова Тобаго, а роли главных положительных героев исполнили чернокожие актёры.

Из-за истории колонизации и рабства, а также системы кабальных договоров, пришедшей ему на смену, в Республике Тринидад и Тобаго существует этническо-демографический разлад между лицами африканского и индийского происхождения. Как и в других пост-колониальных обществах, где расы использовались по принципу «разделяй и властвуй», понятие «чёрные» продолжает подвергаться манипуляциям со стороны политиков и подчёркиваться в медиа. Как результат – устойчивость многих ложных стереотипов.

Данный фильм бросает вызов неточному, однобокому изображению чёрной расы подобными источниками и предоставляет возможность жителям островов Тринидад и Тобаго африканского происхождения самим рассказать свою историю.

Киноманы использовали некоторые показы как возможность отпраздновать свою принадлежность к африканским корням и культуре игрой на барабанах и танцами. Взрослые и дети приходили в замысловатых костюмах в знак уважения вымышленной африканской стране Ваканде, а также признания величественности своего африканского наследия. Многие кинозрители, наряженные в африканские одеяния, пребывая в восторге от фильма, говорили: «Дорога была длинной, но мы сделали это!»

Во время одного празднования на Тобаго Уинстон Дьюк подключился к Facebook Live (с 17:13 по времени видео), чтобы самому увидеть торжество. Актёр, казалось, был искренне тронут такими почестями: «Потрясающе. Это потрясающе» Позже он добавил: «Мы создаем возможности для все наших историй быть озвученными…всех историй Тринидада и Тобаго и всех других мест диаспоры».

В то время как пользователь Facebook фотограф Дэвид Уэрс разместил забавное видео, которое точно иллюстрирует восторг зрителей фильма, многие пользователи интернета рассматривают более глубокие стороны картины и её поразительные последствия, как положительные, так и отрицательные.

В письме к редактору на популярном сайте Wired868 Жан-Мишель Уильямс порицает онлайн-осуждение буйных фанатов «Чёрной пантеры»:

There is a lot of hype surrounding the actions of people, particularly African and/or Black people, before and after watching this new film, Black Panther.

Firstly, let me say that I have not yet seen the film, I’ve only seen its effects. And, for me, it is the best movie of my life so far.

There are some Trinis who have missed the importance of the fact that this is the first movie to have a cast of mostly black people who have roles that do not entail being a drug dealer, prostitute, thug, gangster or any of the negative stereotypes the film industry has created for black people from its inception.

Много шумихи вокруг действий людей, в особенности африканцев и/или чернокожих, до и после просмотра этого нового фильма «Чёрная Пантера».

Во-первых, я еще не видел фильм, только эффект, который он оказал. И это пока что лучший фильм в моей жизни.

Некоторые жители Тринидада и Тобаго упускают важность того факта, что это первый фильм, где большинство актеров чернокожие и они не играют торговцев наркотиками, проституток, головорезов, гангстеров или других негативных стереотипных персонажей, что киноиндустрия порождала в отношении чернокожих с самого начала своего существования.

Он продолжил:

I’m sure that some of you have tried to speak with a Chinese accent after watching those old Kung Fu movies. Some have even engaged in friendly sparring matches to try to reproduce the karate moves. […]

If this film provokes a genuine sense of African pride, a deep connection to something truly meaningful yet missing and/or a thirst for more knowledge about our culture, heritage and homeland, then let us please allow it to do its part. If for others, it’s just another fashion event, then so be it. It is not that they are making a mockery of the culture.

Я уверен, некоторые из вас пытались говорить с китайским акцентом после просмотра старых фильмов о кунг-фу. Некоторые даже участвовали в дружеских поединках, стараясь воссоздать приёмы карате. […]

Если этот фильм побуждает нас искренне гордиться Африкой, создает глубокую связь с чем-то очень важным и в то же время упущенным и/или пробуждает жажду к большим знаниям о нашей культуре, наследии и родине, то, пожалуйста, позвольте нам дать ему сделать это. Если же для других это просто очередное модное событие, то пусть так и будет. Это не значит, что они насмехаются над нашей культурой.

Приглашенный обозреватель сайта Wired 868 Клаудиус Фергюс изучил вклад фильма в разрушение негативных стереотипов:

Superhero comics were created to boost the image of whites as the world’s progenitors and purveyors of justice, peace and security. Likewise, Hollywood has earned its reputation as the quintessential flagbearer of American cultural imperialism for well over a century. […]

The main actors and actresses in Black Panther concur that it is a manifestation of African potency historically denied by a large segment of the world’s population. […] Most commentators agree with [film critic Billy] Niles that what makes Black Panther revolutionary is its ‘predominantly black cast […] set in a prosperous (if fictional) African nation, that didn’t focus squarely on the historical global suffering of black people.’

Комиксы о супергероях были созданы для поддержания имиджа белых как родоначальников человечества и распространителей правосудия, мира и безопасности. Аналогичным образом, Голливуд уже на протяжении века имеет славу знаменосца американского культурного империализма. […]

Актёры, исполняющие роли главных героев в «Черной пантере», согласны с тем, что это манифестация африканской силы, исторически отрицаемой большей частью мира. […] Большинство комментаторов согласны с [кинокритиком Билли] Нилсом, что «преимущественно чернокожий актёрский состав […] вкупе с изображением процветающей африканской (пусть и вымышленной) нации, без фокуса на страданиях чернокожих людей в мировой истории» делает «Чёрную Пантеру» революционной картиной.

Затем Фергюс проиллюстрировал то, как старые стереотипы были «хорошо показаны» национальным фестивалем — карнавалом — Тринидада и Тобаго:

Prior to the mid-1950s, the prime material for Trinidad Carnival portrayals of Africa came from Hollywood films, which persistently presented the continent and its people as ‘primitive and uncivilized’. […]

In 1957, revolutionary bandleader George Bailey started an artistic movement to reclaim Africa from Hollywood, beginning with his portrayal, ‘Back to Africa’, which won the Band of the Year title.

До середины 1950-х годов, основной материал для изображения Африки на тринидадском карнавале поступал из голливудских фильмов, настойчиво показывавших континент и его жителей как «примитивных и нецивилизованных». […]

В 1957 году революционный лидер музыкальной группы Джордж Бейли начал художественное движение за то, чтобы отнять Африку у Голливуда, вместе со своей [карнавальной] группой «Back to Africa», которая получила звание лучшей группы года.

Несмотря на радикальные изображения карнавала, а теперь разрушения стереотипов «Чёрной пантерой», у тринидадского радиоведущего Эррола Фабиана есть оговорки:

I Marvel at the support for Black Panther. I myself cannot wait to go see the movie. […] But what is my support to accomplish? […] What does this black cast get from this phenomenal effort on their part? Well guess what? The movie is not black owned, it is a Disney product, Disney owns Marvel. We get so very caught up in consumerism and the agenda that is set for us by white America that we never look further. Black Panther is great but it is just another case of a Anti Black Society finding another way to bleed money out of the people who are so easily fooled by crumbs. […] Now I love the movies, do not get me wrong but here is a proposition, an idea, how about supporting some local productions too. […] I have seen films with all black casts already, this is not the first. They were made right here in Trinidad and Tobago. It is like the global amazement of a black president of the USA… I know about Black Leaders all my life. Obama was great but not novel. […] Not because White America says something is great makes it great. […] Yes this is a great movie for Black actors and ah we boy Duke, but a greater movie for Disney… they making the money.

Я поражаюсь поддержке, которую получила «Черная пантера». Мне не терпится её увидеть. […] Но для чего моя поддержка? […] Что получили черные актеры за свои феноменальные усилия? Знаете что? Этот фильм не принадлежит черным, это продукт Disney, так как Marvel принадлежит Disney. Мы так заняты потребительством и каждодневными делами, которые насаждает нам белая Америка, что нам некогда посмотреть глубже. «Черная пантера» — великолепный фильм, но это всего лишь очередной способ анти-черного общества вырвать деньги у людей, заманив их какими-то крохами. […] Я люблю кино, не поймите меня неправильно, но как насчет идеи поддержать местные компании? […] Я уже видел фильмы с полным чернокожим актерским составом, это далеко не первый. Они были сняты прямо здесь, на островах Тринидад и Тобаго. Похоже на мировое изумление тем, что президентом США стал чернокожий… Я знаю и других чёрных президентов. Обама был хорош, но он не первый. […] И только потому, что белые американцы говорят, что что-то хорошо, вовсе не делает это хорошим. […] Да, это замечательный фильм для чёрных актеров и конечно же для Дьюка, но он еще более замечательный для Disney, так как они делают деньги.

Писательница Лиза Аллен-Агостини прокомментировала:

While I hear what he's saying, I'm going to pay money to see this movie. The film industry understands one language: MONEY. When the film breaks records they can no longer ignore cinema of people of colour. Will they continue to cut their own throats by stifling black, Caribbean and other cinema? By ‘they’ I mean not just Hollywood, but also T&T, who still seem to think of our indigenous film products as novelties, or charity.

Хотя я слышу то, что он говорит, я куплю билет на фильм. Для киноиндустрии важно только одно: ДЕНЬГИ. Если фильм срывает кассу, они не могут продолжать игнорировать кино цветного населения. Будут ли они сами себе вставлять палки в колеса, пытаясь удушить черный, карибский и прочий кинематограф? И «они» это не только Голливуд, но и Тринидад и Тобаго, которые, кажется, продолжают думать о нашем кинопроизводстве как о новинке или благотворительности.

Возможно, один из самых пронзительных и сбалансированных обзоров на фильм принадлежит поэтессе Шивани Рамлочан:

Black Panther is sublime. Not because it's a perfect narrative. No such thing exists. […] It's sublime because it's an ardent vehicle for black joy.

[…] I am not black, except in the eyes of an agent of empire who sees me as not white = black. I do not speak as an authority on the/any black experience, consciousness or understanding. I celebrate black joy. I care deeply about black narratives stealing from the mouth of the empire to make what is theirs, to take (back) what is theirs, to (re)(en)vision themselves with steel, reggae, blood, canboulay and all other forces that move and speak, for the living and the ancestors.

Afrofuturism is a vital part of Black Panther's narrative exoskeleton. Afrofuturism is vital because, in many ways, it yearns to be a representation of the AfroNow. You will find that yearning articulated with almost painful beauty in this film. And that articulation will, if nothing else, give you hope. Hope that yes, there is a Future/Now where black kings are superheroes. […] Hope that somewhere, in a part of the African continent you haven't yet beheld, behind a holographic partition, a city made of commerce and creativity, its ziggurats and spires polished in silver, its catacombs rivering with gold, its arsenals whirring with dread, dense technology, works and sleeps, ready to reckon with the colonizing world. Daring it to try.

«Черная Пантера» — величественная картина. Не потому, что это совершенная история. Такого понятия нет. […] Она величественная, потому что это горячий проводник черной радости.

[…] Я не чёрная. Только разве что в глазах представителя империи, для которого я не белая, а значит чёрная. Я не являюсь авторитетом в деле какого-либо черного опыта, сознания или понимания. Я праздную чёрную радость. Меня глубоко волнуют чёрные истории, похищенные из уст империи, чтобы сделать то, что принадлежит им, чтобы взять (обратно) то, что принадлежит им, чтобы (вновь) увидеть себя в стали, регги, крови, карнавале и во всех других силах, что двигаются и говорят за предков и ныне живущих.

Афрофутуризм является важной частью экзоскелета истории «Чёрной пантеры». Афрофутуризм важен, так как во многих смыслах он стремится изобразить сегодняшнюю Африку. Вы обнаружите, что в этом фильме это стремление выражается с почти что болезненной красотой. И это выражение подарит вам надежду, если ни нечто большее. Надежду, что да, на самом деле существует это будущее-настоящее, где чёрные короли являются супергероями. […] Надежду, что где-то на Африканском континенте, там, где вы еще не искали, за голографической стеной есть город торговли и творчества, его храмы и шпили сверкают серебром, его катакомбы как золотые реки, его вооружение пугает своей технологичностью, он работает и спит, готовый рассчитаться с миром колониализма. Бросает ему вызов.

Переводчик: Надежда Родионова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо