Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Уровень загрязнения в иранском регионе Ахваз приводит к человеческим жертвам

Изображение: публичное достояние с Pixabay.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Сильнейшие песчаные бури снова обрушились на иранскую область Ахваз в начале февраля: уровень атмосферной пыли в 57 раз превысил предел безопасности, установленный Всемирной организацией здравоохранения, из-за чего люди начали задыхаться. В конце января стало известно, что жители буквально заполонили больницы [пер] с жалобами на удушье и затруднённое дыхание по всему преимущественно арабскому региону, оказавшемуся на грани нищеты несмотря на то, что в нём находятся более 95% всех запасов нефти и газа, на которые претендует Иран. В период с 21 по 25 января три человека погибло от серьёзных заболеваний дыхательных органов.

Над областью навис колпак из густого песчаного смога, и увидеть что-то дальше 200 метров практически невозможно. Правительство приостановило рейсы в и из местных аэропортов, закрыло школы, офисы и банки по всей когда-то процветающей провинции.

В 2013 году город Ахваз, столица региона, занял верхнюю строчку в рейтинге самых загрязнённых городов мира согласно Всемирной организации здравоохранения [ру]. По данным доклада, в то время как средний показатель по Индексу качества воздуха в мире составлял около 71, в Ахвазе он достиг отметки 372 — такой уровень считается «опасным». Этот город являлся единственным в списке, чей средний показатель был выше 300. В своём докладе о ситуации на тот момент, Организация наций и народов, не имеющих представительства (UNPO), сообщила о том, что «среди факторов, способствующих загрязнению, можно назвать опустынивание из-за изменения русел рек и осушения болот, а также нефтехимические предприятия, предприятия по переработке нефти и металлов, заводы по производству сахара и бумаги в пределах Ахваза и в его округе».

Спустя более чем четыре года положение в Ахвазе по-прежнему не меняется, и больше всего от этой ситуации страдают коренные жители региона — ахвазские арабы, которые давно подвергаются дискриминации со стороны сменяющих друг друга иранских правительств.

Причиной таких высоких показателей уровня загрязнения является активный рост опустынивания региона из-за обширного осушения рек и болот в результате проекта по постройке плотин и изменения русел рек, инициированного в 1989 году, когда Хашеми Рафсанджани занял пост президента. Во время осуществления данного проекта миллионы галлонов воды были перенаправлены из рек региона в другие части Ирана, что ещё более усилило уровень загрязнения и ухудшило состояние окружающей среды. К песчаным бурям прибавляется удушающее выхлопное облако, которое постоянно выбрасывается в атмосферу нефтехимическими перерабатывающими предприятиями и заводами — которые не обязаны следовать никаким природоохранным постановлениям и не находятся под наблюдением, — и загрязнение от сжигания сахарного тростника.

Боясь репрессий со стороны иранского режима, старшеклассник из Ахваза согласился рассказать Global Voices об этой ситуации при условии неразглашения его имени. С его слов, «раньше тростник сжигали днём, но после протестов местных арабов, скандировавших „Мы, возможно, и сможем купить питьевую воду, но чистый воздух купить мы не можем!“, его начали жечь по ночам. Сегодня утром земля вокруг школы была покрыта золой толщиной в несколько сантиметров. У меня уже сильная астма, а это ещё больше вредит моему здоровью».

Сахарный тростник в провинции Ахваз

Иран не является родиной сахарного тростника, однако он выращивался в регионе с 1960-х годов. Во время правления Хашеми Рафсанджани правительство приступило к реализации амбициозного проекта по спонсируемому государством выращиванию сахарного тростника, которое отняло тысячи гектаров сельскохозяйственных угодий у фермеров из Ахваза, чьи предки поколениями обрабатывали эти земли. Тысячи семей были ввергнуты в крайнюю нищету, когда их угодья были переделаны под плантации тростника.

Все эти усилия почти не принесли никакого дохода: проект по выращиванию сахарного тростника оказался катастрофичным для экономики, а импортирование тростника — гораздо дешевле, чем собственное производство. Больше беспокойства, однако, вызывает масштабное загрязнённость и разрушение окружающей среды, принесённое в регион, который ранее был житницей для всех стран Персидского залива. Крупные плантации пальмовых деревьев по всей Ахвазской области, в таких городах, как Фалахие, Мухаммарах и Абадан, которые были знамениты своей продукцией всему Ближнему Востоку, нарочно уничтожались, либо оставлялись на произвол судьбы. Флора и фауна Ахваза также находится под сильной угрозой — водно-болотные угодья Фалахие и Хур Аль-Азима почти полностью стёрты с лица земли.

Сахароперерабатывающие заводы истощают уже и без этого скудные запасы речной воды своими процессами, требующими большого количества воды, и загрязняют оставшиеся в регионы реки и ручьи тем, что сбрасывают необработанные химические отходы от очистки и переработки сахара в воду. Это приводит к тому, что воды в нижнем течение становятся непригодными для использования из-за высокой солёности, а это, в свою очередь, разрушает пахотные земли бедных фермеров Ахваза.

Помимо этого есть и сжигание тростника, которое происходит на плантациях вокруг столицы области и других городов перед майско-ноябрьской уборкой урожая. Дым от горящего тростника густой и тяжёлый из-за уровня сахара и алкоголя в составе: вместо того, чтобы подниматься ввысь, он переносится ветром по региону, приводя к серьёзным, а иногда и смертельным респираторным и кожным заболеваниям среди местного населения.

Удар по здоровью и человеческие потери

Согласно сообщениям, в конце января по меньшей мере три ахвазских араба скончались в результате проблем с дыханием, вызванных и усугублённых сильным загрязнением воздуха в области. Один из них, 43-летний Карим Абдул Кхани из города Сузы, хронический астматик, был срочно доставлен в городскую больницу Мафи 21-го января после того, как пожаловался на головокружение и затруднённое дыхание из-за тяжёлой загрязнённости в регионе, которая превысила обычный уровень. Мужчина скончался на следующий день.

Вторая жертва, 47-летний Хамид Хамдиан из округа Молласани около города Ахваз, некоторое время страдал от проблем с дыханием. Его смерть наступила внезапно вслед за сильным приступом удушья.

Третий мужчина, 34-летний Ахмед Ченани из города Хемидие, что находится в 30 км на западе от Ахваза, скончался от хронический респираторной болезни в ночь на 25-е января, задохнувшись от плотной завесы загрязнённого воздуха, повисшей над регионом. Члены его семьи, которые поспешили доставить Ахмеда в городскую больницу Голестан, заявили, что его смерти способствовали нехватка надлежащего медицинского оборудования и халатность медперсонала.

Уровень смертности от раковых заболеваний в области также продолжает расти. Один из медицинских работников больницы Ахваза, который, как и другие опрошенные, предпочёл сохранить анонимность, рассказал, что десять лет назад в больнице было 40 коек, которые часто пустовали. В последние же годы больница переполнены раковыми больными.

Всё это слишком высокая цена, особенно для местных арабов Ахваза, которым отказывают в рабочих местах везде, кроме ручного труда на сахаро- и нефтеперерабатывающих предприятиях — двух отраслях, сеющих хаос в их родном регионе,— в то время как этнических персов приглашают с разных областей Ирана и предлагают высокие зарплаты и современные, специально построенные жилые помещения в обособленных районах. Несмотря на то, что Ахваз является одним из самых богатых в плане ресурсов регионов Ирана, коренные ахвазцы проживают в средневековых условиях под фактически апартеидным режимом.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо